Владислав Сурков: рождение Севера

 Владислав Сурков: рождение Севера

Когда Васко да Гама в 1497 г. отправился искать водный путь в Индию, король Мануэл приказал ему добиться аудиенции у могущественных заморских правителей — пресвитера Иоанна и раджи Каликута.

Приказ был выполнен только наполовину. С раджой контакт установили, а с пресвитером не получилось. И это было особенно досадно, поскольку Иоанн являлся королем мощной христианской державы, процветавшей «где-то за Нилом», и Португалия рассчитывала, что он как единоверец поддержит ее в борьбе с нехристями за контроль над маршрутами пряностей и золота.

Союз с королевством пресвитера был важнейшим элементом португальского плана экспансии.

В итоге пришлось план корректировать. Португальцы, к их чести, более-менее справились в одиночку. Но их «пунктирная» империя в Индийском океане при всей ее успешности все же не была столь прочна, обширна и долговечна, как могла бы, сумей они привлечь ресурсы крупного союзника.

Винить в этом полупровале Васко Да Гаму было бы, однако, опрометчиво. Он не заключил союз с королевством Иоанна не потому, что был нерадив или неумен, такого о нем точно не скажешь. А потому, что королевство это нигде и никогда не существовало. К сожалению.

Короля Мануэла подвела его ученость — он в своих планах опирался на строго научные данные и самые надежные источники. Того времени, разумеется.

Уверенность в том, что то ли в Африке, то ли в Азии находится братская сверхдержава короля-священника, придавала бодрости еще крестоносцам двенадцатого века. Они «знали», что он может выступить в Палестину на их стороне. Тогда же Папа Римский направил к Иоанну посольство. Которое, правда, не вернулось. Позже о пресвитере «четко» докладывал Марко Поло. Была его страна «известна» арабам, византийцам, персам, монголам… «Знакома» и древнерусской традиции под названием Царства попа Ивана.

В том, что эта яркая геополитическая галлюцинация целых четыреста лет в той или иной степени влияла на поведение серьезных государств, нет ничего необычного. И если геополитика это и впрямь «грандиозная шахматная доска», то, помимо вполне деревянных королей и пешек, на ней и в наши дни всегда «присутствует» призрачная, несуществующая, но наивно предназначаемая для «сильных ходов» фигура попа Ивана.

У каждого стратега свой «поп Иван», своя излюбленная иллюзия, своя опьяняющая ошибка, свободно расположившаяся среди трезвых расчетов. Фактор попа Ивана движущая сила любой большой игры. Без этой ложной фигуры ни один игрок не начал бы партию. Просто потому, что не поверил бы, что можно выиграть.

И дело тут не в желании обмануть или обмануться. Здесь не шулерство, а наоборот, простодушие.

Человеческое мышление как таковое воспринимает реальность не в чистом виде, но всегда как реальность дополненную. Дополненную тем, что нереально. Вымысел работает как катализатор действия. И как проявитель правды. Без вымысла не бывает движения. И последующей встречи с реальностью. Иногда не радостной: «гладко было на бумаге…»

Разум генерирует ошибки так же щедро, как и верные суждения. Безошибочное неразумно. (искусственный интеллект только тогда сравняется с человеческим и превзойдет его, когда научится ошибаться)

В каждом амбициозном плане из двух или трех точек опоры, посредством которых предполагается перевернуть Землю, как минимум одна по определению фиктивная.

В нынешнем переделе мира геополитические галлюцинации играют не меньшую роль, чем в эпоху Васко да Гамы. И не столь уж важно, увидели ли во сне вашингтонские стратеги вышиванку с принтом «сим победиши». Или стратегам берлинским померещилось, что они «как всегда» с якобы свойственной им «немецкой педантичностью» решительно во всем разобрались и все предусмотрели. Или все они вместе приняли украину за царство попа Ивана, за чудесную и на все готовую заграницу, которая им поможет.

Важно, что в их кровопролитной игре будут достигнуты цели, к которым сегодня никто не стремится. И каждый получит не совсем то или совсем не то, чего добивается. И сиюминутные заблуждения проявят отдаленную правду.

Что же можно различить впереди, если попытаться взглянуть поверх миражей? Что будет, если убрать с шахматной доски ложные фигуры?

Будет Великий Север — Россия, США и Европа, образующие общее социокультурное пространство. Триединый северный геополитический кластер.

Предчувствие Севера уже обозначилось в активизации использования термина «глобальный Юг». А юга ведь без севера не бывает.

Когда-то понятие «глобальный Север» было фактически синонимом «Запада» и ввиду очевидного дублирования не прижилось. Теперь же контуры Великого Севера, хотя и едва видны, но проступают и несут совсем другой смысл.

Сейчас трудно поверить, что конфликтующие системы в итоге достигнут высокого уровня конвергенции. Но так же трудно было поверить в единую Россию, когда Михаил Тверской бился с Московским княжеством. Так же трудно было поверить в единую Европу во времена Валленштейна. Или в соединение штатов Америки — в начале войны янки с конфедератами.

На наших глазах идет бурная реакция синтеза цивилизаций. Ее результатом станет, когда все ложное выпадет в осадок, растворение и Запада, и Востока в Великом Севере.

Все участники этого процесса переживают и не раз еще переживут трагические трансформации, пока не начнут подходить друг другу для совместного исторического проекта. На это уже ушли века и уйдет еще немало десятилетий.

Да, нескоро. Да — «не в нашу смену». Шанс на создание большого северного союза был упущен в начале нулевых, когда наш Президент предложил американцам подумать о вступлении России в НАТО. Предложение было отклонено. Скорее всего, из-за страха, что внутри нового контура безопасности Москва сможет оспаривать гегемонию Вашингтона и перехватывать рычаги влияния на «младших» членов альянса.

Дважды такие предложения не делаются. США продолжают жить своими хроническими фобиями и маниями. ЕС пока не самостоятелен, оставаясь расширенной версией Бизонии.

Путь американцев и европейцев от паранойи к метанойе долог и извилист, нескоро они дозреют до правильного мира. Но нескоро не значит никогда.

Великий Север не утопия и не дистопия, он не будет ни идиллией, ни мрачным местом. Будет полон противоречий — и при этом одержим объединяющей идеей коллективного лидерства.

Общее будущее предопределено общими корнями.

Три крупнейших северных цивилизации, русская, европейская и американская, в своем политическом развитии черпают вдохновение в образе Pax Romana. Слово старца Филофея до сих пор подспудно направляет Россию. Евросоюз провозгласил своим праотцом Карла Великого, «императора римлян». Самый известный холм Вашингтона назван в честь легендарного Капитолия.

Исходный код этих трех метакультур заложен в Илиаде и Евангелии. Их родство очевидно.

Наша победа изменит и нас, и так называемый Запад. Явится новым шагом к интеграции Великого Севера, где наша страна будет выступать как солидер глобального триумвирата.

Злоба дня сего сменится созиданием. И это станет заслугой не столько политиков будущего, сколько Гомера и св. Марка.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *