Путин стал сильнее, чем когда-либо. Санкции дали обратный эффект

 Путин стал сильнее, чем когда-либо. Санкции дали обратный эффект

The Guardian пишет, что антироссийские санкции Запада бумерангом ударили по западным странам. Дороговизна энергоносителей, спираль инфляции, срывы в мировых цепочках поставок. Инициаторов санкций уже настигает возмездие. Разве на это рассчитывал Джонсон?

Цены на энергоносители устремились вверх, подобно ракете. Стремительно растёт инфляция, а миллионы людей страдают от нехватки зерна. Джонсон, конечно же, знал, что это произойдёт?

Западные санкции против России — самая непродуманная и контрпродуктивная политика в новейшей международной истории. Военная помощь Украине оправдана, но экономическая война против режима в Москве и неэффективна, и разрушительна для её совершенно непредвиденных целей на Западе. Мировые цены на энергоносители стремительно растут, устремилась вверх инфляция, мировые цепочки поставок приобрели хаотичный вид, а миллионы людей испытывают недостаток в бензине, зерне и удобрениях. Тем не менее, жестокость Владимира Путина только усиливается, как и его власть над собственным народом.

Осуществлять критику западных санкций против России — значит подвергать себя опасности объявления вам анафемы. Военные аналитики совершенно тупы в этом вопросе. Стратегические мозговые центры молчат. Предполагаемые британские лидеры Лиз Трасс и Риши Сунак соревнуются в воинственной риторике, обещая ещё более жёсткие санкции без единого слова о цели. Тем не менее, попробуйте только намекнуть на ваш скептицизм по этому поводу, и вас заклеймят как «пропутинца» и «антиукраинца». Санкции — это боевой клич западного крестового похода.

Реальность санкций против России заключается в том, что они вызывают возмездие. Путин спокойно может заморозить Европу этой зимой. Он сократил потоки газа по крупным экспортным трубопроводам, таким как «Северный поток-1», на 80%. Мировые цены на нефть взлетели, а поставки пшеницы и другого продовольствия из Восточной Европы в Африку и Азию практически прекратились.

Счета для потребителей газа в Великобритании утроятся в течение года. Главный бенефициар при этом — не кто иной, как Россия, чей экспорт энергоносителей в Азию резко вырос, в результате чего её платёжный баланс достиг беспрецедентного профицита. Рубль — одна из самых сильных мировых валют в этом году, укрепившаяся с января почти на 50%. Зарубежные активы Москвы заморожены, а её олигархи передислоцировали свои яхты, но нет никаких признаков того, что Путина это волнует. У него нет электората, который бы его беспокоил.

Взаимозависимость мировых экономик, которая так долго рассматривалась как инструмент мира, превратилась в оружие войны. Политики за столом НАТО проявляют мудрую осторожность в отношении увеличения военной помощи Украине. Да, они за военное сдерживание. Тем не менее, они кажутся полнейшими профанами в области экономики. Здесь они все как попугаи доктора Стрейнджлава (главный герой антивоенного сатирического фильма Стенли Кубрика 1964 года «Доктор Стрейнджлав, или как я перестал бояться атомной войны». Стрейнджлав — безумный поджигатель мирового атомного конфликта — прим. ИноСМИ). Они хотят «вбомбить российскую экономику назад в каменный век».

Мне было бы жутко интересно узнать, был ли когда-либо представлен кабинету Бориса Джонсона какой-либо документ, предсказывающий вероятный исход санкций против России для Великобритании. Вся идея этих санкций, видимо, состоит в том, что если торговые эмбарго наносят стране-объекту хоть какой-то ущерб, значит, они работают. Поскольку они не убивают людей напрямую, они являются приемлемой формой агрессии. И основаны они на неоимперской уверенности западных стран в том, что они имеют право управлять миром по своему усмотрению. Они навязываются если не с помощью канонерок, то с помощью «капиталистической мускулатуры» в глобализованной экономике. Поскольку эти санкции в основном навязываются небольшим, слабым государствам, которые ненадолго привлекают внимание заголовков мейнстримовых СМИ, их цель в основном заключается в символическом «самоудовлетворении» эго стран-инициаторов.

Среди немногих исследователей этого предмета находится американский историк экономики Николас Малдер, который указывает, что более 30 санкционных войн, развязанных за последние 50 лет, оказали минимальный, если не контрпродуктивный эффект. Они предназначены для того, чтобы «запугать народы с тем, чтобы они сдержали своих сюзеренов». Но, во всяком случае, до сих пор, они имели противоположный эффект. От Кубы до Кореи, от Мьянмы до Ирана, от Венесуэлы до России несмотря ни на какие санкции укоренялись авторитарные режимы, укреплялись элиты и подавлялись свободы. Санкции, как представляется, дают ощущение стабильности и уверенности в своих силах даже самой слабой их жертве. Почти все старейшие диктатуры мира извлекли выгоду из западных санкций.

Москва не маленькая и не слабая. Другой наблюдатель, эксперт по России из Королевского института военных исследований Ричард Коннолли, предсказывал реакцию Путина на санкции, введённые против него ещё после Крыма и Донбасса в 2014 году. Их целью было изменить курс России в этих регионах и сдержать дальнейшее наступление. И провал этих санкций вряд ли мог быть более вопиющим. Апологеты объясняют это слишком слабым эмбарго. Они утверждают, что нынешние санкции, возможно, самые жёсткие из когда-либо навязанных крупной мировой державе, вероятно, пока не работают в полную силу, но, скорее всего, со временем всё же сработают. Говорят, что они лишают Россию микрочипов и запчастей для дронов. Скоро они заставят Путина просить мира.

Но если Путин и будет о чём-то просить, то будет делать это на поле боя. Коннолли показывает, как внутри страны Россия «медленно приспосабливается к своим новым обстоятельствам». Санкции способствовали развитию торговли с Китаем, Ираном и Индией. Они оказались выгодными для «инсайдеров, связанных с Путиным и его правящим окружением, получающих огромные прибыли от импортозамещения». На смену ресторанам McDonald’s по всей стране пришла российская сеть «Вкусно и точка». Конечно, экономика несколько ослабла. Но Путин, наперекор всему, стал сильнее, в то время как санкции объединяют новую экономическую сферу в Азии, со всё возрастающей ролью Китая. Разве такое прогнозировалось?

Между тем, Запад и его народы погрузились в рецессию. Ситуация поколебала его лидирующий класс, и неуверенность распространилась в истеблишментах Великобритании, Франции, Италии и США. Испытывающие газовый голод Германия и Венгрия близки к тому, чтобы плясать под дудку Путина. Повсюду растёт стоимость жизни. Однако до сих пор никто не осмеливается подвергать сомнению санкции. Считается кощунственным признавать их провал или думать об отступлении. Запад дал затянуть себя в тенета вечной «иронии агрессии». Ведь считается, что, в конечном счёте, наиболее пострадавшей жертвой должен стать агрессор. Ну что же, тогда возможно, в конце концов, нам следует цепляться за эту нашу войну и дальше.

Саймон Дженкинс

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector