СВО на Тайване?

 СВО на Тайване?

Сегодня днём президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин провели переговоры по телефону. Как уже пошутили сетевые острословы, «весь мир замер». Но переживать не стоило, ничего судьбоносного в ходе беседы двух лидеров озвучено не было. Хотя, это как посмотреть.

«Лидеры констатировали, что российско-китайские отношения находятся на беспрецедентно высоком уровне и постоянно совершенствуются, — говорится в скупых строчках официального отчёта, — Подтвердили стремление к последовательному углублению всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия на всех направлениях».

Во время разговора о состоянии и перспективах торгово-экономического сотрудничества, а также договорённостях расширить кооперацию в энергетической, финансовой, промышленной, транспортной и других сферах с учётом осложнившейся вследствие нелегитимной санкционной политики Запада ситуации в глобальной экономике. Было подчёркнуто, что Россия и Китай продолжают выступать с единых позиций, последовательно отстаивая основополагающие принципы международного права и добиваясь построения подлинно многополярной и справедливой системы международных отношений.

Со своей стороны, Владимир Путин изложил принципиальные оценки в отношении ситуации на Украине и решаемых в ходе специальной военной операции задач, а председатель КНР отметил правомерность предпринимаемых Россией действий по защите коренных национальных интересов перед лицом созданных внешними силами вызовов её безопасности. А вот с этого места можно даже поподробнее.

Дело в том, что с сегодняшнего дня в Китае вступают в силу положения о так называемых армейских действиях невоенного характера. Что это значит?

Как пишет китайская Global Times со ссылкой на военного эксперта, новые правила обеспечат правовую основу для выполнения китайскими военными таких задач, как оказание помощи при стихийных бедствиях, осуществление гуманитарных и миротворческих операций, а также задач по «защите национального суверенитета, безопасности и интересов развития Китая».

Финансируемая же правительством США Radio Free Asia и вовсе заявляет, что положения «вызывают опасения», так как Пекин якобы может готовиться к проведению «специальной операции» в отношении Тайваня, не классифицируя её как военные действия.

И в этом смысле события на Украине, о которых Путин рассказал другу Си, могут иметь решающее значение для проблемы мятежного китайского острова. Западные аналитики уже продвигают тезис о том, что если России удастся добиться успеха в украинском кризисе, это подтолкнёт Китай в тайваньском, как сейчас модно выражаться, кейсе.

Недаром министр обороны КНР Вэй Фэнхэ на днях заявил, что «Китай будет сражаться до конца, если хоть кто-нибудь попробует отделить от него Тайвань», добавив, что сегодня на фоне пандемии и конфликта на Украине геополитический ландшафт в мире полностью изменился, и в нынешних условиях Китай не допустит сепарации Тайваня, о которой всё чаще говорят на Западе.

Схожесть (иногда даже в мелочах и режиссуре процессов) украинского и тайваньского случаев подчеркнул в своём комментарии и известный российский политолог Алексей Чадаев.

«Параллель Тайвань-Украина интересна ещё вот чем. Чтобы проект „независимой тайваньской государственности‟ имел успех, нужно искусственно создать „тайваньскую идентичность‟, то есть превратить тайваньскую часть китайской нации в тайваньскую нацию. И это методично, десятилетие за десятилетием, происходит, — пишет эксперт в своём тг-канале, — Одна из находок в деле такого „управляемого нацбилдинга‟ — публичное покаяние от лица главы острова перед „коренными народами Тайваня‟ за китайскую оккупацию. При этом представителей „коренных народов‟ осталось хорошо если 1,5% населения, но теперь среди молодых тайваньцев модно находить „аборигенские корни‟, учить полумёртвые аборигенские языки и ходить в тамошних вышиванках».

Так стоит ли ожидать силового «принуждения тайваньцев к единству» в ближайшем будущем? Вопрос отнюдь не праздный и, несмотря на значительную географическую удалённость, имеющий влияние, в том числе, и на нынешний украинский конфликт.

Дело в том, что китайская СВО на острове может стать неким вторым фронтом в борьбе против коллективного Запада. Причём, не менее, если не более для этого Запада болезненным. И хватит ли у спонсоров киевского режима денег, сил и времени на курирование сразу двух горячих точек, большой вопрос. Но проблема не только в этом.

Как рассказал агентству Reuters главный торговый переговорщик Тайбэя Джон Дэн, «нападение Китая на Тайвань повлияет на глобальные торговые потоки больше, чем война на Украине». К примеру, это приведёт к глобальной нехватке полупроводниковых микросхем, ведущим мировым производителем которых является как раз расположенная на острове компания TSMC.

И если после трёх месяцев антироссийских санкций Запад уже довольно активно почёсывает голову, внезапно осознав, насколько глубоко было взаимное проникновение экономик России, Европы и США (и потому от санкционной войны больно всем, причём ещё не ясно, кому больше), то в случае с Китаем ситуация для стран «западной демократии и гуманизма» ещё хуже.

Любые их попытки ввести против КНР хоть какие-то рестрикции будут иметь значительно более разрушительный эффект для глобальных экономических устоев, чем это уже произошло в конфликте с РФ. Вопрос лишь в том, насколько на Западе отдают себе отчёт в своей уязвимости? А также в том, готов ли Китай к разрыву хорошо отлаженных связей и к отказу от, в общем-то, неплохо работающей кооперации с западными рынками ради достижения своих целей?

Ради пока ещё призрачной мечты вернуть этот мир, живущий по правилам, читай понятиям, принятым в угоду Западу, в состояние мира, существующего по международно-признанным законам и нормам. Такой себе акт чистого альтруизма без каких-либо гарантий. Что ж, видимо, мы это скоро узнаем.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector