Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется «Аватар»

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Собственный кинематограф в России – это то, что принято ругать. Иногда – хвалить, но очень осторожно и редко. А если уж любить, то кино советское, а не сегодняшнее. Да, мы понимаем, что отечественным киностудиям, мягко говоря, далековато до голливудских размахов. Но в России есть профильные вузы, которые регулярно выпускают режиссёров, сценаристов, продюсеров. К примеру, ВГИК или петербургский ГИКиТ. На съёмки отечественных фильмов выделяются солидные субсидии. Но – где фильмы? Что вообще происходит и кто в этом виноват?

«Пишите, Шура, пишите – свою ерунду. Всё умное сделано уже до вас»

Мир кино – это отдельная планета, где есть свои закрытые касты, куда попасть можно только по специальному «входному билету». И речь не только об актёрах, желающих заполучить престижные роли.

Есть свои, можно сказать, кланы – режиссёров, сценаристов, художников и так далее. Чем более популярные и раскрученные имена, тем меньше шансов приблизиться к ним. Но именно они получают заказы на наиболее, так скажем, «финансовоёмкие» фильмы и сериалы,

рассказывает писатель из одного красивого южного города – Александр, назовём его так, потому что не то что представляться, а просто рассказывать про «грязную посуду» на кухне отечественного кинематографа он не хотел категорически.

Саша – автор сценариев к нескольким сериалам, не особо популярным, но – толковым. Или попсовым, как называет он их сам.

Начинал он с написания книжек для популярного издательства: собирал информацию по заданным темам (от тонкостей садоводства, условно говоря, в средней полосе России – до тайных знаков, оставленных инопланетянами на Земле), выписывал это всё в доступной форме и получал свой гонорар. Потом ему стали заказывать уже конкретно «авторские» работы по топовым темам, определяемым продажами тех или иных книг. Иными словами – за что читатель готов платить (речь о том времени, когда народ ещё активно покупал бумажные книжки).

Сейчас Александр выступает как один из участников команды таких же, как он, авторов, чья задача – предложить несколько вариантов по задумке, выдвинутой режиссёром, которому в свою очередь «начертили» направление, куда следует двигаться, продюсеры.

В общем, если есть шанс продвинуть какую-то картину или сериал (что проще) на тему, утверждённую сверху, в Фонде кино – через согласование с Минкультом, понятно, то за неё начинается своя драка. Каждая компания хочет заполучить проект, поскольку под него, с большой долей вероятности, выделят деньги,

– говорит писатель.

Лучше всего – если продюсер покажет, что он сам готов вложить энную сумму. Как дальше происходит обсуждение бюджетов, наш собеседник не уточняет. Но даёт понять, что «все интересы должны быть соблюдены».

И их команда готовит свои предложения. Одно (иногда и два, такое случается) из них утверждается. И коллектив начинает «выписывать» текст сценария.

Деньги дают нормальные. И вообще – всегда есть вероятность, что тебе доверят какой-то свой классный проект,

– объясняет, наконец, своё нежелание «светиться» («к чему отношения портить с теми, кто тебе платит?») Александр.

Правда, у него такая возможность уже была, и он пролетел мимо неё как «фанера над Парижем». Оттого, собственно, и осадочек остался.

Ко мне обратился давний товарищ-режиссёр, заинтересовавшийся сюжетом: я предложил яркую историю про парня, который сбился с пути, напроказничал, отсидел – ему пришлось выживать в колонии; вышел – попал в криминал, влюбился и захотел порвать. В общем – драма, немного юмора, трагическая концовка, определённая мораль. Короче – тема чуть ли не в рамках госзадания получалась. И деньги под неё должны дать. И я взялся писать. А потом на сценарной комиссии текст зарубили: не годится, сказали. Не зайдёт, мол, зрителю,

– грустно вздыхает автор.

По его словам, вместо представленной им работы (есть, конечно же, лимит финансирования, так что при всём желании принять всё комиссия никак не может) одобрили другую – некую помесь фантастики и истории с патриотическим контекстом. Много позже, через третьи руки, ему дали объяснение. Во-первых, скучно – тем более что Василий Шукшин давным-давно снял свою бессмертную «Калину красную» – почти о том же самом. А во-вторых, зрителю надо дать нечто такое, чем он мог бы гордиться. Вот – про Великую Отечественную, да в современной обработке, это хорошо. А «сторонние» сюжеты – о «вечном» и «жизненном» – оставьте великим творцам-режиссёрам и их сценаристам; штучный товар, как говорится, туда лезть и не надо.

Так что теперь он, как и его коллеги, пишет в рамках коллектива, но – мечтает, что на него снова обратят внимание (письма-идеи знакомым режиссёрам писатель отправляет регулярно), и вот тогда всё точно сложится.

Маловато будет

Для начала следует очертить границы. Когда мы задаёмся вопросом о том, «где отечественные фильмы», мы имеем в виду не ту значительную массу проходных или не самых удачных картин, которых в стране каждый год появляется достаточно. Мы говорим именно о качественном кино, способном составить конкуренцию в прокате, например, кино голливудскому.

Конечно, можно задаться вопросом – а зачем нам такое наше кино, когда его уже производит тот же Голливуд? Просто купим и будем смотреть. Как с гражданскими самолётами, где наших лайнеров нет уже более 20 лет, так как было решено купить «Боинги» и «Эйрбасы». Однако что мы получили в итоге? Санкции и такие проблемы в авиации, равных которым никогда не было.

С кино ситуация аналогичная – из-за санкций официально в России прекращён прокат наиболее кассовых зарубежных картин, их нельзя легально посмотреть даже дома, так как крупные кинокомпании – HBO или Netflix – прекратили сотрудничество с Россией. Разорваны контракты и с русскими онлайн-кинотеатрами – IVI, Okko и другими. Остались только пиратские способы.

И сейчас всё чаще можно услышать мнение, что без западного кино и посмотреть теперь нечего. Ну, кроме фильма «Чебурашка», который побил все мыслимые рекорды по сборам и количеству зрителей в отечественном прокате, опередив первого «Аватара» Джеймса Кэмерона. Конечно, можно отчасти объяснить такой успех отсутствием широкой конкуренции с западными новинками, но спекулировать на этой теме не хочется. Собрал отечественный «Чебурашка» рекордные суммы в отечественном же прокате – и хорошо. Тем более что параллельно с ним в так называемом «сером» прокате показали нового «Аватара: Путь воды», замаскировав сеансы под показ одной из нескольких короткометражек.

Тот факт, что качественного отечественного кино у нас почти нет, даже и подтверждать особенно не надо. Достаточно взглянуть на топ-10 самых кассовых отечественных фильмов в прокате за последние 10 лет – достаточный временной лаг для оценки. Приведём данные профильного сервиса «Бюллетень кинопрокатчика».

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта kinometro.ru

Кассовые сборы – это лишь один из критериев оценки, мы понимаем, что на «кассовость» влияет не только художественная составляющая картины, но и продюсирование, ширина проката, включая количество заключенных договоров, реклама, маркетинг и многое другое. Иными словами, «кассовость» – не единственный признак качества. Второй, а возможно, и наиболее значимый критерий – симпатия зрителей, которые проголосовали за фильм не только рублём, но и оценками, положительными рецензиями.

К примеру, картина «Холоп» режиссёра Клима Шипенко имеет на одном из наиболее популярных у зрителей сервисов «Кинопоиск» оценку в 6.8. По критериям портала, «Холоп» уже не попадает в выборку не только наиболее кассовых, но и качественных фильмов (с оценкой не менее 7.0).

Если же мы применим оба критерия – кассовые сборы и популярность, – то список изрядно похудеет: из него уйдут «Холоп» (6.8), «Т-34» (6.7), «Последний богатырь: Посланник тьмы» (6.8), «Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел» (6.5) и «Сталинград» (5.7).

Итого за 10 лет останутся лишь «Чебурашка», «Движение вверх», «Последний богатырь: Корень зла», «Последний богатырь» и «Лёд-2». То есть всего пять фильмов за 10 лет. Если учесть, что «Чебурашка» только вышел в прокат, то до недавнего времени таких картин было и вовсе четыре.

Это не просто мало, а очень мало. Ведь западные партнёры выпустили за тот же период в десятки раз больше картин, которые, если бы не санкции, продолжили сейчас выдавливать из проката отечественные фильмы. Конечно, наши бюджеты с голливудскими несопоставимы, однако так ли правильно упирать всё лишь в финансирование? Ведь у нас есть пример того же «Чебурашки» с бюджетом в 850 миллионов рублей, оказавшегося более успешным у нашего зрителя, чем новый «Аватар» с бюджетом в 350 миллионов долларов (более 24 миллиардов рублей). Оцените разницу. Значит, можем, когда хотим?

Так что с финансированием игрового кино?

Выделение субсидий на производство кино в России – отдельный сложный и большой вопрос. Традиционно финансированием кинопроизводства занимаются Министерство культуры и Фонд кино. В 2020 году к ним добавился ещё и Институт развития интернета, который стал финансировать сериалы для онлайн-проката. Деятельность последнего мы рассматривать не будем, так как мы говорим о полнометражном игровом кино, а не о сериалах.

И в целом система финансирования кино выглядит несколько запутанной. В России есть разделение – Минкульт даёт деньги, преимущественно на кино, которое вряд ли станет хитом проката, но обладает, например, исторической или культурной ценностью (включая документальные, детские, социальные и мультипликационные фильмы).

Но главное в том, что (и это удивительно!) субсидия Минкульта – невозвратная. То есть, взяв деньги, продюсер не должен вернуть их, заработав, например, на прокате картины.

Фонд кино – совсем другое дело. Часть его субсидий выдаётся на возвратной основе – в том числе компаниям-лидерам кинопроизводства. То есть можно сказать, что Минкульт больше субсидирует кино государственное, тогда как Фонд кино – коммерческое.

В совокупности на поддержку отечественного кино Минкульт и Фонд кино потратили в 2022 году 10 миллиардов рублей. А в мае правительство выделило еще 5,5 миллиарда рублей на те же цели. Сумма немаленькая, но говорит о многом – бюджет на все фильмы за год у нас такой же, как стоимость съёмок половины нового «Аватара».

В феврале 2022 года Минкульт сообщил, что размер субсидии для игровых фильмов увеличивается до 100 миллионов рублей (кроме дебютных фильмов). Об этом свидетельствует приказ Минкульта №2153 от 9 ноября 2022 года (до этого размер субсидии составлял не более 70 миллионов рублей). Ещё раз напомним, что эта субсидия – невозвратная. Производитель просто берёт деньги, и всё.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта publication.pravo.gov.ru

На конец 2022 и начало 2023 года субсидию Минкульта в июле прошлого года получили всего три игровых фильма.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта culture.gov.ru

А вот так выглядит список кинопроектов, которые получили в 2022/2023 годах поддержку от Фонда кино:

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта fond-kino.ru

И тут, конечно, целиком лидеры – «ТРИТЭ» Никиты Михалкова, «Централ Партнершип», «ВБД Груп» (снявшая, в частности, «Чебурашку»). Каких-то студий помельче просто нет.

По словам министра культуры Ольги Любимовой, в 2022 году Минкульт поддержал в общей сложности 150 проектов, а Фонд кино – 90. При этом Любимова считает, что «300 поддержанных в год проектов решили бы проблему отечественного кинопоказа», поэтому на рынке всё равно образовалась «дыра» в 90 картин.

Однако возьмём на себя смелость слегка поправить министра. Из выступления Любимовой в декабре следует, что успешность поддержки кино она измеряет в штуках – чем больше проектов, тем лучше. А также сетует на образование «дыры» – если бы деньги дали ещё 90 проектам, то, считает она, проблемы кинопоказа были бы решены. Но разве фильмы – это какие-нибудь болванки на предприятии? Кажется более правильным измерять успех поддержки не объёмом освоенного бюджета и не в штуках проектов, а сообразно качеству картин. А с этим у нас, как мы видели, самые большие проблемы.

Причуды госфинансирования

Но почему же при такой значительной поддержке фильмы всё равно «не взлетают»? Источник Царьграда на кинорынке, попросивший не называть его имени, уверен:

Они просто воруют бюджетные деньги. Вот, к примеру, Минкульт выделяет невозвратные субсидии, студия их забирает и делает с ними что хочет. Зачем им стремиться к качеству фильма, если они знают, что деньги им всё равно дадут, а о результате даже толком не спросят?

Нет, конечно, студия должна закончить съёмки, отчитаться о тратах, представить картину на показы. Но, по мнению источника, студии всё равно находят возможности обогатиться. А выход – сделать субсидии возвратными.

Все субсидии должны быть возвратными. Тогда перестанут воровать – деньги же придётся возвращать. Начнут думать, а как это сделать, как вложиться в съёмки, в продвижение, чтобы заработать на прокате, а не снять фильм и бросить его на произвол судьбы, отправившись в Минкульт снова за деньгами. А сейчас некоторые фильмы с поддержкой министерства снимают вообще для галочки, серьёзного проката и не подразумевается, лишь показы, например, на небольших региональных фестивалях,

– сказал источник Царьграда.

А для проектов покрупнее возвратность субсидии не стала бы проблемой. Вот, например, первая пятёрка в списке самых успешных по сборам фильмов, получивших господдержку от Минкульта:

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

 Скриншот страницы сайта ekinobilet.fond-kino.ru

При субсидии в 30 миллионов рублей фильм «Я худею» собрал 633,9 миллиона рублей. «Батальонъ», получивший 50 миллионов, собрал 466,1 миллиона рублей. «Бабушка лёгкого поведения 2» получила 40 миллионов рублей, а в прокате заработала 440 миллионов. Могли ли они вернуть субсидию? Безусловно. Но Минкульт продолжает заниматься благотворительностью.

Не менее интересной выглядит ситуация с Фондом кино. Для начала следует обратить внимание на впечатляющий уровень доходов Фонда. В 2021 году, например, выручка превысила 64 миллиона рублей, увеличившись на 375%, а чистая прибыль перевалила за 327 миллионов рублей.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар" 

Скриншот страницы сайта checko.ru

Сам Фонд выступает истцом в очень большом числе судебных исков – о возврате субсидий за невыполненные проекты. Например, ещё в 2018 году Фонд кино выделил 120 миллионов рублей студии «2Д» на создание фильма «Счастье моё». Но, по всей видимости, сроки были сорваны, и картина пока так и не увидела свет (выход теперь запланирован на 2023 год). Фонд кино подал иск к студии и выиграл дело, отсудив у «2Д» в общей сложности около 140 миллионов рублей, включая проценты.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Решение Арбитражного суда города Москвы от 12 апреля 2022 года по иску Фонда кино к студии «2Д», скриншот фрагмента документа с сайта картотеки судебных дел kad.arbitr.ru

Получается ситуация, при которой, выделив 120 миллионов, Фонд получил по суду обратно почти 140. Нет, мы вовсе не хотим сказать, что Фонд в этом смысле стал своего рода механизмом по заработку денег на студиях – всё-таки для этого нужно было сорвать сроки, нарушить условия договоров. Но, тем не менее, деятельность Фонда тут сродни ростовщичеству, да ещё и с принудительным взысканием долга.

Субсидирование будущих съёмок со стороны Фонда кино производится на основе конкурсных отборов. Один из наиболее заметных и крупных объявляется обычно осенью. В прошлом году, допустим, приём заявок проводился с 7 сентября по 14 октября – на основании приказа №72, подписанного директором учреждения г-ном Сосновым за день до старта конкурса.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот с сайта Фонда кино

По итогам получилось два перечня претендентов на получение безвозвратных денег от государства на создание фильмов.

В первом – как уже упоминалось, «лидеры отечественного кинопроизводства». Таковых осенью 2022-го оказалось всего девять, и прислали они семнадцать заявок, из которых одобрили десять.

Во втором – «иные организации кинематографии», их гораздо больше, и они прислали в сумме 86 заявок, а одобрили здесь только четыре. Среди основных формулировок отказа: «Не утверждён к финансированию» и «Не рекомендован сценарной рабочей группой».

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот с сайта Фонда кино

А что касается разбирательств за возврат денег, то иногда организации приходится судиться с теми, кого она, как представляется, долго и тщательно подбирала в свой экспертный совет. Например – с беглым русофобом, режиссёром и продюсером Александром Роднянским*, признанным иноагентом.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот из веб-архива сайта Фонда кино

Правда, суды получаются какие-то странные.

В декабре прошлого года ФУК обратился с иском на 50,5 млн рублей к кинокомпании «Нон-стоп Продакшн», которая продюсировала фильмы «Дылда», «Левиафан», «Нелюбовь», «Чернобыль». Вот только владевший ею Александр Роднянский*, уехав из страны и выступив с антирусской риторикой, оскорбляя тех, кто поддерживает СВО, и восхваляя укрорейх, продал долю в ООО «Нон-стоп Продакшн».

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот с сайта checko.ru

Новым собственником стал экс-владелец целого ряда фирм, зарегистрированных в Тульской области, до настоящего времени не замеченный в кинобизнесе.

Так вот, Фонд кино 16 декабря прошлого года потребовал через Арбитражный суд Москвы возврата крупной суммы денег. Заявление было принято к производству.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот с сайта картотеки арбитражных дел

Но… уже 31 января нынешнего года было вынесено решение о прекращении производства по делу. Отчего и почему – не уточняется.

А сам Роднянский*, к слову, как ранее сообщал Царьград, высказывал намерение снимать в столь нелюбимой им (но дающей деньги) России очередной свой «шедевр».

Колониальная парадигма кинопроката. 15 минут просмотра – и можно выключать

Схемы с бессмысленными тратами денег и само качество отечественного кино давно уже беспокоит деятелей культуры.

Ещё в сентябре 2020-го «Первый русский» публиковал открытое письмо участников XXIX Международного кинофорума «Золотой Витязь» к президенту РФ Владимиру Путину и председателю правительства РФ Михаилу Мишустину «О реформе российского кинематографа». В числе подписантов – выдающиеся артисты, признанные эксперты.

Там, в частности, говорилось:

«Отечественный кинопроцесс последнего 30-летия свидетельствует о неуклонной духовной деградации Российского кинематографа. В обществе назрел вопрос о нравственном, воспитательном качестве предлагаемых «кинопродуктов», вопрос о соответствии создаваемых фильмов узаконенным государством «Основам государственной культурной политики».

…В сфере Российского кинопроизводства и кинопроката наблюдается колониальная парадигма, несущая негативный идеологический заряд, способствующий духовной деградации народа, латентный подрыв основ государственного строя, подготовку подрастающего поколения к тотальной переоценке ценностей и возможным переворотам.

…Российский кинематограф и телевидение игнорируют основополагающие установки «Основ государственной культурной политики», призывающей к гармонизации общества, морально-этическому и духовно-нравственному совершенствованию, изменению народа в лучшую сторону. Деструктивные, разлагающие сознание современные российские кино и телевидение – прямая угроза национальной безопасности государства».

Писатель, сценарист и кинокритик Юрий Бурносов в беседе с Царьградом отмечает, что он готов подписаться под этими словами. И признаётся, что подавляющую часть отечественной кинопродукции он давно уже смотрит минут по 10-15, а дальше – всё становится ясно и можно выключать. А многое, по его мнению, можно вообще не начинать смотреть, всё понятно по актёрам или режиссёру.

Да, тут уж сложно не признать: мы не наблюдаем, за редким исключением в виде того же «Чебурашки», качественного отечественного кино. Попытки-то есть. Однако чаще всего всё сводится к интерпретации какого-то известного, не очень известного или вовсе спорного исторического события – в основном, времён Великой Отечественной. И подаётся как патриотическое кино. Но где современные «Москва слезам не верит», «Приключения Шурика» и так далее?

Тут нужно начать с того, что с сериалами у нас стало получше. Свою роль сыграли платформы, где больше, так сказать, творческой свободы, нет телевизионных рамок и границ, несколько иная целевая аудитория, нежели у телевидения. А с именно кино проблема в том, что многие продюсеры просто за него и браться не хотят. Не раз слышал в беседах: «Лучше я сериал сниму, его точно купит платформа, а с прокатом полнометражного фильма куча проблем и большие финансовые риски». Потому кино часто снимают чуть ли не любители, которым терять нечего,

– говорит Бурносов.

И с патриотическим кино, продолжает он, то же самое – что-то снимают «для галочки», «к юбилейной дате», не задумываясь о качестве и тем более кассовых сборах. Что-то делают хорошо, но нет должной раскрутки, позиционирования. В качестве примера эксперт приводит прекрасный фильм «Сестрёнка» Александра Галибина – у ленты масса наград на кинофестивалях, а кто его смотрел в прокате? И при этом он всё равно собрал 27 миллионов рублей – в то время как, скажем, «Иван Денисович» – всего семь миллионов.

С комедиями история отдельная. У нас ещё с 90-х сформировалась своего рода новая комедийная школа, уходящая корнями в КВН, а после – «Камеди клаб», который, собственно, тоже из КВН вырос, – напоминает Юрий Бурносов. – С какими-то стандартными подходами, шутками и поворотами, почти обязательной пошлостью, даже манерой актёрской игры. Бесспорно, это имеет право на жизнь, но беда в том, что эта школа поглотила комедийный кинематограф. Потому о новых гайдаях и данелиях пока можно только мечтать.

Впрочем, есть и другие наглядные иллюстрации того, как можно делать качественное кино без господдержки. На энтузиазме, продуманном сюжете, проникающем в душу, и хорошем сценарии.

Как это получается у режиссёра и сценариста Арсения Гончукова, создающего пусть малобюджетные, но – авторские и крутые фильмы. Его картина «1210» – про ветерана афганской войны, поднимающая проблему «маленького человека», который страдает от непонимания государства и общества. Критики восприняли его «на ура», а актёры, кстати, снимались без гонораров.

Я снял несколько фильмов с бюджетом от 600 тысяч до миллиона рублей (на весь фильм, хотя обычно это стоит 60 миллионов). Они были в прокате, пользовались успехом. Ну и что? Продюсерам это неинтересно, они не заказывают такие картины,

– пожимает плечами Гончуков.

Проблема в том, считает он, что Россия хочет сегодня быстрого увеличения собственного контента, а для этого нужно слишком многое, чего сегодня нет. Социальные лифты в кино работают очень плохо: это каста, подтверждает он, в которую попасть очень сложно. Даже если ты хорошо пишешь и снимаешь, всё равно.

Есть целый ворох проблем: от отсутствия лидеров, коммуникаций и профессионалов. Есть проблемы, тянущиеся из 90-х, – и в образовании, которое очень архаичное, где сидят «деды», не воспринимающие реалии такими, какие они есть, и с кадрами.

Проблемы в образовании?

Режиссёров игрового кино в России на высшем уровне готовят два больших профильных вуза – московский ВГИК и петербургский ГИКиТ. Но сейчас складывается впечатление, что выпускают они каких-то не таких режиссёров.

Если взять пятёрку самых топовых отечественных игровых фильмов – «Чебурашка», «Холоп», «Движение вверх», «Т-34» и «Последний Богатырь: Посланник тьмы», то окажется, что режиссёры этих картин не учились в ВГИКе или ГИКиТе. Так, режиссёр «Чебурашки» и «Последнего Богатыря: Посланник тьмы» Дмитрий Дьяченко учился в Воронежском государственном институте искусств. Режиссёр «Холопа» Клим Шипенко – на факультете кинопроизводства в Калифорнийском университете. Режиссёр «Движения вверх» Антон Мегердичев и вовсе закончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ). Режиссёр «Т-34» Алексей Сидоров – выпускник филфака Петрозаводского университета.

Возникает вопрос – а где выпускники ВГИКа?

Главный в стране кинематографический вуз каждый год готов принять 35 человек на специальность «Режиссёр игрового кино- и телефильма». При этом данных о числе бюджетных и платных мест на сайте почему-то не обнаружилось. Но профильные сайты сообщают, что в 2023 году ВГИК примет 15 человек на бюджет и 20 – на контракт.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта vuzopedia.ru

Стоимость впечатляет – от 470,4 тысячи рублей в год. Сказать, что это дорого для большинства жителей, – не сказать ничего.

У какого-либо талантливого парня из провинции просто нет шансов поступить на платное отделение во ВГИК. Получается, что это образование фактически для элиты, для тусовочной богемы, а во ВГИК идут не только для овладения профессией, но из-за желания попасть в кинематографическую элиту, где крутятся большие деньги,

– отмечает источник Царьграда в киноиндустрии.

Источник также добавил, что ВГИК сейчас даёт скорее теоретическое образование, так как мастерские заслуженных педагогов не так близки к индустрии кино сегодня. Чтобы научиться особенностям выживания на кинорынке, нужно учиться у тех, кто там работает, а это даёт не институт, а кинематографические курсы – такие есть у многих известных режиссёров. Но стоят они – ещё больше, чем обучение во ВГИКе.

В ГИКиТ ситуация не сильно лучше. Число мест на специальность «режиссёр игрового кино- и телефильма» – всего 3. Зато платные места обозначены символом «+», что не даёт возможности определить, каково их число. Зато стоимость года обучения по этой специальности – ниже, чем во ВГИКе, – «всего» 354 тысячи рублей.

Распил русского кино: За ушами Чебурашки прячется "Аватар"

Скриншот страницы сайта gikit.ru

Но больше всего меня удивляет продюсерский центр «ВГИК-Дебют», который умудряется закупать огромное количество оборудования для студентов и сам же потом сдаёт его в аренду различным студиям, зарабатывая на этом,

– продолжает источник Царьграда.

Таким образом, складывается интересная картина. С одной стороны, ВГИК и ГИКиТ как бы учат режиссуре, но делают это так, что человек после этого должен обязательно доучиваться, чтобы освоиться не только в профессии, но и в киноиндустрии. А с другой стороны – число мест достаточно мало, а платное обучение – неподъёмное для большинства поступающих. Вот и берутся режиссёры – кто откуда. А с образованием – проблемы.

Это то кино, которое мы заслужили

Депутат Госдумы, народный артист России Николай Бурляев считает, что ответственность за современное состояние кинематографа лежит на Минкульте, который просто не желает что-либо менять. По его словам, министерство устраивает изобилие развлекательного кино, и оно готово бесконечно выдавать на него деньги.

То, к чему пришёл наш кинематограф, – это закономерно. Людям, понимающим, что такое кино, было очевидно, к чему мы придём, когда государство устранилось от какого бы то ни было влияния на культуру. Делайте что хотите, мы вам только будем давать деньги. Выпихнули культуру и кинематограф в рынок. Один из ранних министров культуры говорил – культуру нужно подвинуть на панель. И её подвинули,

– считает Бурляев.

Одна из значительных бед русского кино сегодня – отсутствие «нашей просветлённой русской идеи», считает депутат и артист. Мы погрузились в «искажение смыслов» и стали «заигрывать с Западом» ради получения «жёлтой болванки под названием Оскар», заметил Бурляев.

Определённый кризис заметен и в решении Минкульта выделять невозвратные субсидии едва ли заслуживающим этого проектам. Можно понять выделение денег на хорошую военную драму – о подвиге наших солдат в Великую Отечественную, но когда из Министерства культуры невозвратную субсидию получает фильм «Бабушка лёгкого поведения 2», то невольно возникают вопросы. Как минимум – к составу экспертного совета, принимающего такие решения.

Сильная коррупция. Корпоративный сговор. Бездарные экспертные советы, абсолютно некомпетентные что в Минкультуры, что в Минцифры. Я анализировал состав экспертных советов Минкультуры. По документальному кино из 30 экспертов 15 – это блогеры интернет-портальщики, ничего не понимающие в кино,

 – сказал Бурляев.

Депутат и артист рассказал, что совместно с ещё 150 деятелями культуры был создан «Культурный фронт» – всероссийская организация, которая должна менять состояние культуры в стране к лучшему. Одна из инициатив Фронта – изменение состава экспертных советов в Минкульте, чтобы там были только заслуженные деятели культуры.

От себя мы можем добавить, что необходимость таких изменений видна уже практически всем. К примеру, с начала спецоперации на Украине прошёл практически год, но мы так и не увидели среди проектов, которым уже утверждена поддержка, ни одной картины про СВО. В списке Фонда кино – сплошные развлекательные фильмы вроде «Поехавшей» и киноверсии «Бременских музыкантов» или «Волшебника Изумрудного города».

Вот и получается, что Минкульт и Фонд кино выделяют бюджетные миллиарды на «Бабушек лёгкого поведения», какие-то триллеры, развлекательные фильмы. Николай Бурляев в беседе с нами поэтому и назвал Минкульт «министерством развлечений».

«Чепухи ещё наснимают, но общее качество кино вырастет»

По информации сценариста Юрия Бурносова, между тем, некоторые вынужденные перемены и в Фонде кино, и в Минкульте уже идут.

И ситуация в стране и мире другая, и финансовые механизмы – порой коррупционные, что греха таить – тоже изменились. Плюс раньше Фонд финансировал много так называемого «фестивального кино» – чернушного, нацеленного не на нашего зрителя, а на западные фестивали, и повествующего о том, как в России всё плохо. О прокате тут вообще никто не думал, главное было получить цацку в Каннах,

– уверен эксперт.

Трубить в фанфары, конечно, рано, подчёркивает он, но порядок наводить начали: если говорить о том, что Фонд кино делал до 2022 года, – это одно. А результат его деятельности после начала СВО мы увидим в основном через год-два, и тогда уже можно будет делать выводы. Наконец-то, по его словам, многие задумались о том, есть ли в стране идеология, культурная политика, куда всё движется, что за люди этим занимаются и кто за этими людьми порой стоит.

А кинопрокат – слава Богу! – наконец-то переключился на преимущественно отечественную продукцию, кинопроизводители забегали, сверху пообещали хорошее финансирование на нужные и правильные проекты.

Я искренне надеюсь, что те, кто мог тормозить (этот процесс), в основном уже в Европе или в Тбилиси – проедают там свои заначки. Потому сейчас тормозит не кто, а что. Кино – индустрия довольно неповоротливая, часто процессы идут по инерции, если маховик раскрутился, остановить его сразу не получится. Какие-то проекты в итоге приходится переделывать на высокой стадии готовности, какие-то – перепридумывать, какие-то вообще закрывать. А новые ещё найти нужно. Разумеется, на первых порах снимут изрядное количество ура-патриотической чепухи, как и в советское время, когда снимали много простенького проходного кино. Но потом всё выправится и наладится. И в кинотеатры народ пойдёт, и сериал не стыдно будет включить, и новая русская киноклассика появится,

 – уверен он.

Кинокритик, кстати, не видит ничего удивительного, что на фоне множества провальных кинопроектов, «выстрелил» фильм «Чебурашка».

Потому что «Чебурашка» – настоящее семейное кино, которое даже при всех минусах и недостатках работает на очень широкую аудиторию. Это кино светлое, доброе. «Холоп» в своё время бил рекорды по той же причине – он, конечно, не совсем семейный, но тоже ведь светлый, история перевоспитания человека, сделанная с юмором и заставляющая притом задуматься,

– поясняет Бурносов.

Что с того?

Безусловно, в вопрос существования русского кинематографа можно и нужно погружаться глубже. Но не надо быть специалистом, чтобы увидеть, что, во-первых, если у нас и есть качественное кино, то его так мало, что практически и нет. Во-вторых, у нас явные проблемы с образованием, ведь за 10 лет ни один из выпускников того же ВГИКа не снял никакого качественного фильма. Нет, возможно, эти люди трудятся где-то ещё (например, снимают документальное кино), но уж во всяком случае не работают по специальности «режиссёр игрового фильма» или умудряются делать это так, что об их существовании никто не знает.

В-третьих, состояние кинематографа производно от состояния рынка. В России сложилось отношение к кино, как к исключительно развлекательному элементу. Яркие краски, сюжет попроще, повеселее, спецэффектов побольше – такие стандарты задаёт Голливуд. Соответственно, студии создают продукт, на котором стремятся заработать. Им же ещё и субсидию в Фонд кино возвращать. Поэтому и оказалось, что из сферы культуры кинематограф постепенно перекочевал в сферу индустрии развлечений, практически перестав быть важным элементом национальной культуры. И на качестве кино сейчас сказываются все составляющие одновременно.

Царьград направил запросы в Минкультуры и Фонд кино с просьбой прокомментировать нынешнее положение отечественного кинематографа и объяснить правила отбора членов экспертных советов, о которых никто ничего не знает, тогда как они реально ворочают бюджетными миллиардами. На момент публикации материала ответов не поступало.

*Внесён Минюстом России в реестр иноагентов

Дзен

Телеграм

Подписывайтесь на наши каналы
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Поделиться:
Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *