Шаги к «Свободной Украине» сделаны

 Шаги к «Свободной Украине» сделаны

«В батальоне настроение у ребят боевое, ребята готовы, нет таких, что согласились, а потом передумали, ребята изначально сказали, что да. И думаю, что все ребята готовы пойти до конца!»

Так бывший командир танка и старший сержант украинских войск, а сейчас старший подразделения Андрей Тищенко охарактеризовал настроение украинских военнопленных, которые согласились стать бойцами батальона имени Богдана Хмельницкого. Такой добровольческий батальон создан в Донецкой Народной Республике (ДНР), а командир Тищенко рассказал:

«История эта началась в такое время, когда украинскому правительству его народ не нужен стал, и на фоне этого всего, когда украинская власть должна была защищать своих людей, она их просто бросила. И, глядя на всё это, появилась у меня возможность — и у меня, и у моих товарищей, которые будут вместе со мной в этом подразделении, — отдать должное».

Сегодня известно также, что в батальоне около 70 человек, из которых 95% — бывшие украинские военные с боевыми опытом, размещённые в разных колониях ДНР. Из тех около 1,4 тысячи украинских солдат, которые сейчас находятся в плену.

Это мало, но Тищенко убеждён: батальон ждёт пополнение. Потому что контракты с добровольцами, по словам Тищенко, будут заключены с Вооружёнными силами России на общих условиях.

«Формирование батальона на этапе получения российского гражданства, получения паспорта, подписания контракта и убывания в лагерь для дальнейшей подготовки, переподготовки и формирования», — рассказал Тищенко.

Главные же критерии отбора — моральное и физическое состояние бойца. Кроме того, каждого добровольца проверяют, не совершал ли он военных и уголовных преступлений и на Украине, и в рамках спецвоенной операции (СВО) против граждан России.

А сегодня, в последний день зимы пришло ещё одно известие: украинский пограничник Кирилл Спасский встретил в плену отца и кума, и вместе мужики вступили в этот добробат имени Хмельницкого.

«Да, у меня отец здесь (в колонии — авт.), он тоже пограничник служил на соседней заставе. Я пригласил отца в батальон, он сразу сказал: „Я пойду с сыном‟. Есть такие ситуации, что ребята, которые встречаются в таких вот местах, находят своих родных, которые думали, что они без вести пропавшие, находят общение, им дают возможность пообщаться. И они приходят к общему решению, что да, действительно стоит (вступить в батальон — авт.)», — сказал новый доброволец.

И это, конечно же, удивительные новости. Особенно на фоне того, что «Антифашист» рассказывал, что никаких подвижек к самостоятельному освобождению от неонацизма режима президента Украины Владимира Зеленского не наблюдается. А уполномоченный по правам человека в Луганской Народной Республики (ЛНР) Виктория Сердюкова ранее сообщала, что верх сопротивления — всего лишь факт того, что часть украинских военнопленных, находящихся в плену на территории республики, отказались от включения в список на обмен. И сделали они это только потому, что опасались повторной отправки на фронт и «утилизации» в рамках СВО, а не собрались бороться за новую Украину.

Теперь же процесс, как видим, пошёл. И главное — подхватить его и по-разумному, системно и последовательно, направить в продуктивное русло. Превратить в широкое пропагандистское, если хотите, даже агитационно-просветительское движение, которое будет противостоять упоротой пропаганде неонацистов, их репрессивному аппарату и системе запугивания, превращающим сегодня украинский народ в безмолвное и безропотное стадо.

Точно так, как это сделали в 1943 году с уже упоминавшимся Национальным комитетом «Свободная Германия» (НКСГ) и Союзом германских офицеров (СГО), созданными в 1943 году по личному распоряжению Иосифа Сталина, который решил, что после поражения гитлеровцев под Сталинградом немцам уже есть, что предъявить для того, чтобы они сами начинали думать над судьбой своей страны. И над освобождением её от власти Гитлера.

«Товарищ Щербаков, немцам пора создать свой антифашистский комитет на широкой основе. Уже пора. Дайте указания и предоставьте необходимые средства для этого», — вроде бы позвонил Сталин секретарю ЦК ВКП (б) и начальнику Главного политического управления Красной Армии Александром Щербакову.

И процесс сдвинулся с мёртвой точки, ибо пожелания Сталина были не газетой: их выполняли, а не обсуждали.

В итоге «Свободная Германия» выпустила свой Манифест, который стал своеобразной программой не только борьбы с гитлеризмом, но и воссоздания немецкой государственности на антифашистских, ненацистских и негитлеровских началах. Заканчивая свой текст призывом «Гитлер должен пасть, чтобы Германия жила. За свободную и независимую Германию!» основатели НКСГ ставили перед немцами и перед собой следующие задачи:

— мобилизация на борьбу против Гитлера и его военных преступлений всех слоёв населения, в том числе офицеров, сознающих ответственность за судьбу нации;

— полная ликвидация всех законов, основанных на расовой дискриминации и ненависти к другим народам, а также всех учреждений гитлеровского режима;

— отмена всех законов гитлеровского режима, основанных на принуждении и направленных против свободы и человеческого достоинства;

— восстановление и дальнейшее расширение политических прав тружеников, свободы слова, печати, союзов, а также свободы совести и вероисповедания;

— свобода хозяйственного развития, торговли и ремёсел;

— обеспечение права на труд и охрана собственности, приобретённой законным путём;

— возврат всего награбленного национал-социалистскими правителями имущества его законным владельцам;

— конфискация имущества военных преступников, конфискация военных прибылей;

— развёртывание торговли с другими странами;

— немедленное освобождение всех жертв гитлеровского режима и выплата им соответствующей компенсации;

— суд над военными преступниками;

— создание нового немецкого правительства.

На основе манифеста были разработаны «25 пунктов к окончанию войны» по созданию союзов немецких эмигрантов для жизни в послевоенной Германии. Причём в манифесте немцев честно предупредили: если режим Гитлера свергнут не изнутри, а армиями стран антигитлеровской коалиции, то это приведёт к концу немецкой государственности и национальной независимости, уничтожению немецкого государства через его расчленение. И так бы и случилось, если бы не Сталин, который, как известно, сказал союзникам — британцам и американцам, жаждавшим расчленения Германии, что Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остаётся. И должен оставаться на своей земле в своём государстве.

И что самое интересное: если убрать некоторые пункты из манифеста по старости лет и заменить Германию на Украину, а Гитлера на Зеленского, то он ставит практически задачи СВО по демилитаризации и денацификации Украины. И делает это от имени представителей всех слоёв тогдашнего немецкого общества.

Создание НКСГ представили инициативой немецких коммунистов, которые-де выполняли решения нелегальных довоенных Брюссельской (1935 год) и Бернской (1939 года) конференций, в который и провозгласили главные принципы борьбы с фашизмом. Но, как потом написал генерал-майор доктор Отто Корфес, бывший командир 295-й пехотной дивизии, в «Свободной Германии» были «антикоммунисты и социалисты, свободомыслящие и христиане, приверженцы партии центра и либералы, консерваторы и демократы, профессиональные военные, бывшие члены „Стального шлема‟ и участники штурмовых отрядов, которые извлекли уроки из своего прошлого; их объединила любовь к немецкому народу».

Президентом «Свободной Германии» был избран поэт-коммунист Эрих Вайнерт.

 Шаги к «Свободной Украине» сделаны

Обе организации — НКСГ и СГО — вели пропаганду и разъяснительную работу на фронтах и среди всё увеличивающихся масс военнопленных. Комитет издавал еженедельную газету «Freies Deutschland», рассылал многочисленные листовки немецким солдатам на фронте и военнопленным в советских лагерях. У комитета была своя радиостанция «Свободная Германия». На фронтах также использовали звуковые передвижки с речами членов антифашистских организаций. Работа организаций стала толчком для развёртывания антифашистской работы среди немецких солдат во многих оккупированных Германией странах.

И когда потом, через несколько лет советскому руководству пришлось создавать Германскую Демократическую Республику (ГДР), у него уже были под рукой не только коммунисты, но и самый разнообразный актив для обеспечения полноценного функционирования государства. Даже битый под Сталинградом фельдмаршал Фридрих Паулюс, вступивший в НКСГ и СГО в 1944 году, в ГДР как начальник создаваемого военно-исторического центра начал в 1954 году преподавательскую деятельность. И не только читал лекции о военном искусстве в высшей школе казарменной народной полиции (предтеча армии ГДР), выступая с докладами о Сталинградской битве, но и всячески осуждал «западногерманский милитаризма», критиковал политику Бонна, не желающего нейтралитета Германии. А на встречах бывших участников Второй мировой войны в Восточном Берлине в 1955 году он напоминал ветеранам об их ответственности за демократическую Германию. Да-да, демократическую. И сам он не прекращал доказывать свою лояльность именно к социалистическому строю.

 Шаги к «Свободной Украине» сделаны

И руководители ГДР платили ему той же монетой — доверяли, хвалили его патриотизм и не возражали, если свои письма к ним он подписывал как «генерал-фельдмаршал бывшей германской армии».

Вот в зоне СВО, кажется, и пошёл поиск такого современного украинского Паулюса. И даже если найти его не удастся, шаги к новой антифашисткой и свободной Украине уже сделаны. Осталось только эту Украину отвоевать и сохранить…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *