Среднеазиатская дилемма России — Новости для меня

Среднеазиатская дилемма России

 Среднеазиатская дилемма России

В преддверии неформального саммита глав государств СНГ, который прошёл 28 декабря в Санкт-Петербурге, президент России Владимир Путин провёл встречу со своим таджикским коллегой Эмомали Рахмоном.

Темы, которые успели затронуть лидеры обеих стран, можно условно разделить на два основных блока: российские войска в Таджикистане и таджикские мигранты в России. Причём оба эти вопроса отличаются и повышенной сложностью и ощутимой болезненностью.

Начнём с первого. Ещё со времён распада СССР в Таджикистане (в Душанбе и Бохтаре) находится 201-я российская военная база — крупнейший военный объект страны за ее пределами. В состав базы входят мотострелковые, танковые, артиллерийские, разведывательные подразделения, подразделения ПВО, РХБ защиты и связи. По сути 201-я база является военным форпостом России в Средней Азии и одним из самых боеспособных подразделений ВС РФ. И это не просто слова. Личный состав базы сформирован исключительно контрактниками, практически каждый из которых успел повоевать в Сирии.

Столь внушительное военное представительство в регионе позволяет России контролировать не только таджикско-афганскую границу, отслеживая и вовремя пресекая доступ с территории беспокойных южных соседей боевиков и международных террористов, незаконный оборот оружия и героиновый наркотрафик, который буйным цветом расцвёл в период двадцатилетней американской оккупации Афганистана, но и выполнять другую, на мой взгляд, куда более важную функцию. По факту, 201-я военная база – это элемент российского влияния на всю Среднюю Азию, причём не столько грубо-силовой, сколько тонко-психологический.

Для того же официального Душанбе и лично для господина Рахмона, который ещё тридцать лет назад был товарищем Рахмоновым, народным депутатом Верховного Совета Таджикской ССР, а после 1992 года председателем Верховного Совета Таджикистана (то есть главой государства в период, когда должность президента страны была упразднена), русские войска — это гарантия безопасности и стабильности в республике, защиты её как от внешних врагов, так и от внутренних политических потрясений.

«Наша военная база, которую мы с вами создали в свое время, она все-таки развивается, она является одним из значимых элементов безопасности в регионе. Знаю, что вы тоже в контакте постоянно с нашими военными, контролируете ситуацию, помогаете нашим военным там для того, чтобы они жили в нормальных условиях», — сказал по этому поводу, обращаясь к президенту Таджикистана, Владимир Путин.

Схожая ситуация и в соседней с Таджикистаном республике Кыргызстан. Прошлогодние волнения, приведшие к смене руководства страной, не переросли в реальную гражданскую войну во многом благодаря вмешательству российских дипломатов и присутствию неподалёку наших военных.

Кроме того, во время прошедшей в Санкт-Петербурге встречи российский лидер отметил, что «ситуация на границе с Афганистаном… вызывает известную тревогу, озабоченность… это объективное обстоятельство». Развивая мысль президента, посол РФ в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов объявил, что Россия начинает строительство в республике современной пограничной заставы как раз на границе с Афганистаном.

«В рамках Организации Договора о коллективной безопасности принято было решение об укреплении таджикско-афганской границы… Ещё один вклад России — это строительство погранзаставы в районе Шамсиддин Шохин, выделены деньги, подписано соглашение, этот проект переходит в практическую фазу, будет построена современная погранзастава», — рассказал дипломат.

В общем, наше присутствие в Таджикистане помогает решать нам сложные геополитические задачи и удерживать все среднеазиатские республики от того, чтобы они не пошли в разнос по примеру Украины. А элементов внутренней нестабильности у них там хватает. Да и местечковый национализм и русофобия в последнее время начинают поднимать голову.

Но за всё, как известно, приходится платить. И не только риском для жизни наших военнослужащих (что очевидно, но объяснимо), но и проблемами в самой России. Я говорю о миграции, прежде всего, незаконной, которая, во многом, происходит как раз с территории стран Центральной Азии.

И тут уже одним Таджикистаном дело не ограничивается. По данным МВД России на 2019 год, на миграционный учет встали почти 20 млн человек, из них 13 млн — граждане республик бывшего СССР, большинство из которых прибыло из Узбекистана и Таджикистана. Понятно, что из-за ковидных ограничений 2020-го и 2021-го годов этот «турпоток» несколько подыссяк, но структура миграции ничуть не изменилась.

При этом при регистрации в ФМС только каждый третий представитель среднеазиатских республик в качестве цели поездки указывает работу, в основном все пишут «частная» или «иное». По факту же, почти 100% узбеков, таджиков, а также киргизов пополняют ряды нелегальных мигрантов. Они вливаются в уже существующий бизнес своих национальных диаспор и готовы на выполнение любой работы, за которую платят.

За примерами далеко ходить не надо. Любой, кто пользовался в России услугами агрегаторов такси, знает, что в 8 случаев из 10 за рулём поданного автомобиля окажется водитель с характерной внешностью и труднопроизносимой фамилией. Казалось бы, да и Бог с ними. Вон, в Нью-Йорке большинство таксистов индусы, и ничего, привыкли. Но дело в другом. Если, например, между Россией и Киргизией существует договор о взаимном признании выданных водительских удостоверений и, отправляясь в поездку с водителем-киргизом, можно быть более-менее уверенным в его квалификации, то с Узбекистаном и Таджикистаном таких соглашений нет. И их профессиональные качества остаются на совести агрегатора, который суть бездумная машина, не несущая перед пассажиром вообще никакой ответственности. Да, это частный случай, но весьма показательный.

Но самой серьёзной проблемой, связанной с мигрантами, в последнее время стали массовые драки и столкновения, когда различные этнические группы делят, так сказать, территорию, предпочитая решать вопросы силовыми методами, не брезгуя при этом и откровенной поножовщиной. Сообщения полиции о задержании участников беспорядков значительно участились, а количество высылаемых восвояси мигрантов измеряется уже сотнями тысяч. Но на их место прибывают новые.

А бывает и так, что наше родное МВД, то ли в качестве широкого жеста, то ли как новогодний подарок прибывшему в столицу Российской империи президенту Таджикистана, по своей инициативе снимает запрет на въезд в Россию со 120 тыс. граждан среднеазиатской республики, совершивших, по словам российских правоохранителей, незначительные нарушения на территории РФ. Сомнительная щедрость, мягко говоря.

Этническая преступность, питательной средой для которой служит нелегальная миграция, вовсе не выдумка жадных до сенсаций журналистов бульварных изданий. Нет, это вполне реальный фактор, влияющий на ощущение безопасности россиян и создающий постоянную головную боль блюстителям закона. Вот официальная информация МВД РФ только за восемь месяцев текущего 2021 года.

«Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории РФ совершено 24,7 тысячи преступлений, что на 5,9% больше, чем за восемь месяцев 2020 года, в том числе гражданами государств — участников СНГ — 19,2 тысячи преступлений. Их удельный вес составил 77,8%», — говорят в ведомстве, подчёркивая, что с каждым годом ситуация становится только хуже.

Кроме того, большинство приезжих ещё и не владеют русским языком. И эта проблема стоит настолько остро, что о ней даже заговорил президент Путин во время своей вчерашней встречи с Рахмоном. Уточнив, что на данный момент в России находится 1 миллион таджиков, российский лидер ещё раз подчеркнул, что «подготовка в рамках изучения русского языка является самым верным способом адаптации людей для того, чтобы они могли спокойно работать, чувствовать себя комфортно».

Отдавая должное дипломатичному стилю общения лидера РФ, не станем, тем не менее, питать иллюзий, что его слова были продиктованы только лишь заботой о комфорте иностранных граждан. Нет, это был вполне прозрачный намёк президенту Таджикистана, на существующую проблему, которую необходимо решать, и желательно срочно.

О том, что может произойти если этого не сделать, становится понятно из заявления пресс-центра МВД РФ, сообщившего, что начиная с 1 января 2022 года иностранные граждане, уличённые в нарушении российского трудового законодательства, могут быть не только оштрафованы, как это было раньше, но и выдворены из России. А требование к знанию русского языка для мигрантов в этих нормах прописано чёрным по белому. Так что шутки кончились и клеить надписи в московском метро на узбекском и таджикском, а также уговаривать «гостей с Юга» учить русский, никто больше не станет. Не хочешь – на выход!

Да, в условиях, когда Россия ощущает последствия демографической ямы лихих 90-х, без притока рабочих рук из-за рубежа, судя по всему, не обойтись. А добрососедские отношения с бывшими республиками СССР и геополитические интересы вынуждают руководство РФ с заметной лояльностью относиться к мигрантам из стран Центральной Азии, для которых деньги, привезённые из России, являются значительной частью доходов их национальных экономик.

Но наверху отдают себе отчёт и в том, что проблемы, которые создают мигранты внутри российского общества, могут привести к социальному взрыву такого масштаба, по сравнению с которым Кондопога покажется детскими забавами. И, судя по всему, рисковать этим никто не намерен.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector