Украинское поле биоэкспериментов

  Украинское поле биоэкспериментов

Пару дней назад российское Минобороны обнародовало данные результатов анализа проб крови украинских военнопленных. И, если честно, меня они ввели в некий ступор. Так, согласно исследованиям, оказалось, что 33% военнослужащих ВСУ переболели или больны гепатитом А, 20% — лихорадкой Западного Нила, и ещё 4% — лихорадкой с почечным синдромом. Важно подчеркнуть, что в отличие от болезни Боткина (она же гепатит А), обе упомянутые лихорадки довольно редкие заболевания, а лихорадка Западного Нила так вообще обычно не встречается в наших широтах. Кроме того, приведённые цифры существенно превышают среднестатистические показатели.

Так, по данным ВОЗ в 2013 году в Сербии была отмечена вспышка этой болезни, но при этом за год зарегистрировано всего 302 случая. В России верифицированный клинический диагноз лихорадки Западного Нила впервые был поставлен в 1999 году, 492 подтверждённых случая на юге России и Киргизии. Вспышка 2010 года на территории Волгоградской области: на 5 октября 2010 года 409 заболевших, Ростовская область — 100 заболевших. За 2013 год в России зарегистрирован 191 случай в 16 регионах.

Ну, то есть, судя даже по этим цифрам, показатель в 20% чрезвычайно высок. Зато в США в 2013 году было зарегистрировано 2374 случая, а годом ранее, в 2012 году, 5674 случая заболевания. Представить себе, что бойцы ВСУ подхватили эту заразу во время массовой экскурсии по Североамериканским Соединённым Штатам, можно с трудом. Гораздо правдоподобнее выглядит версия, что все они стали жертвами каких-то бесчеловечных опытов над людьми.

«С учётом того, что данные заболевания активно изучались Пентагоном в рамках украинских проектов, есть основания полагать, что военнослужащие ВСУ привлекались к экспериментам», — прокомментировали полученные данные в нашем Министерстве обороны.

Чуть позже состоялся брифинг начальника войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) России генерал-лейтенанта Игоря Кириллова, на котором были озвучены некоторые выводы, содержащиеся в итоговом докладе о деятельности DTRA (Агентство боевой поддержки Министерства обороны Соединённых Штатов по противодействию оружию массового уничтожения) за период с 2005 по 2016 год.

Согласно которым подтверждается, что украинские проекты Пентагона не отвечали актуальным проблемам здравоохранения Украины, а реализация проектов DTRA не привела к улучшению санитарно-эпидемической обстановки на Украине. Требования биобезопасности по-прежнему не соблюдаются, международные регламенты в стране игнорируются. Более того, в украинских учреждениях здравоохранения отсутствуют системы охраны опасных патогенов, характерны многочисленные грубые нарушения, которые не устранялись, несмотря на ежегодно выделяемые США миллионы долларов.

То есть вместо заявленных благих целей американское агентство, являющееся подведомственным проектом Пентагона, занималось на Украине совсем иными делами, относящимися к проектам военно-биологического характера.

При этом в самих США деятельность DTRA оценивается исключительно положительно: организации удалось вывезти с Украины национальную коллекцию микроорганизмов и реализовать проекты по изучению особо опасных и экономически значимых инфекций.

Ко всей этой истории оказался причастен и печально известный Фонд Сороса (куда же без него?), а также компании Black & Veatch и Metabiota, причём две последние напрямую финансируются сыном действующего президента США Хантером Байденом.

По мнению Минобороны РФ, компания Metabiota является прикрытием для решения сомнительных с точки зрения международного права задач и используется политической элитой США для осуществления непрозрачной финансовой деятельности в различных регионах мира.

Так, во время борьбы с эпидемией вируса Эбола в Сьерра-Леоне сотрудники Metabiota не соблюдали регламент проведения манипуляций при обращении с заболевшими и скрывали факты сотрудничества с Пентагоном. В результате из-за сотрудничества с Metabiota под угрозой оказалась репутация ВОЗ, поскольку деятельность компании абсолютно не соответствовала целям борьбы с распространением заболевания.

Как рассказал генерал Кириллов, США используют стратегию по переносу высокорискованных работ с опасными патогенами на территорию третьих стран. Например, на Украине подобные работы проводились на базе противочумного института имени Мечникова в Одессе.

По сути, Украина и страны СНГ стали полигоном для испытаний биооружия не только для США, но и их союзника по блоку НАТО — Германии. При этом особое внимание уделялось Конго-крымской лихорадке.

В отчёте для МО США компаниями «Black&Veatch» и «Metabiota» указано, что на Украине были реализованы «Ветеринарные проекты» с шифром «TAP». Их направленность — экономически значимые карантинные инфекции, способные нанести ущерб сельскому хозяйству отдельных государств и целых регионов, такие как сап, африканская и классическая чума свиней, высокопатогенный грипп птиц, болезнь Ньюкасла.

В различных регионах Украины, в том числе на приграничных с Белоруссией и Россией территориях, изучалась популяция переносчиков африканской чумы свиней — диких кабанов. Именно с этим, по мнению наших военных специалистов, связано ухудшение ситуации по этому заболеванию в Восточной Европе. В своё время вспышки фиксировались в Латвии, Эстонии, Литве, Польше.

Одновременно с этим микробиологи из Техасского университета проявляли на Украине интерес к клещевым инфекциям в рамках проектов UP-1, UP-8 DTRA. Сбор клещей проводился в юго-восточных областях Украины, где расположены природные очаги инфекций, характерные также и для территории РФ.

В марте 2022 года институт стратегических исследований армии США опубликовал доклад об американской программе химического и биологического оружия в период войны в Корее. Целью доклада, как указал Кириллов, стало выстраивание возможной линии защиты от обвинений в незаконной деятельности американских биолабораторий на Украине.

70 лет назад в ходе подготовки к корейской кампании ВВС США изыскали дополнительные средства для закупки большого количества химических и биологических авиационных боеприпасов, получили для них испытательный полигон в Канаде и проделали большую концептуальную работу по их применению.

«Протокол закрытого совещания представителей ЦРУ, Госдепартамента и Пентагона от 7 июля 1953 г. показывает, что американцы в стратегии своей защиты от обвинений делают основной упор на технологии манипулирования общественным мнением и агрессивном контрнаступлении», — говорится в докладе российского Министерства обороны.

Что ж, когда спустя годы историки будут излагать основные причины, по которым Россия была вынуждена начать СВО и «закрыть украинский проект», вопрос разработки Штатами биологического оружия на территории Украины и участия в этом в качестве лабораторных крыс украинских военнослужащих станет одним из главных. Данные, обнародованные МО РФ, несмотря на сложность их восприятия человеком без специального образования, не только шокируют, но и наглядно демонстрируют, на краю какой пропасти все мы стояли пять месяцев тому назад.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector