Сколько ещё «три топора» и «Цезарь» будут убивать Донецк?!

 Сколько ещё «три топора» и «Цезарь» будут убивать Донецк?!

«Донецк пылает огнём, обстреляны больницы и школы, везде — руины разорённого человеческого жилья. Но только ли враги боятся непокорного Донецка и приникнувших к нему верных Макеевки, Ясиноватой, Горловки и других городов? Страшные обстрелы с начала СВО с каждым днём становятся всё интенсивнее. Их что, не видят российские генералы?

Вчера уже руководство ДНР напрямую обратилось к России за помощью, остановить этот смертельный беспредел, однако ни „Калибры‟, ни „Искандеры‟ не полетели на убийц сегодня. А донецкие города по-прежнему ежедневно хоронит убитых мирных. А наши защитники высланы в другие важные места сражения. Это совпадение такое? Непокорённые опасны? Для либеральной элитки и внутренних предателей России, сосущих из неё богатства и собирающих себе на чёрный день за границей? Очевидно, эта часть общества имеет влияние на армию и её командование. Ведь операция началась как спасение Донбасса. Так вот, в течение восьми лет позиционной войны с запретами отвечать гибли от 20 до 40 человек в месяц — военных. И единицы мирных. А сейчас 85 жертв за неделю. Может, отвечать на обстрелы нечем? Или все настолько привыкли, что мы умеем умирать молча, что решили — они и на этот раз стерпят? Но поднимается народное возмущение происходящим убийством Донбасса. И безнаказанно это не пройдёт для тех, кто своими действиями препятствует выполнению СВО». Такое мнение высказал дончанин Михаил Коростень, и так сейчас думают многие.

Что же происходит в городе, и почему Донецк летом 2022 года превратился в Луганск 2014-го?

Чудовищные обстрелы города украинскими боевиками не прекращаются ни на день. Впервые за все годы в донецкие больницы раненых мирных жителей поступает гораздо больше, чем военных. Такого не было даже страшным летом 2014-го, хотя тогда город тоже сильно накрывало артиллерийскими ударами, и в сутки погибали трое-пятеро гражданских. Теперь ВСУ не просто хаотически уничтожают город, а делают это планомерно и прицельно, прекрасно зная, куда летят снаряды и какие последствия они вызывают. Артиллеристы ВСУ — хорошо подготовленная, и обученная военная каста. Их готовили иностранные инструкторы по методам действий современной войны — с использованием беспилотников и радаров контрбатарейной борьбы. За восемь лет войны в Донбассе они давно пристреляли каждую точку. Поэтому каждый залп даётся по конкретным целям как мирного назначения — электроподстанциям, газопроводам, школам, так и военного — удары по воинским частям в черте города или складам боеприпасов.

Это произошло 17 июня в Донецке, до этого — в Луганском городе Красный Луч. Киевский район Донецка после масштабных обстрелов загорелся в разных точках, по всему району вспыхнули пожары, чёрный дым столбом стоял над многоэтажками, разрывы снарядов не стихали до вечера. Также ВСУ не прекращают и беспокоящий огонь, стреляя по скоплениям людей, по рынкам, больницам, спальным районам, куда раньше снаряды практически не долетали. Беспокоящий артиллерийский огонь по жилым кварталам стал способом террора людей. Когда за два часа на город обрушивается 300 реактивных ракет «Ураган» и «Град» и снарядов калибра 152 мм и 155-мм гаубиц М777 — это невозможно объяснить военной необходимостью, только политикой устрашения. Так же поступали любые оккупанты — испанские конкистадоры, американские колонизаторы, французские или немецкие войска, которые сжигали деревни и города в наказание за сопротивление или за то, что люди осмелились выступить с протестом против них.

ВСУ не считают жителей Донбасса людьми и просто отыгрываются на них — мстят за поражения, ненавидят, стремятся причинить как можно больше боли, зла и разрушений. Не случайно для огневого террора городов ВСУ применяют системы залпового огня. Они не предназначены для прицельного огня, а поражают живую силу на больших площадях. После массовых обстрелов МЧС ДНР тушили пожары по всему городу до позднего вечера, при этом найти воду было очень тяжело — в городе её нет уже несколько месяцев. К киоскам с питьевой водой и водовозкам с технической — огромные очереди. Во многих районах — перебои со светом из-за повреждённых подстанций. Три-четыре десятка раненых постоянно поступают в донецкие больницы. Летом 2022 года Донецк повторил судьбу Луганска образца 2014-го.

Вот лишь несколько самых страшных и типичных параллелей. 14 июля 2014 года в результате артиллерийских обстрелов со стороны ВСУ в Луганске погибли 8 человек, были ранены 52 мирных жителя. Огромной проблемой для луганчан, как и сейчас для дончан, стало отсутствие воды. После дождя люди набирали воду из луж, под ливневыми трубами многоэтажек стояли толпы людей с вёдрами. «Частники, у которых на участке была скважина и колодцы, возле своих дворов собирали длинные очереди. Находиться в одном месте толпой было небезопасно: любой снаряд может убить множество людей, но выбора не оставалось, и люди с канистрами и тележками стягивались к таким местам. Потом воду стали возить по дворам водовозами, которые опять же собирали людей в толпу — отличную цель для миномётчиков», — вспоминали те дни луганчане. Теперь жители Донецка испытывают нехватку воды: «Воды или нет совсем, или дают раз в несколько дней. Её нет ни в частном секторе, ни в многоэтажках, где особенно тяжело выживать. Везде можно увидеть люди с пятилитровыми бутылями и канистрами. Жалко смотреть на пожилых людей, которые везут из последних сил тележки с водой, обливаются потом, тяжело дышат и идут дальше с остановками для короткой передышки».

«Мы привыкали к отсутствию электроэнергии. Спать ложились с наступлением темноты, вместо холодильника стали использовать подвал», — рассказывали луганчане. В прифронтовых районах Донецка, где тоже света не бывает часто, люди приспособились готовить еду на кострах или переезжают к знакомым, уехавшим в эвакуацию, туда, где есть свет. Коммунальные службы города работают без сна и отдыха, восстанавливая электроснабжение, но обстрелы беспощадны и рвут подстанции и ЛЭП каждый день, а рабочих рук осталось мало — призваны по мобилизации. Каждый день дончанам на телефон приходят смс-рассылки — «требуются электрослесари», «требуются водители», «требуются рабочие». Вакансий стало больше людей, которые могут их занять.

«Убедительная просьба к жителям ограничить передвижение по городу, без острой необходимости не выходить из дома» — это главные ежедневные смс от штаба теробороны города. Восемь лет назад к этому же призывали луганчан, а теперь их город выведен из-под ударов ВСУ. «В воздухе висит запах пороха. Разрывы беспрерывно — глохнешь от них. Часто прилетает прямо посередине улицы, но никто не боится. Устали боятся», — вспоминают жители Луганска. В Донецке все тоже сейчас обсуждают политику или обстрелы — откуда стреляли, куда упало, что это было, кто погиб или ранен.

Постоянно стреляет тяжёлая артиллерия ВСУ и ПВО ДНР, сбивая ракеты. У многих знакомых расстройство сна: «Сначала не можешь заснуть, потому что просыпаешься ночью от разрывов, а потом просыпаешься ночью от тишины». Машин в городе мало, как и людей. Всё это же было и в Луганске.

Луганские больницы в то время часто подвергались обстрелам. «Операции шли под разрывы снарядов и рокот дизель-генератора. Смерть в то время не от пули или осколка вызывала недоумение. Казалось, что естественной смерти нет вообще, и если удастся пережить обстрел, то жить будешь вечно. Мы приехали к областной больнице, осколками в здании были выбиты практически все стёкла», — вспоминал водитель «скорой помощи» Дмитрий Митрофанов. В Луганске лета 2014-го было много воронок и разрушений, куски кирпича, стекло и осколки рассыпаны кругом, дома и магазины были сильно повреждены. В Донецке июля 2022 года происходит то же самое: на зданиях — следы пожаров, в девятиэтажках выбиты стёкла, пробиты стены, искорёжены или снесены взрывной волной крыши и балконы. Щиты дорожных указателей похожи на решето, а дорожные отбойники смяты при переезде их танками. Вдоль дорог — сгоревшие поля пшеницы и обугленные деревья. Это донецкая реальность, но события показывают, что тыла больше нет нигде.

Когда же будут прекращены обстрелы Донецка, и почему линия фронта до сих пор не отодвинута от большой и густонаселённой агломерации? Говорить об оптимистичных сроках конца украинского артиллерийского террора пока не приходится. Сил на окружение и уничтожение мощных укрепрайонов на марьинском и авдеевском участках фронта недостаточно. Группировка ВСУ в этих районах насыщена тяжёлой артиллерией и РСЗО, дороги снабжения не перерезаны, а основные события происходят на севере Донецкой области. Быстро обескровить ВСУ там не получится, потому что каждый город — Славянск, Краматорск, Артёмовск, Константиновку украинские боевики намерены удерживать до последнего, прикрываясь жителями, застройкой и промзонами. Чтобы отодвинуть фронт на безопасное расстояние от Донецка, союзные силы должны как минимум выйти на границу с Днепропетровской областью Украины.

Ситуацию ухудшают западные поставки ВСУ дальнобойных орудий, таких, как французские САУ «Цезарь» и американские гаубицы М777 калибра 155 мм. Из-за маркировки они получили название «три топора». И это они включились в обстрелы Донецка и районов, ранее считавшихся тыловыми. Сейчас у украинской армии таких гаубиц, не считая дальнобойных САУ, более 110. На недавней встрече представителей НАТО на базе «Рамштайн» Украине пообещали дополнительные единицы артиллерии, и речь идёт о 300–400 артустановках. Эти поставки помогут Киеву восстановить и нарастить свой военный потенциал. И пока они не будут уничтожены вместе с украинскими артиллеристами, кошмар массовых обстрелов Донецка и других городов не прекратится.

Постскриптум. Утром 18 июня на Куйбышевский район Донецка вновь упали 20 снарядов калибра 155 мм со стороны авдеевского укрепрайона.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector