«Убыл по приговору»: исполнитель смертных приговоров из Белоруссии рассказал о тонкостях своей профессии и о том, что донецкий приговор стал предметом торга

 «Убыл по приговору»: исполнитель смертных приговоров из Белоруссии рассказал о тонкостях своей профессии и о том, что донецкий приговор стал предметом торга

Экс-начальник Минского СИЗО №1 Олег Алкаев в 1996—2001 годах руководил командой, исполняющей смертные приговоры в Белоруссии. На его счету — более 130-ти приговорённых к смертной казни. В интервью телеканалу «Россия-24» исполнитель прокомментировал вынесенные в ДНР смертные приговоры двум британским и марокканскому наёмникам, рассказал, что чувствуют приговорённые к расстрелу, а также, почему осуждённым не называют точную дату казни.

«Я внимательно слежу за историей иностранцев, которых в ДНР приговорили к смертной казни. Министр иностранных дел Великобритании ведет переговоры по этому делу с Украиной, не понимая, что Украина не решит проблему. Но к России обращаться не хочет. С ДНР тоже не желает вести переговоры, иначе придется признавать статус республики. Выходит – тупик», – подчеркнул Алкаев.

По его мнению, каких-либо последствий на политическом уровне после вступления приговора в действие не последует, поскольку законных международных рычагов воздействия на принятие тем или иным государством решений об отмене приговора не существует.

«В ООН обращаться бесполезно, они еще ни одной казни не запретили. Никакая международная амнистия не отменила приговор, потому что такие действия считаются вмешательством во внутренние дела другого государства», – отметил экс-тюремщик.

По словам Алкаева, донецкий приговор стал предметом торга, который вырос до неимоверных размеров, и обменивать осужденных не станут, либо же это будет очень дорогой обмен. Он не исключает, что их освобождение будет связано с отменой каких-то санкций.

«Осужденный марокканец улыбался после приговора. Реакция понятна: человек не верит, что его расстреляют, уверен, что их освободят или обменяют. Но я бы посоветовал не мечтать, а писать прошение о помиловании туда, где они находятся. В данной ситуации смертная казнь может испугать белорусов, которые воюют на стороне Украины. Наверняка, сейчас парни задумались, что с ними будет, если попадут в плен. Скорее всего, их отдадут в Беларусь, где пройдет суд. За наемничество дают 5-7 лет, а вот за участие в боевых действиях против дружественной страны можно легко получить расстрел. Поэтому они сейчас просят гражданство Украины, чтобы их могли обменять. Но, чтобы получить украинское гражданство, придется для начала отказаться от белорусского. Для этого нужно пойти в посольство, заплатить пошлину, предоставить справки, что на тебе не висят алименты, уплачены счета ЖКХ, и только после этого запускается процедура отказа от гражданства», – объяснил Алкаев.

Он добавил, что никто из белорусских смертников не улыбался, поскольку они были обреченными люди и подавленными, а в процессе ожидания исполнения приговора их психика постепенно разрушалась, поскольку, по словам Алкаева, самым страшным для осужденных было ожидание смерти.

«Головой о стенку никто не бился, внешне выглядели нормально. Но какие-то вещи я замечал. Например, приговоренного к смертной казни спрашивали: «У вас есть претензии к содержанию?» Человек отвечал: «Всё хорошо, гражданин прокурор. Всё нормально. Спасибо, гражданин начальник». За что спасибо? Такой ответ свидетельствует о неадекватности. И я видел их безумные глаза в этот момент. Человек не оправдывался: мол, я не виновен, разберитесь, а рапортовал, что всё прекрасно, тем самым надеясь вызвать сочувствие, показать, что готов всю жизнь находиться в таких условиях, только не умирать. А условия там, поверьте, далеко не самые лучшие», – рассказал собеседник телеканала.

По его словам, иногда осужденные ждали исполнение приговора около года, в это время пытались обжаловать его в Верховном суде, просили помилования у президента. Телевизора в камере не было, все, как правило, читали Библию, до последнего надеясь, что останутся живы. Пользовались правом на исповедь, но священнику не исповедовались и не раскаивались, а убеждали его в своей невиновности и просили его через патриарха обратиться к президенту о помиловании.

«Однажды я заметил, как один из осужденных в приговоре зачеркнул карандашом слово «расстрел». Потом увидел, что так делают все, они даже это слово читать не могут. Никогда не произносят его, потому что оно бьет по психике. Что касается последней просьбы, то это только в кино показывают истории про последнее желание. Мы с осужденными практически не разговаривали, за мою практику лишь одному человеку не отказали в сигарете, но это, скорее, было исключение из правил. Осужденным не говорили день казни, дату расстрела я сам назначал. Дату исполнения не назначал до тех пор, пока человек не съест все продукты, которые ему передали близкие, ведь это я добился, чтобы в Беларуси таким осужденным разрешили приносить хоть какие-то передачки. В назначенный день его молча выводили из камеры, на его вопросы не отвечали. У осужденного в голове крутились два варианта развития событий. Один из них – ему могли сообщить о помиловании… Затем его приводили в помещение, где прокурор должен был объяснить, что его ждет. Но наш прокурор отказывался это делать, он просто присутствовал. Неприятную функцию выполнял я, произносил: «В помиловании вам отказано». Потом осужденному завязывали глаза и говорили: «Вас сейчас увезут». Куда, не уточняли. В это время человек думал, что поедет в другое место. Затем его ставили на колени и стреляли в голову. Осужденный не успевал ничего понять. От слов «отказано в помиловании» до выстрела проходило не более минуты», – рассказал исполнитель.

После исполнения приговора, по его словам, родственникам ничего не сообщали, а когда те прибывали в СИЗО, чтобы отдать передачу, в справочном бюро им выдавали справку с тремя словами: «Убыл по приговору».

Интересная статистика по будущим смертным приговорам иностранным наёмникам, прибывшим воевать на стороне Украины. Итак, с 24 февраля текущего года на Украину прибыли:

– 1 831 наёмников из Польши, из которых уже уничтожены 378 и убыли на родину 272;

– 504 из Румынии, 102 погибли, 98 уехали;

– 422 из Британии, 101 погибли, 95 уехали, двое с приговором;

– 601 из Канады: 162 уничтожены, 169 уехали;

– 530 из США, 214 погибли, 227 выехали.

– 355 из Грузии, 120 уничтожены, 90 выехали за пределы Украины.

– 200 боевиков террористических формирований, переброшенных из подконтрольных США районов сирийского Заевфратья: 80 из них уничтожены и 66 уехали.

Итого, в списках Минобороны РФ числится 7 тысяч наёмников и специалистов по эксплуатации вооружения из 64-х стран, не являющихся комбатантами, а квалифицируемые по международному законодательству как преступники. Уже уничтожены 1 956, уехали 1 779.

Впрочем, 7 тысяч – это исходя из официальных данных. Реальное же количество иностранных наемных боевиков на Украине, по некоторым данным, превышает 30 тысяч.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector