Пригожин требует снаряды. Они есть в Приднестровье

 Пригожин требует снаряды. Они есть в Приднестровье

Основатель ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин, похоже, вышел в своём конфликте с министерством обороны России на финишную прямую. Его заявления о снарядном голоде и противодействии Министерства обороны России, а также обвинение в этом лично министра обороны Шойгу и начальника генштаба достигли своего апогея. Но стоит заметить, что и у ВСУ тоже снаряды заканчиваются. И возникает очень интересный факт.

Есть крупный армейский склад боеприпасов, который расположен в селе Колбасна (она же Кобасна) в Приднестровье. Рядышком с Украиной. В которой тоже в условиях снарядного голода вопрос снабжения стоит очень остро. Ведь украинская армия ещё не завершила переход на НАТОвские стандарты, поэтому снаряды ВСУ ну очень нужны. И если следовать даже не стратегической, а тактической логике, то снаряды украинским подразделениям для своей артиллерии добыть очень просто.

Военные склады в селе Колбасна были созданы ещё в 1949 году. Это был стратегический арсенал к различным видам оружия советской 14-й армии. Основная часть вооружений была завезёна туда из Восточной Европы после распада Варшавского договора. На данный момент на складах, площадь которых составляет около 100 гектаров, хранится по разным данным около 20 тысяч тонн боеприпасов. И хотя украинские власти утверждают, что более половины этого взрывоопасного арсенала просрочено, всё равно, по заявлениям украинских СМИ, 7—8 тысяч тонн этих боеприпасов могут быть боеспособными.

И что происходит?

А вот что — под Приднестровье стягиваются опытные части ВСУ. Проводятся учения и слаживание. В любой момент украинские войска готовы перейти границу. Единственное — боятся, что арсенал заминирован, и его подорвут.

А теперь посмотрим, какие политические процессы произошли в последнее время в соседней Молдове. А там на волне протестов внезапно сменили премьера. Новый премьер-министр республики Дорин Речан — откровенный русофоб и «ястреб». Моментально начался движ с резервистами. А вчера Речан заявил о необходимости выхода из Приднестровья российских миротворцев. При этом Речан подчеркнул, что группа российских войск должна покинуть левобережье Днестра исключительно мирным путём. Премьер Молдовы добавил, что о сворачивании миротворческой операции, которая проводится согласно молдавско-российскому соглашению от 21 июля 1992 года, речи не идёт.

«Речь идёт об оперативной группе российских войск — более полутора тысяч российских военнослужащих, которые находятся на территории республики Молдова без законных на то оснований. И Россия неоднократно подтверждала обязательства по выводу остатков бывшей 14-й армии», — заявил Речан.

Это заявление не ново. В январе тогдашний глава МИД Молдавии Николай Попеску в эфире TV8 также заявлял, что именно ПМР «усложняет путь европейской интеграции» страны, а «нелегальное присутствие российских войск» на территории республики — фактор нестабильности для всего региона.

 Пригожин требует снаряды. Они есть в Приднестровье

Хотя российский миротворческий контингент защищает Приднестровье по соглашению 1992 года, которое было подписано тогдашним президентом Молдавии и пока не денонсировалось. Зато появились новые попытки «нормализации переговорного процесса» — это свежие статьи в Уголовном кодексе Молдовы. Они сформулированы таким образом, что каждый обладатель паспорта ПМР может быть обвинён и осуждён. Очень европейский закон и совсем не дискриминирующий 400 тыс жителей региона. Очевидно, что это помогает урегулированию приднестровско-молдавского конфликта. Как и заявления премьер-министра Молдовы. А также интерес к Приднестровью и складам с боеприпасами.

Очевидно, что всё это делается неспроста — смена правительства, все эти заявления, эскалация напряжённости. Дирижёр ведь один и тот же. И если НАТО Украину разменяли и бросили в мясорубку, что им карликовая Молдова?

Все эти приготовления давно заметили в России. На Первом канале вышел специальный репортаж, где рассказали и показали этот самый склад. В репортаже также было сказано, что военный бюджет Молдовы увеличился на 70%. То есть, вся эта подготовка республики приведёт к военному конфликту?

А что же может произойти? В случае атаки на Приднестровье у ПМР выбор один — подрывать склады или отдать без боя. Чтобы всё поехало на восточный фронт! Может, в этом есть какая-то логика. «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки»? Если вкратце, то ВСУ имеют 500 тысяч личного состава под ружьём без учёта тыла. Ещё 200—300 тысяч всякие территориальные обороны, «Национальная гвардия» и прочая шелупонь. У Приднестровья примерно 25—30 тысяч. При этом там совсем мало военных — не более 10—15 тысяч с учётом резервистов. А тяжёлой техники вообще нет. В случае военного противостояния шансов нет. Что скажет Россия?

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *