Выбирая полюс притяжения

 Выбирая полюс притяжения

Некоторое время тому назад я уже говорил, что дыхание многополярности скоро почувствуют не только эксперты-футурологи, но и большинство самых простых граждан. И события сегодняшнего утра с суровой дотошностью старого школьного учителя всё это продемонстрировали. Отныне мир навсегда разделился на до и после. Он буквально раскололся на части. На тех, кто поддерживает нашу правду, и на тех, кто лицемерно продолжит её отрицать.

В нынешних условиях, так или иначе всем придётся делать выбор. В нашей цивилизации начались тектонические сдвиги. Вошли в противоборство силы глобального характера. И не стоит обманываться тем, что события происходят только на Украине. Они затрагивают каждого из нас. В любом уголке земного шара. Отныне о новом разделении мира на полюса можно смело говорить, как о свершившемся факте.

При этом новый геополитический расклад хоть и обещает некое разнообразие, что после весьма поднадоевшей единоличной диктатуры одного всем известного «сияющего града на холме» не может не радовать, но всё же не отличается широтой ассортимента. По сути, на данный момент мировых полюса всего два. С одной стороны, это западный мир во главе с США, с другой — Россия и Китай. Да, именно так. Пока Москва и Пекин предпочитают действовать сообща и в некотором смысле даже искусственно унифицировать свои интересы, максимально нивелируя любые поводы для противоречий.

Для такого поведения есть вполне объективная причина. Россия — признанный лидер в области военных технологий, обладающий уникальными новейшими образцами вооружений, а Китай — крупнейшая мировая экономика с колоссальными финансовыми возможностями. Каждая из этих держав в отдельности имеет очевидные уязвимые места, на которые Запад может легко надавить. Объединившись, они способны не только эффективно противостоять американскому могуществу, но и навсегда похоронить гегемонию США.

При этом геостратегическое единство РФ и КНР никак не мешает им становиться отдельными центрами притяжения на региональном уровне, либо не конкурируя друг с другом, либо находясь в неком симбиозе. В каком-то смысле в этом и заключается новая многополярность с её эдаким едва заметным флёром материалистической диалектики.

Кстати, последним прощальным актом ушедшего в небытие однополярного мироустройства стал во всех смыслах провальный саммит демократий, который Вашингтон провёл в виртуальном режиме в начале декабря 2021 года. Запутавшись в собственных идеологических установках и так до конца и не разобравшись, с кем он в большей степени — с «умными» или с «красивыми», Белый дом составил список избранных гостей настолько топорно, что умудрился обойти вниманием многих важных союзников в Малой Азии и на Ближнем Востоке, таких, скажем, как Турция или Саудовская Аравия. И тем самым, по сути, расписался в собственном бессилии стать привлекательной объединяющей силой.

В противоположность Вашингтону, Москва за это время сумела семимильными шагами приблизиться к созданию реального союзного государства с Белоруссией, помочь Казахстану устоять во время попытки государственного переворота и тем положить конец многовекторным метаниям Нур-Султана. Кстати, на днях появилась новость, что президент республики Касым-Жомарт Токаев фактически похоронил латинизацию казахского алфавита, затеянную его предшественником Нурсултаном Назарбаевым. Мелочь, казалось бы, но весьма показательная мелочь.

Ещё одним важным достижением России за последнее время стало эффективное урегулирование армяно-азербайджанского конфликта, позволившее, наконец, начать диалог между двумя закавказскими государствами (прямо сейчас происходят контакты на уровне парламентариев), а также решить ряд застарелых проблем, таких, как проведение делимитации государственной границы между Арменией и Азербайджаном.

В связи с этим совершенно логичным выглядит состоявшийся на днях визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Москву к Владимиру Путину, завершившийся подписанием исторической декларации о союзническом взаимодействии между Россией и Азербайджаном.

«Подписание декларации о союзническом взаимодействии — очень хорошая иллюстрация того, как активно мы работали в последние годы и наращивали потенциал взаимного сотрудничества. Это были не просто слова, не просто намерения, но и конкретные дела. И декларация достаточно обширная — в ней более 40 пунктов, охватывает важнейшие сферы нашего взаимодействия, и, как я уже сказал, будет иметь важнейшее значение для будущего наших двусторонних отношений», — заявил по этому поводу азербайджанский президент.

При этом, что немаловажно, одним из важнейших положений документа стал пункт, предусматривающий предоставление военной помощи.

«В целях обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности Российская Федерация и Азербайджанская Республика могут рассмотреть возможность предоставления друг другу военной помощи на основании Устава ООН, отдельных международных договоров и с учётом существующих международно-правовых обязательств каждой из сторон», — говорится в декларации.

А ведь ещё недавно казалось, что турецкое влияние на Баку настолько сильно, что Москве там ловить нечего. По крайней мере, в этом были уверены в Анкаре. Но, как выяснилось, это далеко от реальности, и тюркское единство не может стать полноценной заменой надёжным союзническим взаимоотношениям с Россией. Разного калибра партнёры, как ни крути.

Но если сам факт азербайджано-российской дружбы не взывает удивления, в конце концов, даже после развала СССР у двух государств никогда не было значительных противоречий, то недавнее обращение с открытым письмом к президенту России Владимиру Путину представителей грузинской оппозиции и неправительственных организаций стало для многих неожиданным. И тем не менее, грузины обратились к российскому лидеру за содействием с просьбой внести «посильный вклад в дело формирования эффективной системы региональной безопасности». Каково?

«Мы стремимся к тесному сотрудничеству с Россией и хотели бы встретиться с руководством Государственной Думы и Совета Федерации, дабы внести пусть малый, но посильный вклад в дело формирования эффективной системы региональной безопасности. Господин президент, мы обращаемся к вам в надежде на ваше содействие и ещё раз просим вас принять уверения в нашем самом высоком уважении», — говорится в заявлении грузинских политических и общественных деятелей, выражающих обеспокоенность недееспособностью сложившейся системы международной безопасности.

По их словам, в то время, как, согласно результату проведённого ими опроса, 69,4% населения Грузии поддерживают военный нейтралитет своей страны, а 75,8% выступают за диалог с Россией, «публичные заявления высших должностных лиц республики свидетельствуют о том, что позиция США является домашним заданием для властей Грузии».

«Мы с сожалением должны констатировать, что Грузия не является свободной страной… Очевидно, что власти Грузии наперекор интересам страны регулярно предоставляют собственную территорию для проведения учений НАТО, что является не чем иным, как прямым вызовом России. Мы также с сожалением должны констатировать, что Грузия уже давно опутана сетью иностранных организаций, которые проводят ложные социологические опросы и рисуют картину всеобщего стремления в НАТО», — отмечено в письме.

Как хотите, но это уже похоже на открытый бунт. Ещё недавно дождаться подобных заявлений от любого из грузинских политиков было просто нереально. Как и нереально было себе представить, что президент страны, претендующей на вхождение в Евросоюз, открыто обвинит главу германского правительства во лжи. А между тем лидер Сербской республики Александр Вучич сделал именно это. Комментируя отказ Олафа Шольца признать геноцидом ситуацию в Донбассе и одновременную попытку оправдать агрессию НАТО против Сербии в 1999 году, Вучич заявил, что все утверждения НАТО о якобы геноциде албанцев Косово — ложь, а Шольцу стоит научиться выбирать выражения.

«Никакого геноцида в Косово и Метохии не было, никто никогда не выносил такого вердикта, ни один политический лидер не говорил, что что-то такое произошло. Ангела Меркель сказала бы, что они пытались предотвратить гуманитарную катастрофу, а между этими вещами огромная разница, — подчеркнул президент Сербии, — Их сейчас задевает, что Путин использует все их слабости, всю слабость их аргументации по агрессии против Югославии и иногда повторяет аргументы, которые они использовали. И они сознательно и подсознательно не могут это выдержать».

И с этим трудно не согласиться. Видя, как Запад вьётся ужом на сковородке собственной лжи, всё большее количество людей в мире открыто восстают против этого. После признания Россией республик Донбасса одобрение такого решения и готовность его поддержать высказали не только прочие частично признанные государства, такие, как Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Крабах, но и вполне себе самостоятельные страны: Венесуэла, Сирия, Куба и Никарагуа. Казалось бы, их очень мало, и мнение их не так весомо, но вспомните 2008 год, и сколько тогда было тех, кто готов был вслед за Россией признать независимость Абхазии и Южной Осетии? Мир меняется, и меняется он стремительно.

И несмотря на то, что события на Украине несомненно оставляют в тени иные международные процессы, которые на самом деле, возможно, не менее значимы, реализация многополярности, её имплементация происходит прямо сейчас в режиме «live». Многие страны-соседи России предпочитают строить с ней союзнические отношения, а те, кто ещё недавно называл Москву «врагом» и «агрессором», понимая, что за их спиной больше не стоит американский дядюшка с большой дубиной, пытаются, по крайней мере, перестать ругаться и как-то наладить нормальный, уважительный диалог. Убеждён, скоро нечто подобное мы услышим и из Киева.

Одновременно с этим на другом конце света, даже среди государств, волею судеб пребывающих в зоне влияния США, находятся те, кто готов открыто идти наперекор американской гегемонии. Ещё каких-то 5—7 лет назад такое просто невозможно было бы себе представить.

Старый мир рушится на наших глазах и каждый ищет в нём своё место, выбирая себе полюс притяжения.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector