В операции непрофессионалов нет

В операции непрофессионалов нет

Из интервью полковника Центрального аппарата МО РФ Владимира Трухана

Очень многие моменты проясняются предельно четко:

1. В войсковой операции НЕТ срочников. Только контрактники, прошедшие соответствующую подготовку. Поэтому и белорусы не участвуют — у них вся армия по призыву, контрактников-профессионалов нет. Поэтому если кто-то визжит про «трупы русских пацанов-срочников», можете смело плевать ему в очи.

2. Ни о каких 3.5 тыс. убитых российских военнослужащих даже речи быть не может — такое количество убитых означало бы в несколько раз большее количество раненых, а это значит, что все дороги были бы забиты санитарными машинами в обратном направлении, плюс массовое разворачивание полевых госпиталей, — скрыть это невозможно. Ничего подобного мы даже в украинских пабликах не наблюдаем. 

3. Случаи «пленения единичных российских бойцов», которые крутит бандеровская пропаганда, маловероятны — одиночного самовольщика, который поперся в соседнюю деревню за самогонкой, пленить можно, но это не боец, это раздолбай. Одиночного же бойца во время операции в отрыве от колонны, — да кто ж ему даст отлучиться?

4. Случаи сожженных колонн на марше возможны, это война, всякое бывает. Кто-то ошибся, не уследил, пришлось бросать с пустыми баками. За это кто-то поплатится погонами. В этом случае, надо полагать, брошенные пустые колонны сжигаются ВСУ задним числом для постановочных роликов.

5. То же самое с «ракетами, боеприпасами и топливом, которых в обрез и которых хватит на 3-4 дня» — феерическая брехня. Войсковые операции такого уровня готовятся несколько месяцев минимум, все просчитано и запасено заранее с избыточным резервированием на все случаи.

6. Главный лейтмотив действий ВС РФ: «Мы — не американцы». Это они, завидев что-то или кого-то на пути, сначала бросают гранату, а потом начинают разбираться — и то, если до этого дело дойдет. Поэтому аккуратный объезд несостоявшегося самоубийцы, который пытался под танки лезть — это правило. Плодить горы трупов никто не собирается, если человек не оказывает сопротивления, зачем его убивать?

7. Подрыв дамбы Северо-Крымского канала — это превентивная мера, если кто-то из отмороженных нациков решит взорвать вышестоящую плотину, чтоб воде было куда уйти. То же самое касаемо АЭС, ГЭС и иных объектов инфраструктуры, — они берутся под контроль в обязательном порядке.

8. Раздача оружия неподготовленному населению, равно как и всякие «коктейли Молотова», в противостоянии с профессионалами — феерический долбоящеризм. «Достаточно трех-четырех светошумовых гранат, чтоб они обдристалась на месте, бросили оружие и разбежались». Ничего, кроме крови мирного населения от рук бандитов, это не принесет. После этого становится понятным, что все действия «тероборонщиков», которые уничтожают дорожные знаки, гоняются за теми, кто якобы на крышах разметку наносит, да даже подрывают мосты — это просто тупость и полная некомпетентность. Ибо современного танкиста на неизвестный мост еще заманить надо, оно ему зачем — рисковать полететь с обвалившегося пролета моста неизвестно какого состояния, когда проще гарантированно форсировать преграду на понтоне?

9. Кадыровцы, натасканные на борьбу с террористами в городских условиях и прошедшие соответствующую подготовку, будут зачищать упоротышей.

10. Участвующие в операции подразделения ВС РФ не используют минометы. Все минометные обстрелы, все минометные разрывы в жилых массивах (Сумы, Ахтырка, на Донбассе), особенно в бессмысленных местах, где нет никакой ни военной, ни энергетической инфраструктуры, это провокации ВСУ и тероборонщиков с целью воздействия на сознание местного населения.

В общем, подытоживая, в операции непрофессионалов нет. Операция готовилась задолго загодя по всем параметрам, и план имеет кучу ответвлений на всевозможный ход событий.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector