Восемь лет дезинформации. Будут ли сделаны выводы?

 Восемь лет дезинформации. Будут ли сделаны выводы?

Президент России Владимир Путин за последние две недели сделал два символичных заявления о том, что военная операция на Украине запоздала на несколько лет, и должна была начаться ещё в 2014 году. Сначала это прозвучало на встрече президента с матерями военнослужащих в конце ноября, тогда Путин заявил, что «воссоединение России с Донбассом должно было произойти раньше, может быть, тогда и не было бы столько жертв». А уже на заседании президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека несколько дней назад российский президент и вовсе признал, что руководство России «поздно сориентировалось».

«Оказывается, все эти Минские соглашения никто не собирался исполнять, руководство Украины словами бывшего президента Порошенко тоже об этом сказало: подписывал, но не собирался исполнять. Но я всё-таки рассчитывал, что другие-то участники этого процесса были искренны с нами. Оказывается, и они тоже нас обманывали. Смысл заключался только в том, чтобы накачать Украину оружием и подготовить к боевым действиям. Мы видим это. Видимо, мы поздно сориентировались, честно говоря. Может быть, и раньше всё это надо было начинать. Просто мы рассчитывали на то, что всё-таки сможем договориться в рамках этих мирных Минских соглашений», — заявил Путин.

После этих заявлений, по идее, должны последовать поиски тех, кто давал президенту такие расклады и прогнозы, тех, кто вводил его в заблуждение. А также вопросы к «видным экспертам», которые уверенно давали прогнозы в крупных медиа. Кстати, где все те эксперты и аналитики, которые предрекали «замерзание» Украины и выполнение Киевом Минских соглашений? Где все те эксперты, которые прогнозировали взятие Киева за 3 дня? Почему они вдруг резко изменили свою точку зрения?

Вот, например, возьмём известного политолога Ростислава Ищенко, который в 2015 году рассказывал о том, что Украина замёрзнет и развалится.

«Если говорить об украинском государстве, то фактически — его уже нет. Так как на территории страны есть несколько бандитов, пусть даже сотни, которые смогли устроить международный кризис, прекратить поставки электричества, а власть ничего не смогла сделать. Государство для того и существует, чтобы бандиты не чувствовали себя вольготно. Если говорить об украинском народе, то его ждут тяжёлые времена. Власть давно не интересуется проблемами населения. Конечно, все не замёрзнут, из 35-ти миллионов кто-то останется», — утверждал Ищенко в ноябре 2015 года.

А уже в ноябре этого года, мнение Ищенко развернулось на 180 градусов, и он предрекает поход ВСУ на Москву.

«ВСУ могут создать группу в 20—30 тысяч человек, которая начала бы движение прямо на Москву. Начав движение внезапно вполне можно за одну ночь ворваться в Белгород, Курск и Брянск. За 7—8 часов колонна военной техники, если она пересечёт границу в районе Глухова, дойдёт до Москвы при скорости 70 километров в час», — заявил Ищенко.

Такой же уровень отечественной аналитики можно было наблюдать и после начала военной операции на Украине. Так, военный эксперт Владислав Шурыгин в начале марта заявлял, что «операцию по принуждению Украины к миру ещё будут изучать во всех военных академиях планеты». Он же в марте заявлял о том, что «ВСУ почти полностью утратили способность вести активные боевые действия».

«ВСУ почти полностью утратили способность вести активные боевые действия. Утрачена большая часть бронетехники, основные механизированные части или разгромлены, или потрёпаны настолько, что могут только обороняться. Сами ВСУ „разорваны‟ на несколько частей: группировки в Киеве, Харькове, Донецке и под Николаевом — Одессой. Какого-либо сообщения между ними нет, переброска войск невозможна в силу полного господства в воздухе российских ВКС. ВВС Украины почти уничтожены и не могут оказывать какую-либо поддержку своим сухопутным войскам. Разгром и падение Мариуполя сделают дальнейшее сопротивление Киева бессмысленным», — говорил Шурыгин.

Полагаю, будет излишним объяснять, что достоверность этих «прогнозов» оказались нулевой. Но если бы эксперты и аналитики дезинформировали только рядовых российских граждан — это ещё полбеды. Беда в том, что дезинформирован оказался и сам президент России, которому не докладывали о реальном положении дел. Кто дезинформировал президента? Почему эти люди не потеряли свои должности? Почему не началось разбирательство?

На сегодняшний день, к сожалению, пока все те, кто представлял недостоверную информацию, включая многочисленных телеэкспертов в ток-шоу, находятся на своих местах. Некоторые поумерили пыл и пытаются осмыслить реальность, ну а некоторые продолжают залихватски врать — и до сих пор находятся люди, которые им верят.

Недоумевают и немногочисленные союзники России. В частности недавно президент Сербии Александр Вучич заявил: «Заявление Меркель о Минских соглашениях — нечто, что драматично меняет вещи во всяком смысле, прежде всего, политическом. Для меня это ясный сигнал — кому нельзя верить. Здесь возникает вопрос, а как быть нам, малым, если они могли так играть с тем, кто намного сильнее нас, и обманывать Российскую Федерацию, тянули время, чтобы обеспечить оружие и оборудование и подготовить поражение России. Странно, что российские спецслужбы об этом не знали, невероятно, что этого не видели и неподготовленно вошли во всё это».

Стратегические просчёты очевидны и признаны высшим руководством, но возникает главный вопрос — будут ли сделаны соответствующие выводы?

«Уже второе за последнее время признание Владимира Путина (первое он сделал на встрече с матерями и жёнами участников СВО), что с решением украинского вопроса опоздали на 8 лет, дорогого стоит. Во-первых, это означает правоту всех тех, кто в 2014-ом требовал идти дальше — Эдуарда Лимонова, Игоря Стрелкова, Александра Проханова и других независимых патриотов», — отмечает политолог Андрей Дмитриев в комментарии «Свободной прессе».

Политолог напомнил, что в 2014 году официоз настаивал, что Донбасс — не Крым, и брать его в РФ ни в коем случае нельзя.

«Во-вторых, Кремль, увидев ситуацию на Майдане, сыграл в короткую — присоединил Крым, но оставил в неопределённом статусе Донбасс. Отложил решение по существу проблемы на потом, в надежде, что ситуация урегулируется. Но вышло иначе — через 8 лет пришлось иметь дело с монолитной в идейно-политическом плане и хорошо подготовленной в плане военном Украиной. Наконец, в-третьих, у части российской элиты по-прежнему есть какие-то надежды на переговоры с западными „партнёрами‟, попытки найти компромисс с киевским режимом путём оставления территорий. Всё это — ошибки, из которых нужно сделать выводы», — говорит Дмитриев.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector