Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Эксперты считают, что для ВСУ и зарубежных наёмников на заводе «Азот» в точности повторяется мариупольский сценарий. Однако на деле ситуация может оказаться ещё хуже.

Северодонецк на карте Украины: эвакуация мирных жителей с завода «Азот» сорвана

15 июня посол ЛНР в России Родион Мирошник сообщил о срыве украинскими силовиками эвакуации гражданских лиц с завода «Азот» в Северодонецке. Боевики, отошедшие к промзоне и заводу «Азот», обстреляли город из миномётов и танков.

Накануне Минобороны России сообщило об открытии с 08:00 до 20:00 гуманитарного коридора для гражданских лиц с территории комбината «Азот» в Северодонецке. Эвакуировать мирных планировалось в северном направлении — в направлении города Сватова. Ранее сообщалось, что украинские националисты могут удерживать до 1,2 тысячи мирных жителей. Таким образом, ВСУ действуют по привычной схеме: несмотря на неотвратимую сдачу в плен или гибель, они всячески замедляют ход освобождения города. Точно так же было в Мариуполе, когда боевики «Азова» не выполняли договорённостей, срывали эвакуацию гражданских и пытались выгадать себе послабления.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Северодонецк, Украина. Фото © Getty Images / Rick Mave / SOPA Images / LightRocket

Численность ВСУ в Северодонецке

В начале апреля Мирошник говорил о 15 тысячах украинских военных, сосредоточенных в Северодонецке и Лисичанске. Военный эксперт Константин Сивков отметил, что в результате северодонецкой операции самые боеспособные части оперативного командования «Север» оказались блокированы между ВС РФ и силами ДНР и ЛНР с нескольких направлений. Перед окружением Северодонецка численность этой группировки оценивалась примерно в 17 тыс. человек. Сейчас речь идёт уже об остатках группировки, осевшей в промзоне «Азота».

«Конкретно северодонецкая группировка оценивается примерно в две-три тысячи человек состава. Но это очень приблизительные цифры», — пояснил военный эксперт Константин Сивков. Точные цифры не могут назвать ни с одной из сторон конфликта, поскольку операция по полному освобождению Северодонецка ещё идёт, и время оценки результатов ещё не настало. Руководство Украины всегда занижало реальные потери ВСУ и старалось выдавать поражение за победу, а сдачу в плен — за эвакуацию.

Однако затем случилось неожиданное: сначала советник президента Украины Алексей Арестович заявил о ежедневных потерях в 100 человек в день. Затем 15 июня президент Украины Зеленский признал, что положение ВСУ под Северодонецком критичное.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Президент Украины Владимир Зеленский. Фото © Getty Images / Ukrainian Presidency / Handout / Anadolu Agency

«Наиболее жестокие бои — в Северодонецке и во всех городах и общинах рядом, как и ранее. К сожалению, есть потери, и они болезненны», — сказал он, добавив, что подобная ситуация складывается и в Харьковской области. Некоторые специалисты по боевым действиям отмечают, что разгром ВСУ в Северодонецке (а за ним и в Лисичанске) будет означать конец для командования «Восток» и одной из самых хорошо вооружённых частей ВСУ на этом участке.

Сериал «Рыжая», или Почему Северодонецк важен для ВСУ

Попытки украинской стороны разорвать сложившийся для ВСУ гордиев узел на Северодонецком направлении не привели ни к чему, а лишь усугубили ситуацию. Так, незадолго до генерального наступления Российских войск и сил ДНР член партии президента Украины «Слуга народа» Марьяна Безуглая приехала в Северодонецк. В её задачи не входила организация обороны, однако она думала, что сможет подстегнуть ВСУ с помощью карательных отрядов и предотвратит неизбежное отступление группировки. Но военные эксперты, скептически относившиеся к её тактическим талантам, оказались правы: поручение Киева она с треском провалила.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Марьяна Безуглая в Лисичанске, Украина. 11 июня 2022 года. Фото © Getty Images / Marcus Yam / Los Angeles Times

В результате сорванного прорыва не менее 350 украинских солдат были убиты на месте, остальные бежали в промзону. 6 июня из компетентных источников, причём сразу нескольких, стало известно, что для удержания Северодонецка Киев начал переброску частей элитного спецназа ГУР Украины — Сил специальных операций. Ряд военных экспертов назвали это отчаянным и, по сути, провальным шагом, использованием спецназа не по назначению, следствием чего стало уничтожение лучших боевых кадров.

Тактика украинской армии в Донбассе

Таким образом, сфера влияния ВСУ на Северодонецком направлении сузилась до промзоны завода «Азот», да и то с большой оговоркой: остатки группировки цепляются за жизнь, потому и бегут в подвалы «Азота». У них ещё есть силы отбиваться, о чём свидетельствуют видеоматериалы, выложенные в Сеть. Но возникает вопрос: «А что дальше?» Для начала разберёмся, почему ВСУ выбрали такую тактику.

14 июня советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк, отвечая на вопрос корреспондента New York Times, почему Киев так вцепился в Северодонецк, признался, что ВСУ оборудовали оборону в городах, потому что там они могут укрыться от огня и продолжить сопротивление. Также он сослался на нехватку артиллерии и тяжёлого вооружения.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Солдат, сидящий в багажнике автомобиля с рюкзаками недалеко от Лисичанска. 28 мая 2022 года. Фото © Getty Images / Rick Mave / SOPA Images / LightRocket

«В городах можно и маневрировать, и находить укрытия, и минимизировать потери. Вы сможете сопротивляться дольше и нанести русским значительные потери», — заявил Михаил Подоляк.

А что это значит по сути? То, что в городах ВСУ давно — с самого начала спецоперации и даже раньше — использует тактику живого щита, прикрываясь взятыми в заложники гражданскими, оборудуя доты в многоэтажках, школах, детских садах, больницах, роддомах. Российская армия никогда не позволит себе стрелять по гражданским объектам (потому что действует в рамках международного законодательства), зная, что там есть мирные жители, но украинские националисты такой тактикой пользуются до сих пор.

Иностранные боевики на Украине: что с британскими наёмниками сейчас

14 июня МВД ЛНР сообщило о том, что на заводе «Азот» в Северодонецке засело около 2,5 тысячи украинских военных, часть из которых — иностранные наёмники.

«Из них где-то 500—600 человек иностранного контингента. С учётом того что я неоднократно был и в Северодонецке, и в Рубежном, разговаривал со многими жителями, они говорили, что поляков очень много», — заявил помощник главы МВД ЛНР Виталий Киселёв. Он добавил, что их число сопоставимо с числом наёмников из «Азовстали» в Мариуполе.

Как считают военные эксперты, лишь десятая часть иностранцев реально воюют, остальные прячутся от регулярно работающей артиллерии ВС РФ. Самые смелые гибнут, остальные предпочитают надеяться на чудо. При этом позиции ВСУ регулярно обстреливают российские танки. Используя приборы ночного видения, техника выходит на позиции украинских военных глубокой ночью, а параллельно танковым клиньям во фланг окопавшимся на «Азоте» военным Украины идут спецназовцы Сил специальных операций. По некоторым данным, одна из таких атак ночью 10 июня привела к перестрелке внутри позиций ВСУ, в результате чего заблокированные на «Азоте» разделились на два лагеря — на тех, кто хочет сдаться, и тех, кто хочет сбежать.

12 июня газета Independent сообщила, что в ходе боевых действий за Северодонецк погиб наёмник из Великобритании Джордан Гэтли, ранее служивший в армии Соединённого Королевства. Информацию о смерти наёмника уже успели подтвердить в МИД Великобритании. Ранее сообщалось о гибели ещё одного британского подданного — 36-летнего Скотта Сибли, решившего повоевать за Украину.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Украинские военные в Лисичанске Луганской области. 27 мая 2022 года. Фото © Getty Images / Rick Mave / SOPA Images via ZUMA Press Wire

По сути, «дикие гуси» — это одна из призрачных нитей, за которые продолжает цепляться Киев. Эксперты уже высказывали мнение, что наёмники в первую очередь элемент пиара, позволяющий украинским пропагандистам говорить о том, что их поддерживает весь мир.

Последние новости об Украине на сегодня: будет ли вторая «Азовсталь» на «Азоте»

Будущее окопавшихся на «Азоте» незавидно. Фора, которую им дают катакомбы промузла, не продлится долго. 14 июня офицер НМ ЛНР Андрей Марочко, анализируя положение боевиков, отмечал, что сейчас они «между молотом и наковальней»: с одной стороны их теснят силы ЛНР, с другой — собственные заградотряды. К тому же перед глазами у националистов — печальный опыт «Азова», часть боевиков которого недавно этапировали из СИЗО Луганска в суходольскую исправительную колонию, а перед глазами «диких гусей» — участь наёмников Пиннера, Аслина и Брагима, приговорённых судом ДНР к смертной казни.

Для боевиков на «Азоте» складывается ситуация, аналогичная сценарию с Мариуполем. Только никто никого эвакуировать с «Азота» на вертолётах или по морю не собирается. Подвоз оружия и продовольствия отрезан: заградотряды ВСУ сами взорвали последний мост через Северский Донец, во-вторых, на подходе к Северодонецку с востока от Лисичанска исправно работает российская артиллерия. Если азовцев Киев поддерживал хотя бы на словах, транслируя панегирики о «героических защитниках «Азовстали» на весь мир, то до засевших на «Азоте» боевиков украинскому руководству нет особого дела, и, по сути, их заочно похоронили. Для Запада этот эпизод спецоперации тоже не в новинку: wow-эффекта от окружения уже нет, отсутствует и накал страстей, который мог бы создать нужный общественный резонанс, аналогичный тому, что сопровождал осаду «Азовстали». Нет видеообращений боевиков к «прогрессивной общественности», к папе римскому и Илону Маску. Потому что всё бессмысленно.

Интересно, что для Российской армии и союзников «Азот» вряд ли станет «вторым Мариуполем»: второй раз с боевиками не будут возиться. И полученный опыт не позволяет играть в поддавки, и запас прочности у боевиков «Азота» гораздо ниже, чем у «азовстальских сидельцев». Фактически все военные эксперты сходятся во мнении, что у остатков северодонецкой группировки, заблокированных в промзоне, есть всего два варианта развития событий — сдаться или погибнуть.

 Принятие неизбежного: Почему ВСУ бессильны, когда Российская армия работает в Северодонецке

Солдаты ВСУ в Лисичанске. 28 мая 2022 года. Фото © Getty Images / Rick Mave / SOPA Images / LightRocket

Евгений Жуков

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector