«Выкарабкиваются, как могут». Что происходит с лечением и реабилитацией раненых защитников ДНР

 «Выкарабкиваются, как могут». Что происходит с лечением и реабилитацией раненых защитников ДНР

С 1 января по 30 июня нынешнего года в ДНР ранения получили 9 453 представителя силовых структур. Это официальные данные омбудсмена ДНР. Военнослужащие республики — её опора и защита, те, благодаря кому республика продержалась восемь лет, дождавшись своего признания, благодаря кому освобождаются её территории сейчас.

Не вызывает сомнений, что люди, отдавшие своё здоровье на благо государства, должны быть поддержаны и защищены им. Реализация этой задачи возможна только при наличии постоянной и системной программы реабилитации раненных военнослужащих, а также тех, кто получил инвалидность после ранений. «Антифашист» разбирался, что происходит с этим вопросом в ДНР прямо сейчас.

Проблема решается с помощью российских медиков

Лечение и последующая реабилитация бойца, получившего ранение на фронте, состоит из нескольких этапов. На первом этапе раненому могут оказать первичную медицинскую помощь его же однополчане, которые обязаны владеть первичными приемами и способами взаимопомощи — например, останавливать кровотечение, накладывать шины, делать другие несложные манипуляции. Также бойцы должны уметь осуществлять транспортную мобилизацию, необходимую при переломах конечностей, чтобы избежать во время транспортировки раненого бойца ущерба мягким тканям.

Эти знания бойцы, по словам донецкого хирурга Николая Пивоварова, получают в подразделениях от военных медиков, которые выезжают в части для чтения обучающих лекций по оказанию первичной медицинской помощи раненым бойцам.

«После начала СВО многие наши донецкие хирурги стали выезжать в подразделения по договоренности с военным руководством и читать лекции обучающего плана для военнослужащих по оказанию первой медпомощи, в том числе, доступным противошоковым способам, осуществлению эвакуации раненых в так называемую «желтую зону»», – рассказывает Пивоваров «Антифашисту».

В этой зоне работают военные медики, которые не только проверяют качество оказания первичной помощи раненому бойцу, но и способны оказать экстренную медицинскую помощь на месте, в полевых условиях в случае острой необходимости, после чего раненых доставляют в медицинские госпитали, развернутые по всей линии фронта. Проблема состоит в том, что во многих подразделения таких хирургов не хватает. Это признаёт один из донецких врачей, знакомый с ситуацией.

По его словам, в самом начале СВО были подразделения, в которых на должности медиков не было ни одного человека с медицинским образованием. Поэтому не было возможности оказывать профессиональную помощь раненым бойцам. Именно с этим военврач связал имевшиеся в начале СВО серьезные потери в корпусе ДНР.

«Сейчас ситуация с военными медиками стала меняться в лучшую сторону. Но есть еще подразделения, где эта проблема остается и не всё профессионально налажено», – говорит он.

Частично вопрос с наличием медиков в подразделениях решается за счет российских врачей, которые поступают на службу в Корпус ДНР через военкоматы, минуя Минздрав.

«К сожалению, государственные чиновники из Минздрава не контактируют с армией в данном вопросе до сих пор», – добавляет врач.

Компенсация лечения и минимальная пенсия. Что будет дальше?

Второй этап – непосредственное лечение раненого бойца, по окончании которого он получает положенные за ранение выплаты.

«Если тебя ранило, оплата идет, но выплаты ты можешь получить только после окончания лечения, – рассказывает «Антифашисту» военнослужащий Сергей Куц. – Руководство части собирает все необходимые документы и отвозит вместе со мной в Пенсионный фонд, в отдел труда и соцполитики».

По словам Сергея, все раненые бойцы проходят лечение за свой счёт, выплаты осуществляются только после выписки из лечебного учреждения.

Супруга раненого бойца Анатолия Н., полагает, что данная система выплат за ранения несовершенна. По ее словам, приходится много денег тратить на медикаменты, а это накладно, если семейный бюджет крайне скуден.

«Если нет денег на дорогостоящие препараты, вам никто их не даст. Надо самим всё покупать – поясняет дончанка. – Мы, например, несколько тысяч потратили только на капельницы… Теперь собираю все чеки, рассчитываем, что государство компенсирует».

О том, что в настоящее время выплаты за ранение начали осуществляться, «Антифашисту» подтвердили ещё несколько бойцов.

«Действительно, сейчас уже начали принимать в Минсоцполитики документы по ранению. Но пока там большие очереди, потому что много ребят раненых…их матери, жены, которые приносят подтверждающие документы. Слава Богу, российская сторона начала контролировать этот вопрос, и потому есть сдвиг в позитивную сторону», – подтвердил боец с позывным Странник.

По словам Странника, речь идет о компенсационных выплатах, которые получает боец после окончания лечения в госпитале. То есть фактически военнослужащему на основании приложенных документов от медперсонала и чеков за приобретение необходимых медикаментов, возвращается определенная сумма. Никаких иных выплат после ранения нет, если только боец не получил инвалидность. Размер такой гражданской пенсии зависит от группы инвалидности, но как, правило, она небольшая и составляет около 7-8 тысяч рублей в месяц.

Другую (обнадёживающую!) информацию предоставил «Антифашисту» источник в местной власти. Он сослался на указ главы ДНР за №53 от 7 марта 2022 года. Согласно документу, военнослужащие, получившие ранение после 24 февраля, имеют право на получение выплат в размере трёх миллионов рублей. Сумма эквивалентна российским выплатам. «Первые выплаты, как в РФ, только сейчас начинают проходить, но чтобы их оформить нужно пройти все круги бюрократического ада, собрать кучу справок, потратить много времени. И тем не менее! Процесс со скрипом, но сдвинулся с мёртвой точки, — говорит он. – Это вселяет надежду».

Ещё один источник рассказал, что, возможно, уже в этом году у военнослужащих будет военная (а не гражданская!) пенсия. «Пока неясен процесс её начисления. Сейчас оплата рядового в Корпусе плюс/минус 75 тысяч рублей, а раньше было 15. И как считать 80% от заработка?», — рассказывает он, добавляя, что с приходом России ситуация пусть медленно, но всё же улучшается.

Сложности третьего этапа

В настоящее время наибольшее количество проблем выпадает на долю тех бойцов, которые, получив инвалидность по ранению, нуждаются в системной реабилитации. Это третий этап, но именно здесь наиболее остро стоит вопрос о наличии в республике специальных реабилитационных центров для бывших военнослужащих с инвалидностью. Об этом «Антифашисту» рассказал активист Русской весны, бывший ополченец, имеющий инвалидность по зрению, Максим Ющенко.

«Одно время прошел слух, что в Амвросиевке открылся реабилитационный центр, якобы он доступен для всех ополченцев. Но на каком уровне он доступен, что надо, чтобы инвалиды-ополченцы могли попасть в этот центр, я, к сожалению, не знаю, и из моих знакомых ветеранов ополчения никто там пока не был», — говорит он.

В Донецке комплексные реабилитационные процедуры до недавнего времени осуществлялись в республиканском реабилитационным центре, бывшей больнице № 15, расположенной в прифронтовом Петровском районе. В настоящее время центр фактически превращен в режимное заведение, поскольку в нем осуществляется лечение раненых украинских военных. Бойцы Народной милиции ДНР, которые находятся в центре, выписываются после окончания процесса реабилитации, при этом новое их поступление не наблюдается. Эта информация была озвучена известным донецким блогером Владом Филиным, который указал, что в Донецке две серьёзные проблемы, связанные с реабилитацией раненных бойцов – «она (реабилитация) по-прежнему запрещена в РРЦ. Второй проблемой является ситуация с производством протезов на Донецком протезном заводе».

«Единственный реабилитационный центр ЛДНР последовательно превращают в перевалочную базу для раненых украинских пленных, распоряжение Минздрава ДНР о запрете госпитализации наших (бойцов) в РРЦ — все так же в силе – пишет Филин в соцсети. – Здание на окраине города, очень удобное — вот только это всё больше именно здание, и всё меньше — распадающийся уникальный врачебный коллектив. Там пока ещё остались наши раненые, но если пару недель назад их была половина, то сейчас — уже треть».

По его словам, чиновники Минздрава ДНР продолжают «успокаивающе говорить о том, что они в курсе проблемы, и просят немного потерпеть» тех, кто нуждается в реабилитации и их близких.

Предложенное компромиссное решение о возобновлении госпитализации раненых бойцов НМ ДНР «хотя бы в одно нейрохирургическое, одно травматологическое и одно неврологическое отделение РРЦ» пока не нашло отклика у чиновников Минздрава ДНР.

«У МЗ ДНР, очевидно, свое мнение — вот только в чьих интересах?», — задает вопрос Филин.

Что касается Донецкого протезного завода, где бойцам, получившим инвалидность, ранее изготавливали недорогие протезы, сейчас предприятие находится в подвешенном состоянии. Донецкий блогер сообщает, что по вопросу возобновления производства на мощностях завода было коллективное фракционное обращение депутатов к главе ДНР, но решение пока не принято.

Каждый выкарабкивается, как может

Один из военнослужащих, ранее входивший в Комитет ветеранов войны и труда правоохранительных органов, и получивший инвалидность по ранению, пояснил, что проблемы с реабилитацией и социализацией инвалидов-ветеранов боевых действий связаны с тем, что в ДНР, в отличие от Российской Федерации, отсутствует плановая программа реабилитации и социализации этих людей. Также нет организаций, защищающих их интересы.

«В результате, каждый выкарабкивается, как может… Я знаю, что многие ребята, бывшие ополченцы и те, кто служил в Корпусе, получившие инвалидность, самостоятельно собираются, сбрасываются на собственную реабилитацию и курортное лечение. Я, например, знаю, одна такая группа недавно выехала на лечение в Абхазию. Опять же — по своей инициативе. Это, скорее, напоминает сарафанное радио, когда друг другу передаются сведения, где можно получить лечение или приобрести тот или иной препарат, или недорого заказать протез, но это не налаженная система работы соответствующих структур», — говорит он.

По мнению военнослужащего, вопросы, связанные с реабилитацией бойцов и их дальнейшей социализацией нужно решать комплексно, как на государственном, законодательном уровне, так и на уровне общественности.

«Представители власти должны теснейшим образом сотрудничать с общественными организациями, которые занимаются проблемами военнослужащих, получивших инвалидность. К сожалению, у нас по непонятным причинам таким организациям до сих пор отказано даже в регистрации», — говорит он.

Военный подчеркнул, что не мешало бы местным чиновникам внимательно изучить российский опыт, предусматривающий социальную защиту, а также меры реабилитации инвалидов-ветеранов боевых действий не только на федеральном, но и на региональном уровне.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector