Украинцы как политическая секта

Украинцы как политическая секта

Искусственная нация отрекается от своих корней

С начала спецоперации ВС России по демилитаризации и денацификации Украины украинские власти и активисты запустили беспрерывную череду всеукраинских и региональных патриотически-этнографических акций, призванных убедить граждан, что они украинцы и никто иные — VII Всеукраинский национально-патриотический проект «Ми украïнцi», проект «Баба Елька» и т.д.

Так, проект «Баба Елька» — это пошив и выставка народных украинских костюмов, приспособленных к нынешней манере одеваться. Организаторы заявляют, что традиционный образ украинца в шароварах и соломенной шляпе и украинки в широких неприталенных юбках — это происки советской пропаганды, а настоящие украинцы носили хоть и народную, но модную и изысканную одежду.

Ясно, что политики в этих проектах больше, чем моды, культуры и этнографии. На тридцать втором году украинской самостийности Киев вынужден доказывать, что граждане самостийной Украины — украинцы, иначе без этого сами украинцы не будут об этом знать. 

Рыхлость этнических границ той общности людей, которую принято называть украинской нацией, всегда была проблемой для творцов этой самой нации. Украинцы сами не знают, где они начинаются и где заканчиваются. К примеру, шведы знают ареал своего расселения и распространения шведского языка, в т.ч. на территории соседней Финляндии, где шведский — второй государственный.

С украинцами всё иначе. Украинские этнографы и национал-патриоты проводят рубежи расселения украинцев там, где заблагорассудится. Поэтому на неофициальном уровне украинские патриоты выдвигали территориальные претензии всем без исключения соседям — России, Приднестровью, Молдавии, Белоруссии, Словакии, Венгрии, Польше. По их убеждению, в состав этих государств входят этнические украинские земли. Точные границы этих земель никто толком определить не мог (каждый выдвигал свой вариант), и потому украинцы толком не знали, где заканчиваются крайние восточные, северные, южные и западные рубежи их расселения.

То же самое — и с языком. Если украинцы простираются за пределы Украины, значит, вместе с ними туда же простирается украинский язык. Как же иначе, если официальная версия гласит, что настоящий украинец говорит по-украински, а украинцы за пределами Украины, конечно же, настоящие, иначе как обосновать принадлежность территории, где они живут, украинскому народу? Правда, признавалось, что украинцы вне Украины испорчены сторонним влиянием, особенно русской культурой. 

Главарь «Правого сектора» Дмитрий Ярош в связи с этим грозился заново украинизировать приднестровских украинцев, потому что их Приднестровье должно принадлежать Украине. Фюрер «евромайдана» Александр Турчинов то же самое говорил о Кубани.

Всё это указывает на искусственный характер украинской нации и на факт незавершённости её этнического самосознания. Эта нация долго и мучительно отрекается от своих общерусских корней, но превращается не в отдельный народ в полном смысле слова, а в политическую нацию. 

Для политической нации важно не происхождение, а политические убеждения. Если твоя фамилия Иваненко, но ты не русофоб, значит, ты не украинец. Если твоя фамилия Иванов, ты любишь Бандеру и ненавидишь Россию — ты украинец. 

Только с точки зрения политической нации можно объяснить, почему для представителей такой нации носитель украинской фамилии Лукашенко — белорус, а носитель белорусской фамилии Арестович — украинец; почему глава ГУР Украины Буданов — украинец, а российский офицер Буданов — русский. 

При отделении украинцев от русских реальное происхождение во внимание не берётся. Главное, какой идеологии придерживается человек. Сложность для изобретателей отдельной украинской нации состоит в том, что отличия украинцев (малороссов) от русских (великороссов) — это субрегиональные отличия, не имеющие принципиального характера. 

Культурная и мировоззренческая дистанция между украинцем из Харькова или Полтавы и украинцем из Ужгорода или Черновцов — во много раз шире, чем такая дистанция между украинцем из Харькова и Полтавы и русским из Белгорода и Хабаровска. 

Украинцы из Харькова и Полтавы даже не понимают закарпатского (Ужгород) и буковинского (Черновцы) говора, а русский язык Белгорода и Хабаровска понимают прекрасно. Почему же украинцы из Харькова, Полтавы, Ужгорода и Черновцов — это один народ, а украинцы из Харькова и Полтавы и русские из Белгорода и Хабаровска — это разные народы? Искусственность такого разделения очевидна.

Всё искусственное плохо приживается. Внедрение чуждых мыслевирусов в народное тело никогда не проходит бесследно. В народном теле Украины такие мыслевирусы вызывают болезненные припадки русофобии, превращая Украину во взбесившуюся собаку, которая сама себя грызёт за хвост.

В условиях войны киевский режим пытается окончательно разделить великороссов м малороссов, но даже при таких обстоятельствах далеко не все жители Украины хотят быть украинцами русофобского формата. Украинские национал-патриоты надеются, что всё получится. 

Народная украинская забава по складыванию из букв Ж, О, П и А слова «радость» продолжается.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *