Жабьи скачки ВСУ. Что стоит за угрозами Украины начать наступление на юге?

 Жабьи скачки ВСУ. Что стоит за угрозами Украины начать наступление на юге?

Наступление ВСУ не раз анонсировалось Киевом, командованием ВСУ и чиновниками рангом поменьше. Например, в этом поднаторел губернатор Николаева Виталий Ким.

Однако согласно планам украинского ВГК и Генштаба, опять же озвученным политиками, удар двух кулаков украинской армии в южном направлении будет вестись по обоим берегам Днепра. Правобережная группировка должна опрокинуть российские войска, занять Херсон и в дальнейшем прорваться в Крым. Левобережная группировка должна выбить противника из Мелитополя, Бердянска и Мариуполя и создать условия для перехода в контрнаступление донецкой группировки ВСУ.

Согласитесь, планы более чем амбициозные. Но, хочется задать вопрос командованию ВСУ: «Силёнок хватит?» Как ранее анонсировал Киев, пока российские войска завязли на Донбассе, командование и Генштаб ВСУ в срочном порядке формировали и формируют так называемый корпус «стратегического резерва», который по заявлению Минобороны Украины и опять же украинского главковерха — вооружаются западными образцами и обучаются натовскими инструкторами по натовским же стандартам. Звучит сурово, но — только на словах. На практике сформировать такой корпус в условиях, когда фронт трещит по швам, и приходится то и дело срывать программу боевой подготовки этого «корпуса стратегического резерва» и отправлять его недоделанные подразделения в огонь, чтобы затыкать дыры на передовой.

Судя по тому, что информация о масштабном наступлении украинской армии, которое готовится на юге, уже не раз была озвучена в Лондоне, Британия явно давит на Киев и требует нанести удар по Херсону, Бердянску, Мариуполю, а затем прорваться в Крым. В британские СМИ вбросы были сделаны как по линии Минобороны Туманного Альбиона, так и по линии военной разведки МИ6. Более того, Лондон анонсировал, что открыл программу подготовки украинских солдат, которая в течение нескольких месяцев охватит 10 тыс. бойцов ВСУ.

Как известно, обучение украинцев по основным военно-учётным специальностям, связанным с управлением техникой и использованием вооружений западного образца, ведётся ещё в нескольких странах Западной Европы, включая Германию и Францию. Но, что такое 10 тыс. или даже 20 тыс., ниже, чем среднеобученных бойцов (лучше подготовить украинцев за столь короткий срок не удастся), когда для прорыва на большую глубину требуется до 200 тыс. хорошо подготовленных войск, а ВСУ планируют ни много, ни мало — прорыв в степную часть Крыма и при удачном стечении обстоятельств захватить Феодосию и Керчь.

Конечно же на данный момент, такие заявки можно рассматривать только как пропагандистский ход, предназначенный скорее для западного потребителя, чем для подъёма боевого духа бойцов ВСУ. К слову, этот дух в рядах украинских воинов сейчас предельно низок. Завяленное число дезертиров и пропавших без вести, чуть превышающее 7000 человек, явно занижено, причём на порядок. Подсчёт безвозвратных потерь ВСУ за последнее время, базирующийся на анализе данных Минобороны РФ по утрате украинской армией вооружений и техники, сводится примерно к 90—95 тыс. И даже это число выглядит не полным.

Напоминаем, что не далее, как месяц назад военными США было сказано, что они не досчитались более 200 тыс. солдат в ВСУ. Куда могло исчезнуть столь большое количество военнослужащих? Кстати, мало того, что ВСУ практически отказались от ведения учёта потерь в своих рядах, вчистую игнорируются те солдаты, которые были убиты в результате дружественного огня или при обстреле заградотрядами, формируемыми из националистов. Помимо этого, были случаи расправы над бойцами, отказавшимися становиться пушечным мясом, со стороны командиров, СБУ и тех же националистов прямо на передовой. Подтверждения тому были обнаружены в Мариуполе и в других пунктах, освобождённых российскими войсками и ополчением Донбасса.

Итак, проведём подсчёт сил необходимых для формирования южных группировок ВСУ, чтобы они были достаточно боеспособны для прорыва российской обороны в южном направлении. Для начала, оценим плюсы, которыми владеют украинские войска.

Во-первых, передовая сейчас представляет собой дугу. На её внешней части находятся войска РФ и милиция ЛНР и ДНР, а на внутренней — силы ВСУ. То есть, украинские войска имеют более выгодное положение поскольку их рокады короче российских, и переброска войск ВСУ занимает меньше времени, если по ним не работает авиация ВКС РФ, артиллерия и ракетные комплексы сухопутного базирования ВС РФ. Во-вторых, основные центры снабжения ВСУ находятся близко от передовой (короткие операционные линии имеют свои преимущества и недостатки). Железнодорожные магистрали, мосты и автодороги в тылу украинских войск по-прежнему функционируют. Доставка сил и средств на передовую осуществляется быстро. Другое дело, что качество украинских сил/войск, мягко говоря — очень низкое.

Поясняю, для наступления на большую глубину с прорывом на оперативный простор нужны хорошо подготовленные слаженные в боевом отношении войска и отработанное до скрупулёзности взаимодействие. В противном случае, уже в фазе прорыва подразделения могут перемешаться (неопытные низовые командиры могут увести своих бойцов со своего направления наступления), это грозит потерей управления войсками в целом и дружественным огнём, когда войска ведут боевые действия против своих же, приняв их за противника. Причём слаженность должна быть отработана на всех уровнях, а деятельность системы связи (защищённой связи и никак иначе) обязана быть до самой дотошной пунктуальности выверенной. Авиация, артиллерия и танки должны действовать как в интересах общего успеха, так и в интересах пехоты (опять же сообразуясь с оперативной обстановкой). Далее, важную часть наступления на большую глубину занимает всестороннее обеспечение боя. Это очень трудоёмкий пласт боевой работы, включающий: разведку во всём её объёме; своевременное всестороннее тыловое обеспечение (доставка передовым войскам ГСМ, боеприпасов, продуктов питания и прочего), инженерное обеспечение, работу сети связи и подразделений РЭБ, медицинское обеспечение и так далее.

Есть сомнения, что командование украинских войск, привыкшее воевать в окопах и заточенное на рейдовые действия небольших вооружённых формирований, осилит весь спектр вышеуказанной работы.

Конечно же, стоит упомянуть о самих группировках, которым гипотетически предстоит идти в прорыв, их численности и технической оснащённости. Для взятия Херсона ВСУ придётся сосредоточить на направлении главного удара до 200 тыс. штыков и более, то есть понадобится как минимум 10 тыс. бронетранспортёров (для обеспечения ими только передовых эшелонов, а если по уму не менее 18 тыс. БТР), не менее танковой дивизии — это 250 танков, не менее 500 РСЗО, около 300 САУ, до 1500 единиц буксируемой ствольной и реактивной артиллерии, порядка 200 боевых самолётов и вертолётов, максимально возможное число БПЛА (скажем, тоже порядка 200). Похоже, столько техники и вооружения у ВСУ нет. Наступать меньшими силами — значить обрекать ударные группировки на неминуемое поражение и большие потери.

К вышесказанному прибавьте инженерную технику, огромное количество боеприпасов — не менее 10 БК на каждый вид оружия, несметное число бензовозов с запасом горючего для обеспечения передвижения войск на всю глубину наступления (рассчитывать на захват бензоколонок может только дурак). Из всего сказанного следует один вывод — ВСУ не в состоянии осуществить столь грандиозный план. Удел украинских войск — позиционная оборона и «жабьи скачки», на большее, похоже, они не способны.

Если учесть, что численность ВСУ уже доведена до миллиона (верим на слово Резникову), что собрать две группировки общими силами 300 тыс. 350 тыс. штыков украинский генштаб сможет, вопрос только в качестве этих войск.

Ещё одна проблема возникла у ВСУ. На данный момент выбиты практически все опытные бойцы по основным военно-учётным специальностям (ВУС). Украинское командование судорожно ищет инструкторов среди военных-пенсионеров, получивших подготовку в соответствии с советской военной школой. Причём выбиты в большом количестве командиры батальонного, ротного, взводного звеньев и сержантский состав. Требуется срочное их пополнение на передовой. Кроме того, нужны артиллеристы, мехводы, операторы ПТС, сапёры и прочая номенклатура. Дошло до того, что в ВСУ не осталось толковых специалистов по огневой подготовке. А это то состояние — ниже которого падать уже некуда.

Военный эксперт, полковник в отставке, сотрудник ТАСС Виктор Литовкин считает, что «ВСУ в принципе не способны наступать на юге. Заявления на этот счёт украинских политиков — не более чем позёрство, имеющее идеологический подтекст, направленный на восприятие украинского и западного потребителя, а также на подъём боевого духа украинских военных». Но, как шутили в былые времена, есть вещи, для подъёма которых не поможет даже самый мощный кран.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector