Военной гидре Украины придавили хвост, но не снесли голову

 Военной гидре Украины придавили хвост, но не снесли голову

Чтобы понять настроение врага, как он воспринимает ситуацию на фронте и с чем сталкивается, любопытно изучить все источники — и западные, и украинские, и свидетельства очевидцев. Их анализ приводит к интересным или парадоксальным выводам.

«Фортеця Бахмут» трещит по швам

О зубодробительных боях за Бахмут и обречённости украинской группировки в том районе заявили польские эксперты Пётр Зочовски и Анджей Вилк из Центра восточноевропейских исследований. Они холодно, подробно и объективно изложили факты тяжёлого положения украинских вояк в самой горячей точке Донбасса:

«Российские войска продолжают сжимать клещи вокруг Бахмута, усиливаются атаки на населённые пункты в северной и юго-западной частях Бахмутского района. Также бои идут уже в южной, восточной и северной частях самого Бахмута. Окружение почти полностью лишило украинский гарнизон Бахмута возможности доставки припасов и уж тем более ротации личного состава. Главный удар российских войск сейчас направлен на Часов Яр, через который проходит последний возможный путь снабжения Бахмута — это тыловая автодорога Константиновка-Бахмут. В районе Парасковиевки и Красной Горы украинские войска несут большие потери. Значимость населённых пунктов связана с тем, что именно здесь проходит автотрасса до Славянска. Украинцы не могут пользоваться этой трассой из-за продолжающихся боёв, однако пытаются не допустить, чтобы полный контроль над шоссе получили российские войска. Украинским силам становится всё труднее удерживать линию обороны, и практически каждый день они уступают давлению России. Это связано не только с истощением солдат, но и с растущим дефицитом снаряжения».

Также поляки уверены, что ВСУ обречены возле Северска, а наступление российских сил на Красный Лиман неизбежно:

«Особую сложность для ВСУ представляет то, что российские войска значительно активизировали ракетные обстрелы баз группировки украинских войск в северной части Донецкой области: склады боеприпасов, командные пункты, которые располагаются в Славянске, Краматорске и близлежащих сёлах Краматорского и Покровского районов. Фиксируется продвижение российских войск южнее и восточнее Северска, в районе Авдеевки и по широкой дуге западнее Донецка. Продвижение российских войск южнее Северска позволит расширить зону оперативного контроля над дорогой, соединяющей этот город с Бахмутом. Созданы предпосылки для окружения Северска сразу с юга, севера и востока. Атаки в направлении Северска потенциально важны для поддержки захвата украинских оборонительных позиций на правом берегу реки Северский Донец».

Американские репортёры из New York Times больше сосредоточены на душещипательных рассказах о бедственном положении украинских боевиков, нехватке снабжения и призывах к увеличению поставок оружия для ВСУ, так как обещанных западными спонсорами вооружений и боеприпасов недостаточно, надо ещё больше, чтобы сдерживать и убивать русских.

Украинские вояки довольно откровенно рассказали иностранцам, что российские войска превосходят их в танках и артиллерии, и пожаловались на нехватку боеприпасов.

«Особенно сложно, когда у тебя 50 человек, а у них 300», — цитирует издание слова офицера ВСУ по имени Павел, раненного под Артёмовском (Бахмутом).

Другой украинский военнослужащий отметил, что «зимой все их позиции как на ладони, спрятаться негде». Кроме кадровых военнослужащих, New York Times поговорил с вояками из территориальной обороны, которые рассказали о внушительных потерях. Командир 103-й бригады территориальной обороны Валерий Курко заявил, что рота ТрО, в которой числилось сто человек, за один день потеряла около тридцати человек. Это произошло потому, что «многие бойцы были не обучены и вообще не готовы к прямым боестолкновениям». New York Times делает ещё один вывод, который описан как замкнутый круг: Украина имеет ограниченные перспективы для продвижения вперёд на востоке, где РФ имеет укреплённые позиции, и установила линии снабжения ещё с 2014 года. При этом, чтобы продвинуться в другом месте, Украине необходимо сдерживать российское наступление на Донбассе, сохраняя при этом войска и технику.

Но всё это меркнет на фоне растущего градуса истерики в украинских СМИ. Сначала украинской аудитории вкладывали в уши байки про «фортецю Бахмут» (крепость Бахмут), которая не будет сдана ни при каких обстоятельствах, теперь «рыцари фортеци» в многочисленных видео, записанных на передовой, криком кричат — «заберите нас отсюда» — или прощаются со своими родными.

«Украинское командование, выведите пацанов из Бахмута, иначе будет повторение „Азовстали‟. Сколько уже видеообращений делали, вам что, по кайфу, когда пацаны погибают? Возьмите своего сына или жену, отведите в Бахмут на позиции, пусть стоят. Вы убийцы!», — разгневанно кричит в кадре украинский вояка.

«Кольцо здесь скоро закроется и нам конец», — другой боевик ВСУ на фоне разрушенных домов и сильной канонады отчаянно ругается матом в адрес украинского главкома ВСУ Залужного. И сообщает подробности: «Всех отправили на убой, наших мобиков снаряды разорвали на куски, мы тут сами, без поддержки, без ничего. Никакой помощи. Сейчас 12 человек должны занять оборону, и сзади нас никого больше нет. Тут, сзади, никого нет. Слева где-то первый батальон, там призрачные какие-то люди. И завтра утром нас ждёт то же самое». При этом по лицу вояки течёт кровь, а в голосе звучит отчаяние и безнадёжность.

Командир подразделения ВСУ Денис Ярославский в интервью украинским военкорам признаётся: «В Бахмуте обстановка объективно тяжёлая. Враг занял частично город: промзону и частный сектор по реке. Ему действительно удаётся прорывать участки фронта и приближаться к нашим позициям».

Затем он добавил, что ВС РФ взяли под огневой контроль основные дороги, ведущие из украинского тыла в Бахмут, и намерены окончательно перерезать пути снабжения города.

Бывший депутат украинской Верховной Рады Игорь Луценко сообщил, что 30-я бригада ВСУ, находящаяся в Артёмовске (Бахмуте), бросает позиции, так как у солдат нет патронов к автоматам. Артиллерийских снарядов для орудий советского производства не хватает. О том же в интервью агентству Bloomberg заявил и заместитель руководителя офиса Зеленского Игорь Жовква. По его словам, «из-за интенсивности боевых действий у ВСУ быстро заканчиваются боеприпасы, а их запасы невелики». Заметно занервничал и губернатор Харьковской области Олег Синегубов, сообщивший недавно украинским журналистам, что «на Купянском направлении сейчас довольно горячо. Мы наблюдаем определённое скопление военной техники РФ. Мы можем говорить, что ожидаем там наступление, очередную попытку россиян отбить утраченные позиции».

В украинских пабликах вояки обсуждают пути отхода. В частности, боевики 46-й ОДШБр ВСУ пишут: «На севере города тяжёлая ситуация у Красной Горы и Парасковиевки. Нас обходят по флангам и давят со стороны села Ступки. Жестокие бои в населённых пунктах. Все трассы из Бахмута под огневым контролем орков».

При этом вояки надеются уйти в самый последний момент, как это было в Попасной и Лисичанске, и что «соледарская драма» не повторится. Также обсуждается тема, что «дыры на фронте затыкают одни и те же бригады ВСУ: 80-я, 93-я, 25-я, 79-я», а от вновь созданной из мобилизованных 30-й толку нет. Параллельно с обсуждением путей отхода идут призывы ни в коем случае не отступать из Донбасса, так как за линией Марьинка-Авдеевка-Бахмут-Соледар-Северск мало опорников, за которые можно зацепиться. Подобные «ценные указания» явно спущены сверху, так как сейчас инженерные войска ВСУ спешно оборудуют новые линии обороны и зарывают в землю бетонные коробки под блиндажи. Тем временем жители г. Часов Яр, который находится за Бахмутом, сообщили, что из города вторые сутки идёт эвакуация украинских командиров или иностранных советников. Их вывозят на автомобилях в сторону Константиновки и Краматорска. Также фиксируются вылеты украинских вертолётов в том же направлении.

Идёт набор в «лютые батальоны»

Из всех этих высказываний противника вырисовывается ясная картина: российская армия не даёт врагу засесть в зимних квартирах, а выматывает и выкуривает его оттуда, откуда возможно. Украинские боевики понимают, что удержаться в голой степи не получится, поэтому цепляются за городскую застройку и тянут время, ожидая, когда получат боезапас и технику, самолёты и дальнобойные ракеты от Запада. При этом усиленно готовятся свежие бригады. Стало известно, что МВД Украины приступило к формированию таких штурмовых бригад, которые появятся в составе нацгвардии: «Буревой» — на базе 1-й бригады оперативного назначения (Вышгород); «Спартан» — 3-й бригады ОпН (Харьков); «Рубеж» — 4-й бригады ОпН (Гостомель); «Красная калина» — 14-й бригады ОпН (Калиновка); «Кара-Даг» — 15-й бригады ОпН (Запорожье); «Азов» — расширяют до бригады запрещённый в РФ отряд СпН «Азов». В госпогранслужбе создают бригаду «Стальная граница». В составе нацполиции формируют объединённую штурмовую бригаду «Лють», батальон патрульной службы полиции особого назначения «Луганск-1», артиллерийский полк, роту специальных операций. Все они усилят ВСУ на фронте.

Несмотря на нытьё и элементы панических настроений, в нынешних боях украинские боевики оказывают ожесточённое сопротивление. Их оборона не пассивна. Переходят в контратаки, постоянно осуществляют попытки прорвать фронт, регулярно засылают диверсионно-разведывательные группы. Проблема в том, что когда падёт «бахмутская фортеця», украинские боевики тут же создадут очередную — Константиновскую, Славянскую, Кураховскую, Краматорскую…

На донецком направлении без перемен

На донецком направлении сокрушить украинцев не удаётся почти год. Штурмовые действия не прекращаются, продвижение идёт медленно, потери серьёзны. Продолжаются тяжёлые бои за посёлок Водяное на северо-западе донецкого фронта вопреки ложным заявлениям о контроле над ним. Украинские боевики, засевшие в карьере, оказывают яростное сопротивление, огрызаются огнём.

На авдеевском направлении теперь вместе с украинцами в одних окопах воюют иностранные наёмники, которые между собой переговариваются на английском. Об этом мне рассказали разведчики Первой славянской бригады. Они предполагают, что происходит обкатка иностранных «спецов» в реальных боевых условиях.

Новгородское (переименован в Нью-Йорк). Здесь нашим подразделениям удалось выдавить врага с пары позиций. Удары наносились по принципу основной и отвлекающий с двух направлений. Выбить врага из посадок пока не удалось.

Наши бойцы с передовых позиций на северо-западе Донецка отмечают, что у ВСУ действительно стало меньше снарядов крупных калибров.

«В основном, нас постоянно обстреливают или 82 мм, или 60 мм — калибр польских мин, или из гранатомётов. Стодвадцатки и 152 мм именно по позициям летят реже, чем раньше. Вероятно, они у укропов в дефиците», — рассказал наш боец с позывным Серый.

Основной поток раненых в последние дни — с авдеевского и марьинского направлений. Многих тяжело достать с поля боя и спасти — по эвакогруппам враг ведёт огонь из танков, игнорируя медицинские эмблемы, часто к врачам попадают раненые в критическом состоянии из-за большой кровопотери и переохлаждения.

В Марьинке украинские боевики выстроили такую систему укреплений, что пройти её даже после огневого вала не получалось.

«Брали один из домов в течение полутора недель: изо дня в день — штурм, проходили тяжело, бои были долгие, от полутора до шести часов в день. Подойти к дому тяжело: всё заминировано», — рассказали бойцы военкорам.

В этом ракурсе становится понятен неоптимистичный прогноз Евгения Пригожина, создателя ЧВК Вагнер, что выполнение задач по освобождению всей территории Донбасса займёт полтора-два года.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *