Снизойти до переговоров

 Снизойти до переговоров

Вашингтону пора рассмотреть прямые переговоры с Москвой, и побыстрее. С таким советом нынешней американской администрации выступил на страницах The National Interest бывший старший советник Госдепа во времена Буша и Трампа Кристиан Уитон.

«Чтобы положить конец военным действиям на Украине в ближайшем будущем, Вашингтону придётся вести переговоры непосредственно с Москвой. Чем раньше он это сделает, тем лучше. Ни одна из сторон, похоже, не готова пойти на территориальные уступки, без которых урегулирование путём переговоров кажется маловероятным. У Москвы есть сильные стимулы для продолжения военных действий до следующей зимы, когда Европа может столкнуться с ещё большим энергетическим кризисом, чем сегодня. Напротив, у США есть масса причин искать сейчас сделки», — убеждён экс-чиновник Госдепартамента.

По мнению Уитона, Киев не сможет продолжать крупномасштабную войну — не говоря уже о том, чтобы отвоевать потерянную территорию — без существенной и, главное, постоянной помощи США, включая американское оружие, боеприпасы, разведку, оперативные консультации и деньги. Тогда как Москва готова сражаться на Украине долго и до конца. Россия, как пишет эксперт, продемонстрировала, что ей удобны «замороженные конфликты».

В той же пессимистической тональности и, в каком-то смысле, подтверждая тезисы Уитона, выступили генсек НАТО Столтенберг, заявивший об истощении запасов НАТО и необходимости готовиться к долгой войне:

«Наверное, я мог бы начать с того, что вы правы в том, что союзники по НАТО и члены ЕС истощили свои запасы, чтобы оказать поддержку Украине. И, конечно, когда мы истощаем наши запасы, есть только одно долгосрочное решение, и это — производить больше»,

и американский сенатор Рэнд Пол, в своей статье для The American Conservative подчеркнувший, что санкционная стратегия США демонстрирует свою неэффективность, а новые санкции против России приведут к уничтожению Украины:

«Вашингтонские политики отчего-то уверены, что новые пакеты мер против России измотают её и заставят Москву „безоговорочно капитулировать‟. Однако горькая правда в том, что они могут привести лишь к опустошению Украины. Почему? Да потому, что санкции — это инструмент переговоров, а не бессрочного противостояния. А западные чиновники, рассуждающие о необходимости довести борьбу до „полной победы Киева‟, явно не думают о диалоге».

В общем, совершенно очевидно, что ни мы, ни наши противники из НАТО, ведомые США, не готовились к затяжной войне. Но именно временной фактор сегодня во многом является определяющим. На чьей стороне «играет» время — вопрос дискуссионный, но если говорить о моменте, то прямо сейчас затягивание конфликта не устраивает, прежде всего, Запад.

Но в том-то и дело, что войны-то как раз можно было избежать, во всяком случае, в той форме, в какой она ведётся и с теми последствиями для обеих сторон (имеются в виду Россия и Запад, Украина не сторона конфликта, она — инструмент), которые видны уже сегодня. И именно Запад не посчитал нужным приложить усилия для её предотвращения.

А ведь изначально ничего не было предопределено. Вопреки слухам, Россия не предупреждала Китай о вторжении на Украину во время Олимпиады в Пекине. По информации Financial Times, полученной из вроде бы надёжных источников, замглавы МИД Китая даже понизили в должности из-за того, что он не смог спрогнозировать начало российской СВО на Украине.

«Путин не предупреждал Си Цзиньпина о нападении на Украину, но говорил, что Россия будет готова ответить в случае атаки украинской армии на российские территории», — пишет FT, напоминая, что в феврале прошлого года американская пресса связывала даты начала конфликта с проведением Олимпиады, в частности указывалось, что «вторжение произойдёт уже после её завершения, чтобы осчастливить китайского лидера».

Я не стану оценивать, хорошо это было бы или плохо, если бы уже скоро как год тому назад Путин не признал ЛДНР и не объявил СВО, разговор сейчас не об этом. Более или менее определённо можно говорить лишь о том, что если бы США снизошли до нормального, адекватного, прагматичного и уважительного диалога с Москвой, никто бы спецоперацию не начал. Это понятно хотя бы потому, что за 8 лет, прошедшие с победы Майдана, для введения войск на Украину был выбран не самый удачный момент. Стало быть, решение было вынужденным, а не намеренным. Но США не снизошли, более того они посчитали, что легко нас порвут, а договариваться с практически поверженным врагом не в их стиле. Таких они просто добивают.

Сейчас постепенно приходит протрезвление, но пока оно, увы, выливается не в попытки наладить диалог (все эти закулисные переговоры, реальные и мнимые, они о другом, там элиты договариваются лишь о правилах ведения войны, а не о её прекращении), а в интенсификацию боевых действий путём накачки Украины новым вооружением.

Это, возможно, одна из последних (если не последняя) и потому особенно отчаянная попытка Штатов руками украинцев добиться того, чего не удалось достичь с помощью санкций. И когда она провалится (а на это можно надеяться), тогда в Вашингтоне, быть может, и услышат голоса тех своих экспертов, кто давно уже призывает к переговорам.

А может ли администрация Байдена вести прямые переговоры с Кремлём? Сейчас между двумя странами отношения на самом низком уровне, чем когда-либо со времён Карибского кризиса (да и тогда, похоже, было больше доверия и желания договариваться). Могут ли в Вашингтоне в принципе умерить собственную спесь и начать искать выход из сложившейся ситуации?

Хотелось бы верить, что могут. Ну не совсем же они там выжили из ума. Потому что альтернативой диалогу будет не новая «холодная» война, а нечто гораздо более пессимистическое, вплоть до ядерной зимы…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector