Время больших империй

 Время больших империй

Уж не знаю, какой такой порошок распыляли вчера над Вашингтоном, но отдельных представителей американского истеблишмента просто как прорвало, и начали они строчить правду-матку.

Сначала помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Габриэль Эскобар вдруг заявил, что «сербам следует забыть, что Косово — это Сербия». А затем в Сети появилось видео, на котором экс-сенатор-республиканец США Ричард Блэк внезапно разоткровенничался о войне на Украине. Да ещё как!

«Нам всё равно, США и НАТО всё равно, сколько украинцев умрёт. Сколько умрёт женщин, детей, гражданских, военных. Нам всё равно. Это как большой футбольный матч, у нас есть команда и у них есть команда, и мы хотим победить. Россия не планировала вторжение заранее. Это видно по количеству войск, участвующих в нападении. Украина имела 250 тысяч, а Россия напала всего со 160 тысячами. Путин был вынужден напасть, чтобы предотвратить нападение Украины на Донбасс. Россия старается не наносить урон гражданским украинцам, т.к. считает их братьями-славянами. В отличие от американских танков во Вьетнаме, российские останавливались перед мирной толпой в первые дни вторжения. Мы бы их просто раздавили в такой ситуации. Украина не может принять решение про мир. Решение про мир может быть принято только в Вашингтоне, но пока мы хотим продолжать эту войну, мы будем воевать, пока не умрёт последний украинец». Конец цитаты.

Я не буду сейчас говорить о моральных аспектах этих заявлений. Где мораль, а где мировая политика? Но их оба на самом деле объединяет одна простая мысль: маленькие государства, не ставшие частью чего-то большего, в будущем ждёт незавидная участь. Причём, говоря «маленькие», я имею в виду не размер территорий или даже некий экономический потенциал, а наличие амбиций. Амбиций стать игроком, а не фигурой на шахматной доске.

Хотим мы того или нет, но время уютных «стран-домишек» в стиле «хюгге» прошло. До поры до времени оставаться таковыми могли себе позволить лишь «вечно» (как показали последние события, уже нет) нейтральная Швейцария, да страны Европы, благодушно полагая, что, объединившись в ЕС, они решили для себя проблему «укрупнения». Увы, нет. Примитивное размывание границ и слияние экономик не даёт желаемого результата, если нет воли перейти из статуса покорённых в разряд покорителей. А у Европы, этой безропотной колонии США, ничего подобного не наблюдается. Так что, тоже мимо.

Наступает время больших империй. Можете называть их полюсами многополярного мира, но сути это не меняет. Империй нового типа, которые полностью осознают свою роль в мире и в мировой истории, имеют конкретную цель, читай миссию, чётко выраженную идеологию и ясно очерченный круг интересов, ограниченный лишь столкновением с подобным же кругом соседней империи.

В своё время американский политолог, профессор Чикагского университета и специалист по международным отношениям Джон Миршаймер в своей теории наступательного реализма изложил принципы взаимоотношений между странами, согласно которым государства по сути своей рациональны и действуют максимально выгодно, исходя из собственных возможностей и в соответствии со своими интересами, при этом главная цель любого государства — выживание, следовательно, страны в первую очередь будут стремиться обеспечить собственную безопасность.

В то же время авторы похожих реалистских теорий утверждают, что страны могут объединяться в коалиции против других стран с целью создания некоего баланса сил, однако эти союзы недолговечны и существуют лишь до тех пор, пока они выгодны всем участникам коалиции.

Именно империи нового типа, как единые государственные пространства, включающие в себя силы и возможности различных народов и этносов, представляют из себя такую форму коалиции, которая не является сиюминутной, эфемерной и основывается не только на разовом совпадении интересов, но и на долговечной общности целей, взаимоуважении и совместной выработке идей и стратегий, представляющих собой совокупность устремлений, каждого из народов, их составляющих.

Именно это единство целей, осознание общей судьбы, если хотите, и отличает империи нового типа от старых колониальных, где всегда была видна чёткая грань между метрополией и колониями, и последние существовали исключительно для удовлетворения потребностей первой.

Необходимость создания или в какой-то мере воссоздания таких империй уже начали понимать на Западе. Некоторое время назад глава Национального банка Польши Адам Глапиньский в интервью изданию Gazeta Polska обвинил Германию в планах «вернуть земли», по итогам Второй мировой (стараниями СССР, между прочим) отошедшие польскому государству, и подчинить себе страны, находящиеся на территории между ФРГ и РФ.

Стоит напомнить, что по решению, принятому на Потсдамской конференции, к Польше было присоединено несколько восточных немецких областей: Восточная Померания и Восточный Бранденбург, округ Щецина, части Западной Пруссии и Силезии, а также Вольный город Данциг, получивший название Гданьск.

На мой взгляд, обвинения польского банкира в адрес Берлина по поводу якобы имеющихся у Германии имперских амбиций больше всего напоминают пословицу «на воре и шапка горит». В Польше уже мало кто скрывает своё желание «вернуть» себе Восточные кресы, по крайней мере, за счёт Украины, тем самым возродив Речь Посполитую, которую в период её расцвета также можно было назвать империей.

Кстати, как бы подтверждая этот тезис, на прошлой неделе президент Польши Анджей Дуда приезжал в Киев, чтобы «провести переговоры о военной поддержке Украины». По словам главы канцелярии польского лидера Павела Шрота, программа визита включала встречу с Зеленским, переговоры о военной поддержке Украины в смысле поставок оборудования, а также в экономическом, гуманитарном и политическом смысле.

В Сети тут же принялись шутить о том, что на самом деле Дуда приехал договариваться об украинских землях, которые подпадут под протекторат Польши при распаде Украины.

О возможности или, даже скорее, неизбежности такого распада уже вовсю судачат западные СМИ (естественно, с негативным уклоном в сторону России), публикуя карту Российской Империи 1914 года и накладывая её очертания на современные государственные границы РФ и стран-соседей.

Так или иначе, проект возрождения Речи Посполитой продолжает будоражить головы польских политиков. А потому резонно предположить, что высказанные опасения в том, что некто может откусить у Польши её западную часть, являются аргументом в пользу желания увеличить восточную.

Всё это, конечно, частности, и к реальности (в части германских аппетитов) отношения не имеют, но сам имперский дискурс, который вкупе с обвинениями Москвы в желании возродить РИ возник в Европе, отнюдь не случаен.

В интервью немецкому изданию Tichys Einblick премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что операция России на Украине приведёт к окончанию доминирования Запада, а противостояние Евросоюза и РФ — к ослаблению позиций европейского объединения.

Обратив внимание на то, что значительное число государств мира не поддержали США и ЕС по украинскому вопросу: Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, а также арабские, африканские государства и страны Латинской Америки (а последнее голосование в ООН и вовсе стало для Украины провальным, лишь 54 страны из 193 высказались в поддержку Киева), венгерский лидер высказал уверенность, что Запад не сможет «выиграть это противостояние, даже военным путём».

Видимо, осознавая свои безрадостные перспективы, в Европе зашевелились страны, ранее представлявшие из себя те самые имперские мировые полюса. Например, Франция. Сначала немецкое издание Die Welt опубликовало материал «Россия вытесняет Францию и Германию из Мали», а затем уже французская газета Le Point вышла со статьёй «Париж проиграл России битву за Мали», где рассказывается о том, как Россия выдавливает европейцев из бывшей французской колонии.

В обоих случаях журналисты пишут, что на африканском континенте с его бурным демографическим ростом и динамичными экономическими перспективами в данный момент разыгрывается нешуточная геополитическая борьба между Западом и Россией, и будущее Европы, веками жировавшей за счёт разграбления природных ресурсов своих колоний, также зависит от происходящего здесь.

При этом европейские эксперты были вынуждены признать, что высокомерие, неучтивость французов, а также их заинтересованность исключительно в тамошних горнодобывающих разработках, от добычи в которых золота и урана местной казне перепадали лишь крохи (то есть типичные пережитки колониального мышления), привели к недовольству и враждебности малийских властей в отношении Парижа и позволили Москве одержать победу в головах и сердцах местного населения.

Её рецепт оказался прост: вместо «демократических реформ», продвигаемых Западом, Москва предложила поставки продовольствия, удобрений и горючего. В итоге президент Республики Мали Ассими Гоита назвал сотрудничество с Россией «качественным», а отношение русских к руководству страны «уважительным». Вот, что значит «общность интересов».

Такое же фиаско ждало Макрона в Марокко, отказывающемся принимать обратно своих нелегалов из Франции, в Алжире, показавшем французам здоровенную фигу на их просьбу о поставках природного газа, и много где ещё. И, похоже, это ещё не финал.

Мир вступает в эпоху турбулентности, и выжить в ней будет проще сильным монолитным государствам имперского типа со своей чёткой и, главное, суверенной позицией, а не ничего не решающим псевдодемократиям. В этом смысле условным США, обладающим всеми признаками империи (пусть и колониальной), придётся легче, чем условному Евросоюзу, с его вечной попыткой найти консенсус между лебедем, раком и щукой.

Так что немудрено, что на Западе стали задумываться о реальности возврата к прошлому, тем более, что пример России, побеждающей Украину и в её лице весь коллективный Запад (а там это отчётливо понимают), как бы намекает на то, какая модель оказалась исторически более жизнеспособна. Вопрос лишь в том, сумеют ли Вашингтон, Лондон, Париж и прочие избавиться от старых колониальных замашек, поскольку только так они смогут обеспечить себе достойное место в будущем мире.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector