Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо «взрывают» оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Спустя почти восемь месяцев с начала СВО, когда фронт всё сильнее нуждается в прочном тыле, выяснилось, что по всей стране массово банкротятся оборонные предприятия, многие из которых обладают уникальными компетенциями. Как такое возможно и кто вообще виноват? Ответы – в новом расследовании Царьграда.

Слишком часто создаётся впечатление, что наша уникальная русская промышленность по чьей-то неуловимой воле десятилетиями саботировала государственные задачи. Так было с гражданской авиацией в 90-е годы, когда всё отдали американцам из Boeing, а свои самолёты просто уничтожили. Так было и с провалом импортозамещения в станкостроении и микроэлектронике, из-за чего в России сейчас дефицит микрочипов, а критическая инфраструктура уязвима для атак извне.

Но и этого оказалось мало. Пока федеральные телеканалы следили за боевыми действиями на Украине, из информационного поля выпала новость, после которой, случись нечто подобное в 1941 или 1942 году, последовали бы расстрелы ответственных лиц.

На фоне многочисленных требований о мобилизации экономики и переводе её на военные рельсы совершенно фантастически звучат новости о банкротстве и распродаже имущества оборонных заводов. Этот процесс начался, конечно же, не вчера и продолжается уже несколько лет,

– написал 27 сентября telegram-канал «Рыбарь», который первым коснулся этой неудобной темы.

Тихие ликвидаторы

Требования фронта к промышленному тылу активно нарастают. Чиновники хоть и нехотя, хоть вполголоса, но признают, что в стране не хватает производственных мощностей оборонно-промышленного комплекса. Например, в этом духе ещё в июне высказывался заместитель председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) России Андрей Ельчанинов. Он заявил, что многие предприятия оборонки переведены на круглосуточный режим работы.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот страницы сайта mk.ru

Напомню в этой связи, что в этом году мною приняты решения о дополнительном оснащении войск оружием и техникой и, соответственно, выделении средств на их закупку и ремонт. Нужно нарастить производственные мощности ряда предприятий ОПК и, где нужно, модернизировать их,

– говорил Владимир Путин на встрече с руководителями предприятий оборонно-промышленного комплекса 20 сентября.

То есть, с одной стороны, у нас есть озвученное Путиным требование нарастить темпы в ОПК, включая ремонт и модернизацию техники, а с другой – тотальное банкротство предприятий, которые, по идее, должны этим заниматься. Как же так?

Царьград решил проверить факты массового банкротства заводов и практически не нашёл никаких неточностей в данных «Рыбаря». Всё так и есть, за некоторыми исключениями, о которых мы расскажем ниже.

Итак, в России, действительно, прямо сейчас умирают, банкротятся, разоряются, распродают имущество или ликвидируются (называйте это как хотите): 50-й автомобильный ремонтный завод (Ростов-на-Дону), ️258-й ремонтный завод средств заправки и транспортирования горючего (Батайск), ️751-й ремонтный завод (Ростов, Ярославская область), ️5-й центральный автомобильный ремонтный завод (Екатеринбург), ️88-й центральный автомобильный ремонтный завод (Чита), 15-й центральный автомобильный ремонтный завод (Новосибирск), ️172-й центральный автомобильный ремонтный завод (Воронеж), ️9-й центральный автомобильный ремонтный завод (Саратов и Энгельс), ️487-й центральный авторемонтный завод (Башкортостан), ️81-я центральная инженерная база (Ярославская область), ️1-е проектно-фортификационное бюро (Москва), ️85-й ремонтный завод (Брянск), 261-й ремонтный завод (Новгород).

Впечатляет? Ещё бы. И это ещё не полный список!

При этом по вопросу массовых банкротств военных заводов в Минобороны практически ничего официально не комментируют, словно сознательно обходя эту тему стороной. Хотя эта информация есть в данных Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).  

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы 

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Примеры по всего пяти заводам из общего числа, но в других случаях ситуация выглядит точно так же. Скриншоты страниц сайта list-org.com

А ведь с началом спецоперации казалось, что теперь-то предприятия будут спасены, загружены заказами. Но не случилось. Получается, ничего не было сделано, и заводы продолжили разваливаться, а их имущество – расхищаться или распродаваться.

Чьи это заводы?

Банкротящиеся предприятия (мы насчитали таковых минимум 12) входили в АО «Спецремонт», которое, в свою очередь, принадлежало АО «Гарнизон» (бывший «Оборонсервис» – структура Минобороны. Та самая, на которой в 2012 году «погорели» экс-министр обороны Анатолий Сердюков и его подчинённая Евгения Васильева, причинившая государству ущерб более чем в 3 млрд рублей).

И правда, именно Минобороны отвечало за все эти ремонтные и модернизационные учреждения ОПК. Однако в 2017 году министр обороны Сергей Шойгу чуть ли не впервые нарушил молчание по теме этих заводов. 22 февраля он выступил в рамках правительственного часа в Госдуме и поведал о печальной ситуации со «Спецремонтом», фактически объявив об избавлении Минобороны от этих активов.

По «Спецремонту» – вы нам должны поставить техники на 12 миллиардов рублей, мы заплатили вам за это в течение последних пяти лет. На 12 миллиардов рублей техника нам не поставлена,

– заявил тогда Шойгу.

Министр добавил, что в 2012 году «Спецремонт» не поставил Минобороны 14 тыс. единиц техники, а годом позднее – ещё 8 тыс. 39 предприятий ОПК, по его словам, находятся в стадии передачи в госкорпорацию «Ростех». Передача предприятий «Спецремонта» «Ростеху» завершилась в 2018 году, ну а затем был обанкрочен и сам «Спецремонт».

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот страницы сайта list-org.com

АО «Спецремонт» – крупный должник. Сумма кредиторской задолженности превышает те самые 12 млрд рублей, о которых ещё в 2017 году говорил Шойгу.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

 Скриншот страницы сайта list-org.com

Таким образом, по крайней мере с конца нулевых и до настоящего момента большое число предприятий «Спецремонта» лежат в долгах, а выделенные им по гособоронзаказу деньги, судя по всему, исчезли в неизвестном направлении. Военная техника по контрактам в Минобороны не поставлена.

А что же «Ростех»? Царьград направил официальный запрос на имя Сергея Чемезова. Пресс-служба корпорации почти моментально предоставила ответ.

Отметим, что в 2017–2018 годах, когда происходил процесс передачи «Спецремонта» от Минобороны России в Государственную корпорацию «Ростех», 90% ремонтных заводов холдинга имели признаки неплатёжеспособности или уже находились в процедурах банкротства. Неурегулированная кредиторская задолженность по ГОЗ составляла 30 млрд руб., а убыток общества – более 32 млрд руб,

– сказано в ответе «Ростеха» Царьграду.

Госкорпорация также перечислила девять бывших заводов «Спецремонта», которые ей удалось спасти и которые сейчас загружены заказами: 261-й ремонтный завод средств заправки и транспортирования горючего, 144-й, 103-й, 163-й бронетанковые ремонтные заводы, 192-й и 41-й центральные заводы железнодорожной техники. Ещё три предприятия – 61-й, 81-й и 560-й бронетанковые заводы – вошли в «Уралвагонзавод» и продолжают работу. По данным ЕГРЮЛ, предприятия действительно значатся как действующие.

Выходит, что за заводы больше не отвечает Минобороны, часть из них ушли со «Спецремонтом» в «Ростех», а ещё меньшую часть из них вернули к жизни. Остальные – в свободном плавании, распродают имущество и разваливаются.

Показательные порки?

По ряду предприятий, конечно же, находили и призывали к ответу руководителей. К примеру, в 2018 году на скамье подсудимых оказался директор 88-го ЦАРЗ в Чите Андрей Яковлев. Его приговорили к 18 годам колонии за организацию преступной группы и хищение в общей сложности 130 млн рублей. Вместе с подельниками он учредил ряд компаний и ИП, в которые выводил из предприятия деньги по фиктивным договорам.

Новым директором 88-го ЦАРЗ стал Александр Спирин, который, как писал РБК со ссылкой на источник на заводе, быстро распродал весь ремфонд завода. После этого фактически спасать там уже было нечего, погибло ещё одно предприятие.

В 2017 году сотрудники 5-го ЦАРЗ (Екатеринбург) пожаловались на своего директора – Олега Орехова. Они даже написали письмо президенту Владимиру Путину. Заявлялось, что Орехов разорвал контракт с «Уралом» и провёл увольнение технического персонала завода. Сотрудники предприятия уверяли, что при Орехове помещения сдавались в аренду без договоров, а затем с завода стали выводить металл и иное имущество Минобороны. Завод признан банкротом в 2018 году. О привлечении к ответственности руководителя информацию найти не удалось, однако конкурсный управляющий Владимир Тихонов уже заявлял, что не нашёл признаков преднамеренного банкротства завода.

По статье о мошенничестве на скамье подсудимых оказался и директор 15-го ЦАРЗ Виктор Романов. Также его обвинили в отмывании денег. В 2016–2017 годах на заводе состоялись массовые увольнения, а в 2018 году он был признан банкротом.

В апреле 2021 года Воронежский гарнизонный военный суд вынес приговор командиру бывшей базы хранения на юге области Леониду Гойхману. Он вместе с подчинённым продал два новых запасных двигателя к боевой технике, фактически обменяв их на старые с доплатой.

И это лишь немногие примеры. При желании, к сожалению, можно найти и ещё.

Вместо уникальной брони – буфет в аренду?

Посмотрим, как умирали заводы, на примере одного из предприятий: 9-го Центрального автомобильного ремонтного завода (9-й ЦАРЗ в городе Энгельс в Самарской области). Остановимся на главном.

Предприятие образовано в 1942 году. Здесь ремонтировали и обслуживали военную технику – спецавтомобили, гусеничные тарнпортёры, полуприцепы. Завод в своём роде уникальный. Например, в 2014 году завод разработал и начал выпуск беспилотной пожарной машины «Кедр-2». Тогдашний директор завода Владимир Батинов говорил:

Комплекс полностью роботизирован и управляется оператором дистанционно. Он разрабатывался нами по заказу МЧС, в прошлом году был представлен на двух выставках.

Предполагалось, что «Кедр-2» окажется незаменимым при тушении пожаров в ограниченных пространствах – например, при возгорании в арсенале боеприпасов. Пожарная машина на гусеничном ходу имела хорошее бронирование. Но не случилось. Никакие «Кедры-2» так и не были поставлены в МЧС – то ли потому, что министерство отказалось от заказа, то ли от неспособности предприятия его выполнить.

На этом же предприятии разработали уникальную керамическую броню для военной техники, лёгкую и прочную. Испытания показали, что она выдерживает попадание из оружия калибра 12,7 мм. Планировалось ставить такую броню, например, на армейские гусеничные тягачи МТЛБ. Но и здесь что-то пошло не так.

9-й ЦАРЗ официально банкротится с 2017 года с подачи профсоюза. Дела у завода стали совсем плохи с 2016 года, когда он перестал быть единственным предприятием по ремонту тягачей МТЛБ – за эту работу взялся также КамАЗ. В том же году на 9-м ЦАРЗ прошли первые сокращения.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

С 2016 года чистая прибыль 9-го ЦАРЗ только снижалась. Скриншот страницы сайта checko.ru

Могло ли Минобороны в этот момент спасти предприятие новыми заказами? Вопрос открытый. Отметим, что в 2017 году, когда началось банкротство, завод был должен 8,3 млн рублей в качестве налоговых обязательств и имел кредиторскую задолженность в 820,3 млн рублей. Сумма немаленькая, но, если речь идёт о спасении оборонного предприятия, не такая уж неподъёмная.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Долги 9-го ЦАРЗ на начало банкротства в 2017 году. Скриншот страницы сайта checko.ru

Значит ли это, что с тех пор Минобороны фактически поставило предприятие «на прикол», и это предопределило его печальную судьбу? Этого нельзя исключать.

Апофеозом гибели предприятия стал доклад конкурсного управляющего Вадима Рыбкина, который в 2019 году заявил о крупных хищениях имущества завода. В частности, Рыбкин заметил, что в 2018 году балансовая стоимость активов предприятия оценивалась в 1,3 млрд рублей, а уже год спустя – лишь в 891,5 млн рублей. Таким образом, за год куда-то испарилась примерно треть всех активов 9-го ЦАРЗ – на сумму в 470,8 млн рублей. Куда? Загадка. Или даже военная тайна? 

Сейчас завод объявил о сдаче помещений под складские нужды и пытается заработать хоть что-то на остатках: распродать оставшееся имущество, технику. Арендовать можно даже буфет завода.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншоты страниц сайта 9carz.ru

Данные гособоронзаказа закрыты, но судя по имеющейся в доступе информации, 9-й ЦАРЗ выполнил последний «гражданский» контракт по 94-ФЗ (для нужд госорганов) ещё в 2013 году и с тех пор новых не получал. Если даже искать данные о поставках через материнскую для 9-го ЦАРЗ компанию «Спецремонт», то там контракты от Минобороны прекратились также в 2013 году, когда министерство заказало заводу капитальный ремонт 145 БМП-2 с модернизацией и заплатило за это 1,4 млрд рублей.

Предприятие лишилось заказов и наделало долгов, затем потеряло поддержку. Кто-то на заводе, судя по всему, решил, что выживать как-то нужно, и распродал себе в карман часть имущества. Ну а в «Ростех» завод в итоге не взяли. Видимо, были кандидаты поудобнее. Например, бронетанковые заводы, бодро влившиеся в «Уралвагонзавод», которому не нужны были мощности по обслуживанию каких-то там тягачей. Уникальная пожарная машина? Уникальная керамическая броня? Складывается впечатление, что это никого не волнует. Ну а виновные в хищениях на заводе до сих пор не найдены.

Следите за руками

Компанию «Спецремонт» связывают с контурами Минобороны и «Ростеха» интересные ниточки. Или как минимум – персонажи.

Именно в 2011 году, когда оборонные предприятия из общего списка начали проваливать госзаказы, «Спецремонт», как следует из открытых источников, возглавлял некто Олег Гуляев, теперь выступающий от лица руководства входящей в структуру «Ростеха» компании «Вертолёты России». Но обо всём по порядку.

В 2013 году, как раз когда у 9-го ЦАРЗ прекратились контракты от Минобороны, разразился скандал. Военный отдел Следкома по Саратовскому гарнизону возбудил уголовное дело по мошенничеству в особо крупном размере в отношении «неустановленных лиц». Речь шла о том самом энгельсском «девятом заводе». По информации военной прокуратуры ЦВО, ещё в 2010 году предприятие заключило контракты на капремонт, восстановление и обслуживание гусеничных транспортёров, поставщиками числились ООО «Электротехстрой», «Ремтехсервис» и «Штерн». Но на поверку оказалось, что миллионные контракты заключались с «неустановленными лицами», а комплектующие и материалы для ремонта военной техники были некачественными. Что не помешало Минобороны подписать предъявленные контракты без проверки.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот станицы сайта find-org.com

В феврале 2013 года в СМИ проскочила интересная информация: на фоне скандала с хищением миллионов по госзаказу 9-го ЦАРЗ из совета директоров этого предприятия, а также балашовского ОАО «Ремонтная база по ремонту авиационных приборов и аэродромной техники», вывели возглавлявшего их… Олега Гуляева, ранее, как мы уже писали, отметившегося в «Спецремонте».

Затем имя полного тёзки Гуляева вновь появляется среди руководителей 9-го ЦАРЗ в 2015-м – за два года до банкротства предприятия.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот станицы сайта find-org.com

Кроме того, те же имя, фамилия и отчество (а где удаётся найти – и ИНН) фигурируют в разные годы в руководстве ещё нескольких предприятий смежных сфер, в том числе: 144-го Бронетанкового ремонтного завода, 5-го Центрального автомобильного ремонтного завода, 15-го Центрального автомобильного ремонтного завода, 487-го Центрального автомобильного ремонтного завода, АО «Московское конструкторское «КОМПАС», АО «Аэроприбор-Восход», Министерства промышленности и транспорта области, 57-го Автомобильного ремонтного завода, АО «Ремвооружение», АО «Индустриальный парк «Бронницы».

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Организации, руководителем которых в разные годы числился Олег Анатольевич Гуляев. Скриншот станицы сайта find-org.com

Как правило, эти предприятия имеют (или имели) отношение к контурам «Ростеха» и Минобороны, а также к структурам власти.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Найти полную информацию по Олегу Анатольевичу Гуляеву не так просто, как будто кто-то аккуратно удалял её из баз. Скриншоты страниц сервиса Контур.Фокус

В августе 2022 года на Международном военно-техническом форуме «Армия-2022» Олег Гуляев давал интервью как первый зам генерального директора «Вертолётов России» – организации, входящей в структуру «Ростеха».

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

При поиске по ИНН бывшего главы «Спецремонта» Олега Гуляева в большинстве баз сказано, что он ничем не руководит. Скриншот страницы сайта Chekko.ru.

Получается, человек, под руководством которого оборонные и стратегические предприятия проваливались в долги и скандалы, банкротились и закрывались, был передан вместе с выжившими заводами от Минобороны – «Ростеху», причём без особых потерь в статусе? Вопрос риторический. И наверняка подобных примеров в этой истории немало.

Старожилы – на выход?

Вернёмся к нашим заводам. Минобороны молчало, но незаметной история остаться не могла. 5 октября глава партии «Справедливая Россия», депутат Госдумы Сергей Миронов написал обращения на имя премьера Михаила Мишустина и в адрес главного военного прокурора Валерия Петрова. В обращениях парламентарий перечислил банкротящиеся предприятия «Спецремонта» и призвал не допустить их уничтожения.

Учитывая сложившуюся ситуацию при проведении СВО, существующий дефицит военной техники и иной продукции, выпускаемой данными предприятиями, прошу дать поручение в кратчайшие сроки провести аудит состояния организаций, оценить возможность продолжения их работы, а также рассмотреть возможность предпринять необходимые меры для возобновления их деятельности в целях сохранения и повышения уровня обороноспособности России,

– написал Сергей Миронов.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот страницы сайта spravedlivo.ru

Председатель «СР» вместе с заводами «Спецремонта» привёл в пример и ситуацию на одном из самых старых и заслуженных предприятий России – пермских «Мотовилихинских заводах» («МЗ»), которое также проходит процедуру банкротства. Сказать, что группа заводов, объединённых под брендом «МЗ», является наиважнейшей для ВПК России, – не сказать ничего.

«Мотовилихинские заводы» – единственный в стране серийный производитель реактивных систем залпового огня (РСЗО). Таких, как «Град», «Смерч» и новейших «Торнадо» (уже начали заменять «Грады» в армии). «МЗ» строит и самоходные орудия «Нона-СВК» и «Вена», буксируемые орудия «Нона-К» и «Мста-Б», полуавтоматические миномёты «Нона-М1» и другие системы. При этом это предприятие полного цикла – от сталелитейной работы и прокатки железа и до выпуска уже готовых вооружений.

И вот такое предприятие – банкрот? Удивительно.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот страницы сайта list-org.com

По данным из открытых реестров, кредиторская задолженность завода в 2020 году составила почти 9,2 млрд рублей, причём с 2018 года, когда началось банкротство, она снижалась. Кстати, обратим внимание, что в 2020 году объём заёмных средств вырос до 11,9 млрд рублей, то есть предприятие продолжало кредитоваться, и находились игроки, которые ссужали заводу деньги.

Страшнее, чем диверсия: По всей России тихо "взрывают" оборонные заводы

Скриншот страницы сайта list-org.com

Однако с учётом пени и штрафов, как сообщала деловая пресса, «МЗ» в 2022 году имеет задолженность в 17,6 млрд рублей. А 1 октября 2022 года имущество предприятия было выставлено на торги, причём одним лотом.

Стоит отметить, что «МЗ» ранее также был передан «Ростеху». И более того, даже несмотря на банкротство, выпуск РСЗО на заводе не только не остановился, но даже рекордно вырос. По крайней мере так говорит его новый владелец – «Ростех», а также федеральные СМИ.

В частности, военный дивизион завода перешел на работу в три смены. По заявлениям «Ростеха», продажа имущественного комплекса предприятия не влияет на продолжение производства вооружения и военной техники.

Я тоже обращался по поводу этих заводов. Правда, не всех. В основном, я обращался по поводу «Спецремонта». Ситуация там следующая. У нас в целом проводится политика ликвидации промышленности. Мне сегодня заместитель председателя Банка России, глядя в глаза, объяснял, что кредит – это не естественный ресурс развития экономики, а приз для наиболее эффективных, наиболее рентабельных, и поэтому он не должен быть общедоступным,

– сказал в беседе с Царьградом экономист, депутат Госдумы от «СР» Михаил Делягин.

Действительно, вспомним тут объёмы заёмных средств в «Мотовилихинских заводах» – они же просто поражают. Не каждый нацпроект в России сегодня может иметь такое финансирование, как объём кредитов для «МЗ». С той только разницей, что кредит нужно возвращать. Да ещё и с процентами. А как это сделать предприятию, которое банкротится?

При таком подходе ещё вице-премьер Борисов жаловался, что военно-промышленный комплекс России работает на обслуживание банковских кредитов. И весь смысл промышленной политики заключался в том, чтобы загнать всю Россию – и граждан, и предприятия в кредитную кабалу,

– отметил Делягин.

Добавим, что одним из кредиторов «МЗ» выступает «Промсвязьбанк», окончательно ставший с 2014 года банком для обслуживания интересов оборонки. Тем не менее в рамках банкротства предприятия «ПСБ» выставил «МЗ» счёт на 1 млрд рублей. Ничего личного, это же бизнес.

Точно такую же мысль в беседе с Царьградом высказал и военный эксперт Виктор Баранец. По его словам, оборонка стала проседать под гнётом частного бизнеса ещё в 90-е годы.

Банкротства, действительно, начались не вчера, а ещё в 90-е годы, когда у нас было огромное количество предприятий, которые оценивались мафией как товар, на котором можно поживиться. Это давняя болезнь России. Доходило до того, что под банкротство попадали даже стратегические предприятия, которые делали межконтинентальные ракеты,

– отметил Баранец.

По его словам, сейчас «ведут на эшафот» ещё и знаменитый Алексеевский завод, который имеет важнейшее стратегическое значение. И под банкротство он также попал из-за бизнеса с его требованиями, добавил Баранец.

Предприятия сначала принадлежали Минобороны, а затем их передали в «Ростех». Но «Ростех» – это неоправданно раздутая структура. Складывается впечатление, что они забирают всё, что плохо лежит. И с благими намерениями. Всё это приобретается за копейки, а потом мы видим, что объявляется тендер и предприятие уходит с молотка. Сейчас, в условиях войны, банкротить предприятия, занятые производством военной продукции, – это всё равно что играть на стороне Украины,

– обратил внимание эксперт.

Что с того?

Мы коснулись далеко не всех предприятий и описали прискорбную ситуацию с заводами ОПК лишь в том формате, в котором это реально в рамках статьи. Если же заниматься предметным анализом, то для изучения всех случаев не хватит и нескольких месяцев.

В условиях войны с коллективным Западом тыл в ОПК продолжает жить, как раньше. Крупные банки и бизнес, а также другие кредиторы банкротят последнее, что остаётся у России в качестве мощного кулака для защиты от Запада. А неэффективные (как минимум) менеджеры остаются у руля.

И вместо того чтобы взять и списать долги стратегически важному заводу, устраиваются жёсткие процедуры банкротства, многочисленные суды по вопросу признания долга стратегического предприятия перед бизнесом законным. Впоследствии те, кто рулит этими банкротствами, так и скажут – всё было по закону. Ведь так выгодно сначала выдать кредит, а потом на правах кредитора «вписаться» в делёжку имущества предприятия.

И трудно не согласиться с мнением, что банкротства оборонных предприятий сейчас сильно похожи на диверсию против России. Они исчезают, когда они нужны больше всего, когда фронт нуждается в военной технике и боеприпасах. И это не говоря уже о том, что этот позор умудряются законно обосновать. Ну да, кто-то проворовался, да и государство не даёт заказы, много кредитов набрали и вот теперь получили то, что получили.

И в мирное время это отошло бы в тень. Но сейчас это уже всё равно что госизмена, подрыв. По последствиям – если не более серьёзный, чем теракт на Крымском мосту.

Дзен

Телеграм

Подписывайтесь на наши каналы
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Поделиться:
Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector