Враг моего врага. Украина в поиске союзников против России

 Враг моего врага. Украина в поиске союзников против России

В своё время, а если быть более точным, 4 марта 2014 года, новый этап украинской государственности начался с истошного крика майора Олега Шаповала, служившего в должности замполита на крымском военном аэродроме Бельбек под командованием полковника украинских ВВС Юлия Мамчура: «Америка с нами!».

С тех самых пор, слегка модернизировав своё жизненное кредо до уровня «Весь мир с нами», Украина вот уже восемь лет изо всех сил пытается переложить ответственность за свои проблемы на кого-то другого. И надо сказать, что на начальном этапе это ей вполне удавалось. Пётр Порошенко довольно долго торговал по миру статусом «жертвы российской агрессии», получая за это ссуды, кредиты и ободряющие похлопывания по плечу.

Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Довольно скоро, распродав остатки суверенитета, украинские власти столкнулись с проблемой потери к себе интереса со стороны западных спонсоров, которые, с одной стороны, довольно быстро поняли, что их попросту пытаются надуть, а с другой – смертельно устали от назойливого бубнежа про «вероломно аннексированный Крым» и «незаконно оккупированный Донбасс».

Конечно, и то и другое послужило интересам Запада, пожелавшим найти повод наложить санкции на Россию, начавшую чересчур быстро выбираться из кризиса 2008 года, но дважды, а то трижды платить за одну и ту же услугу ни США, ни тем более Европа не желали.

В результате, к началу президентской каденции нового украинского лидера Владимира Зеленского Украина оказалась практически без партнёров и союзников. Во всяком случае без тех, кого, положа руку на сердце, можно было бы таковыми назвать. И тогда Киев решил воспользоваться старым как мир и хорошо проверенным методом обретения друзей: принципом «враг моего врага – мой друг».

Покопавшись в архивах и полистав подшивки новостей, они обнаружили ещё несколько стран, у которых, так или иначе, есть территориальные претензии к России, а заодно и тех, к кому Москва могла бы таковые иметь. Список получился не то чтобы внушительный, всего-то 6 стран: Япония, Южная Корея, Латвия, Эстония, Финляндия и, прости Господи, Тайвань, который, строго говоря, никаким независимым государством не является (что, кстати, было ещё раз подчёркнуто в недавнем совместном российско-китайском заявлении), но на безрыбье в Киеве были рады и такому и быстренько взялись окучивать «собратьев по несчастью» и потенциальных спонсоров. Правда, с самого начала возникли некие трудности.

Во-первых, как выяснилось, несмотря на довольно спорную историю попадания в состав РСФСР Карелии, финское правительство, решив, видимо, поступиться малым ради достижения большего, ещё в 1944 году отказалось от всяческих претензий на эту территорию, договорившись с руководством СССР о прекращении военных действий и признании нейтралитета Финляндии. В общем, ничего, кроме общих слов о поддержке целостности Украины, от официального Хельсинки добиться не удалось. Облом.

Во-вторых, претензии Тайваня и Южной Кореи оказались скорее на уровне исторического анекдота. Считающий себя независимым от материкового Китая Тайвань претендует, как оказалось, на республику Тыву — 27 000 км² территории, которая до 1912 года была частью Цинской империи, затем ещё пару лет независимой, а после добровольно приняла вассалитет от Российской империи. В 1944 году республика вошла в состав СССР и до сих пор остается частью России. С учётом того, что сам факт существования какого-то отдельного Тайваня Россия не признаёт, то и на все подобные разговоры со стороны Тайбэя также не реагирует.

Похожая история и с южнокорейскими претензиями на остров Ноктундо площадью 32 км², расположенный в русле реки Туманной на границе Приморского края. Но с ним ещё проще — в середине XX века территория отошла к Северной Корее, которая в 1990 году официально отказалась от спорной земли в пользу РФ. Но так как Сеул не согласен с разделением корейского полуостра и оспаривает законность создания КНДР, то и решения Пхеньяна считает нелегитимными. Впрочем, и официально вопрос статуса Ноктундо старается не будоражить. В общем, облом номер два.

Остались ещё две прибалтийские подружки Эстония и Литва. Вот здесь Киев нашёл родственные русофобские души и полнейшее взаимопонимание. Таллин и Рига, явно забыв, что по Ништадтскому мирному договору 1721 года Россия заплатила Швеции за Эстонию (Эстляндию) и большую часть Латвии (Лифляндию) солидный «калым» (2 миллиона талеров (ефимков) или 56 тонн серебра), умудряются требовать от РФ «возврата» Пыталовского района Псковской области (этого хочет Латвия) и так называемой эстонской Ингерманландии и Печорского края (части Ленинградской и Псковской областей соответственно). На этом, ссылаясь на Тартуский мирный договор 1920 года, настаивает Эстония.

Так что, на почве нелюбви к Москве у Киева, Таллина и Риги – «мир, дружба, жвачка». Вот только, как и в случае с Финляндией, поиметь с этой дружбы чего-то существенного и желательно материального Украине не светит. Не самые богатые товарки ей попались. Сами, по европейским меркам, с хлеба на воду перебиваются. Но зато морально подержать киевский режим и в очередной раз возопить о «коварной» России они завсегда рады.

Ну и, наконец, Япония. И вот тут завсегдатаям высоких киевских кабинетов впору вскрикнуть «Бинго!». И богата, и влиятельна (как-никак член «большой семёрки»), и территориальные претензии к РФ чуть ли не на генетическом уровне. Ну просто клад, а не союзник. Доморощенные украинские аналитики-востоковеды тут же наперебой кинулись предлагать, с какой стороны начинать обхаживать ставших внезапно столь дорогими их сердцу японцев.

Во-первых, предлагается связать вместе проблематику Донбасса, Крыма и четырёх островов Курильской гряды. И, так сказать, единым фронтом пойти дипломатическим маршем на Москву, убедив Токио усилить санкционное давление на Россию.

Во-вторых (если не в главных), увеличить экономический уровень поддержки Украины Японией. Предложить японцам продукцию украинского земледелия и прочие полуфабрикаты, подписать соглашение о зоне свободной торговли, попросить тамошних бизнесменов вложиться в экономику Украины и вообще активнее выходить на украинский внутренний рынок.

Планы, конечно, крутые, но есть одна закавыка. Дело в том, что в данный момент товарооборот между Украиной и Японией едва превышает миллиард долларов. В то время как аналогичный показатель отношений с Россией (против которой японцам предлагается ввести санкции) составляет около двадцати одного миллиарда долларов. Прямые инвестиции японского бизнеса в РФ исчисляются миллиардами, а 45% японцев, согласно опросам общественного мнения, выступают за самостоятельную политику в отношении Москвы, без слепого следования требованиям Вашингтона по введению антироссийских санкций из-за Украины. Нестыковочка получается.

Да и вообще, главный геополитический соперник Токио вовсе не Москва, а Пекин. А вот как раз с Поднебесной в Киеве ругаться не хотят, по крайней мере, сильнее, чем уже поругались из-за завода «Мотор Сич». А ну как японцы в обмен на любезность с их стороны потребуют от украинцев публично поссориться с Китаем? Один раз Киев, понукаемый США, уже сделал такую глупость — икается до сих пор.

Кстати говоря, в значительной мере именно Штаты науськивают все вышеперечисленные страны вспоминать о территориальных претензиях к России. Так что «Америка с нами!» время от времени кричат не только на Украине, но и в Эстонии, Латвии, Южной Корее, на Тайване и, конечно, в Японии. Толку от этого, правда, немного.

Что же касается киевских фантазий о создании некой всемирной лиги обиженных на Россию, то я бы посоветовал им не слишком раздувать тему приграничных споров. У самой Украины в этом вопросе рыльце в пушку. Да тут ещё и постмайданные власти, тоже в процессе поисках союзников против Москвы, повелись на требование Польши публично осудить пакт Молотова-Риббентропа, чем дали полякам основания оспорить территориальную принадлежность Западной Украины. Пока что официально Варшава этого не сделала, но я ни на минуту не сомневаюсь, что в удобный момент тамошнее руководство об этом обязательно вспомнит. Как о Закарпатье вспомнит Венгрия, а о Буковине — Румыния. И вот тогда никакая Америка Украину уже не спасёт.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector