«Украина потеряла Херсон навсегда». Алексей Журавко о том, что сегодня происходит в регионе

 «Украина потеряла Херсон навсегда». Алексей Журавко о том, что сегодня происходит в регионе

Украинская армия стреляет по Херсону, при этом в городе живут родственники военнослужащих, цены на продукты выросли, но это естественный процесс, спецслужбы работают, но жертв среди новой власти избегать пока не удаётся. Об этом и не только в интервью «Антифашисту» рассказал политик и общественный деятель Алексей Журавко, вернувшийся в Херсон из России, где он жил с 2014 года.

— Что происходит сегодня в городе в связи с попыткой наступления украинской армии? Это как-то отражается на жителях Херсона?

— Я езжу по региону, встречаюсь с людьми, общаюсь. Чтобы сказать, что сильно катастрофическая ситуация, я бы не сказал. Очень много лжи со стороны украинской власти, со стороны некоторых одиозных фигур, которые убежали отсюда в сторону Николаева — это связано с наступлением. Да, попытки наступления, прорыва есть, но они бесполезны. Как я ранее прогнозировал, что со стороны ВСУ будут очень большие потери, так оно и случилось — потери у них просто-напросто колоссальные, как в живой силе, так и в военной технике. Это мне подтверждают и из Николаева.

Самое страшное, что украинская власть в лице Зеленского и карателей ВСУ применяют тактику «выжженной земли», терроризируют в прямом смысле народ обстрелами, пытаются сотворить гуманитарную катастрофу — но у них ничего не получится. Херсонцы, на самом деле, всё больше и больше понимают, кто является врагом для них. Всё жёстче становятся высказывания людей, они говорят, что Зеленский является убийцей, а ВСУ — самая настоящая СС-зондеркоманда, которая убивает свой собственный народ. Народ всё больше и больше начинает говорить то, что он думает. И думает, как сегодня выжить.

Обстрелы идут по мирной инфраструктуре. Вот недавно обстреляли «Цурюпинск-автотранс», это моё предприятие, на котором я являюсь собственником. Уничтожается мирная инфраструктура — школы, детсады, очень сильно обстреливают Каховскую ГЭС, не понимая, к чему это приведёт. Это может привести к катастрофе. Российское ПВО всё делает для того, чтобы эту катастрофу не допустить. Антоновский мост обстреливают каждый день. Они прекрасно знают, что на переправе находятся мирные граждане, что по мосту идёт гуманитарная помощь на Херсон, по нему перевозят продукты питания, но они продолжают туда бить. Скорые помощи на пароме переправляются, их тоже обстреливают. Это, конечно, ужасно, я пару раз сам при этом присутствовал, переправлялся, когда они бомбили мост…

У многих всушников, которые бомбят Херсон, здесь очень много родственников, и они даже на это не обращают внимания, стреляют по своим детям, по своим родителям.

— Движение по мостам сейчас не осуществляется?

— В редких случая, если речь идёт о тяжелобольном человеке, например, на операцию везут, в редких случаях пропускают. Когда ситуация совсем критическая — сердечники, почечная недостаточность — паром пускает их в первую очередь. Продукты питания, первой необходимости, молочка и так далее тоже провозятся приоритетно.

— Разрушения в городе большие?

— Россия и российская ПВО всё делают, чтобы минимизировать ущерб для города, поэтому почти всё над городом сбивается. Но иногда, конечно, бывают попадания и трагедии, гибнут люди. Больше всего погибших пока в Каховке.

— Что по поводу инфраструктуры и коммуникаций: есть ли вода, свет, газоснабжение?

— Когда они лупят по ГЭС или инфраструктуре, которая связана с электричеством, конечно, свет пропадает. Но быстро срабатывают службы энергетики и устраняют эти проблемные вещи. Потому что город нельзя оставлять без света — это канализация, сбросы, этого нельзя допустить, иначе может быть катастрофа. Но службы справляются.

— Как обстоят дела с выплатами пенсий, пособий? Люди их получают?

— Нормализуется ситуация с выплатами пенсий, зарплат.

— Уже можно говорить, что это стабильно функционирующая система?

— Если в общем плане, то уже можно говорить. А если говорить в рабочем порядке, конечно, определённые сбои есть, потому что Украина делает всё для того, чтобы сбои были. Денежные средства же как-то поступают, и вот делают сбои, когда паром иногда останавливается, когда мост обстреливают, когда в Каховке стреляют. Туда невозможно довезти деньги, когда обстрелы идут.

— В сети жители Херсона пишут о том, что цены на продукты питания выросли почти в три раза. Это так? Почему так происходит?

— Да, это так. Но это естественный процесс, потому как обстрелы идут, люди рискуют своей жизнью, плюс топлива гораздо больше тратится, потому что рефрижераторы, холодильники, они все работают на топливе, а у нас жара. Поэтому цены, конечно, растут. Но не слишком высоко.

— 1 сентября дети пошли в школы?

— В некоторых школах пошли. Но из-за того, что у нас повышенный уровень террористической угрозы, и в любую минуту может прилететь снаряд, то есть и те школы, которые не вышли. Ну и плюс есть негодяи, которые пытаются провести террористические акты, поэтому дабы обезопасить людей, детей, учителей, есть школы, которые не открылись. Но это не массово.

— Учителя в школах есть? Они приехали из России или это местные жители?

— Чтобы прямо все россияне приехали — такого нет. Набор учителей происходит планомерно, учителя идут, многие не открывают свои лица, боятся, но идут на работу. Учителям угрожают, звонят, рассказывают, что с ними будет, если они будут работать с россиянами, будут уголовные дела и так далее. Но учителя всё равно постепенно возвращаются.

— В последние несколько месяцев в Херсоне прошла волна убийств и покушений на представителей новой власти. Что делается, чтобы обезопасить этих людей?

— Спецслужбы работают. Хотим — не хотим, но такой факт есть, как-никак, но пока Киев не пал. Поэтому пока, конечно же, такие факты будут, но спецслужбы, по моему мнению, сегодня работают нормально. Ну а там не без того, что вот такие случаи бывают, всё-таки американцы и спецслужбы английские, они работают. Поэтому живём в такое сегодня трудное время.

— Лично вы опасаетесь за свою жизнь и как решаете вопрос с собственной безопасностью?

— Я пытаюсь всё делать, чтобы выжить. Что касается безопасности, конечно, я о ней думаю, благодаря нормальным, порядочным людям я всегда получаю информацию, и даже от местных жителей, и стараюсь обезопасить себя. Подробности раскрывать не могу, но я этим постоянно занимаюсь. Люди есть разные, в основном ко мне относятся хорошо, потому что я все 8 лет стоял на своих позициях, не изменял им, а до того 12 лет был депутатом и помогал людям. Но в семье не без урода, и есть те, кто хотят меня устранить. Но я вовремя получаю информацию и всё предпринимаю для того, чтобы не случилось со мной беды. Но работать надо, я не прячусь, выезжаю, общаюсь с людьми, лицо своё не скрываю. Все свои выступления я публикую в соцсетях. Я в победу верю, я верю, что мир придёт. И знаю, что исправить ситуацию можно, просто с людьми надо работать.

— Как работает в новых условиях региональный бизнес?

— Бизнес потихоньку уходит в сторону России. Конечно, сегодня тяжело, потому что угрозы, производство очень тяжело запустить, потому что обстрелы. Приведу в пример себя. Я пытаюсь вернуть коллектив на «Цурюпинск-автотранс», пытаюсь что-то восстановить, но, увы, недавно его полностью стёрли с лица земли. Там не было ни военных, ни военной инфраструктуры, просто разнесли автобусы, офис сильно пострадал. Я благодарен Богу, что в этот момент не было людей на предприятии. Все украинские СМИ написали, что там у меня куча трупов военных, куча сгоревшей техники военной, включая РСЗО. На видео я показал, что никакой техники там не было, а разбиты только автобусы.

— Что с банковской системой — заработал новый банк?

— Да, заработал наконец-то. Трудно, потому что с интернетом плохо у нас, со связью плохо, потому что каждый день обстрелы. Но рубля всё больше и больше появляется, гривна уверенно вытесняется.

— Что слышно насчёт референдума о присоединении к России? Когда он будет и какие настроения у людей в области?

— Я не могу обсуждать вопрос по референдуму. Но я наблюдаю, как люди получают российские паспорта. Российских паспортов становится всё больше, и в любую минуту, когда референдум будет, он пройдёт успешно. Это по паспортам видно. В рамках безопасности людей, получение стараются проводить так, чтобы украинская власть не ударила. Поэтому меняется всё, но паспорта получают очень много людей. Из тех, кого я знаю, все уже получили паспорта.

— Основной слоган референдума, и говорят, у вас в городе такие борды развешены — «Россия здесь навсегда». Люди верят в то, что это так?

— Упоротые есть. Но даже они начинают понимать, что Россия навсегда, что Россия уже не уйдёт. А что касается нормальных людей, с кем я общаюсь, а их большинство, они уверены, что Россия не уйдёт.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector