Превратиться в военный лагерь

Превратиться в военный лагерь

Только так мы победим Запад

1. Рождественские морозы скуют землю. 

а) Но я склонен предполагать, что активизация б/действий начнется не раньше марта — середины апреля. 

б) Противник готовится наступать. Были бы дураки, если бы не готовили. Оборона, что с одной, что с другой стороны, смертельна. 

в) Бюджет «страны» Украины наполняется за счет внешних вливаний,  миллионы людей выживают. Это тоже наш народ, который из-за войны выживает кое-как. Социалку воруют, до народа идёт минимум. Через какое-то время народ на той стороне начнет задавать вопросы — до какой поры будем воевать? Детям надо ходить в школу, родителям — работать. Та сторона в меньшей мере заинтересована в длительном конфликте. 

г) Но мы тоже мало в этом заинтересованы, хотя бы потому, что экономика РФ при любом раскладе меньше, чем экономика стран НАТО, которые против нас воюют. Это объективный факт. 

2. Но мы еще даже не начали воевать по-нормальному — не мобилизуем экономику, делаем вид, что войны как бы нет. 

а) Мы не можем без конца выезжать на запасах Советского Союза, которых в принципе уже не осталось. Мы должны выпускать артиллерийские системы, выпускать стволы. 

б) Мы не можем «Армату» выпустить ровно потому, что на неё нет двигателей, не можем нарастить в нужных объемах выпуск снарядов ровно потому, что нет этих производств. Мы не можем выпустить «русский Хаймарс», потому что деньги на него воруют. Мы не можем сделать количество необходимое БПЛА. Мы много чего не можем. Поэтому и мы не заинтересованы в длительном конфликте. 

3. Враг не скрывает, что готовится наступать. Готовы ли мы наступать, я не знаю. 

а) В моменте все разговоры о наступлении со стороны Белоруссии в сторону Западной Украины и Киева —  самоубийство. 

б) Надо ли нам наступать? Обязательно, чтобы победить. Без мобилизации — скрытой или явной  — это невозможно. 

в) Нам надо увеличивать количество людей, критически важно поменять руководство МО, разблокировав социальные лифты. Тогда, если мы начнем воевать, конечно, победим. А если будут сидеть те, у которых, такое ощущение, будто есть запасная Россия в другом месте, куда они переедут и тоже станут начальниками и генералами, при таком подходе мы не победим.

4. Что происходит на лбс? 

Очень медленно продавливается Украина в районе Донецка, но потери огромные, в т.ч. с нашей стороны. 

а) До какого периода мы сможем их продавливать вот так вот, бросая волнами? Это тоже человеческие ресурсы. А если ресурс того же «Вагнера» использовать не в атаках на Бахмут или Авдеевку, а в сторону Запорожья, с юга, где не такая линия обороны построена, то «Вагнер» будет наступать еще результативнее — его штурмовые подразделения эффективность свою доказали. 

б) Разбивать «Вагнер» об укрепы в ДНР — такое… «Вагнер» сейчас фактически остался единственной боеспособной штурмовой структурой — остальные выполняют несвойственные задачи, в т.ч. бригады СпН, ВДВ и др.  Говорить о мотострелках не приходится.

5. Что делать? 

Ускоренными темпами начинать строительство Вооруженных сил через реформу, благо Президент об этом сказал.    

а) Надо реформировать ВС: 

— давать корпусам ЛДНР звания гвардейских, чтобы людей поощрить,

— возможно, снимать звания гвардейских с Кантемировской и Таманской дивизий.

— реформировать ВДВ. Понятно, что армейской выброски не может быть в современности в большом количестве. Оставлять 1-2 воздушно-десантных полка (десантные функции), всё остальное переводить в десантно-штурмовые, наполнять их вертолетами,  самоходной артиллерией — колесной, гусеничной, с тяжелыми калибрами, усилив их возможности, а то сейчас они наступают с алюминиевыми БМДшками. 

— выпустить эффективно доказавшие себя «Ноны» в потребном количестве — не только для ВДВ. 

— прекратить разговоры про «Армату», которая никогда не доедет до армии, потому что нет двигателя, а начать делать хороший танк Т-90. 

б) пора начать воевать по-хорошему. Снять некомпетентное военное руководство. И спецслужбы должны начать воевать.

6. О 2-й волне мобилизации. 

а) У нас ментов, охранников и разных спецназов, типа Службы судебных приставов, людей, которые носят погоны и умеют держать автоматы, огромное количество. Сделайте из них маршевые роты. А гражданских наберите в эти структуры, как раньше был «комсомольский набор». Коммунисты ушли воевать, а комсомольцы пришли работать в милицию, условно говоря. Они опытные — капитаны, старшие лейтенанты, лейтенанты. Их — в маршевые роты и пополнять взводный, ротный комсостав. На их места набрать молодежь, которая хочет и желает, будет стараться бороться с преступностью. 

б) Зачем судебным приставам целый спецназ? Умеют значит держать в руках автомат. У нас в родах войск ощутимые потери, большие потери в ВДВ, спецназе  ГРУ. Вперед, туда! Дотренировать, и вперед воевать! Введите мораторий на банкротство, тогда не нужен будет спецназ судебным приставам! Логика может быть такая. 

7. Если договариваемся с Ираном о приобретении тактических баллистических ракет, хорошая новость. 

а) Можно совершить обмен: штурмовики и истребители за  баллистические ракеты и БПЛА, чтобы наконец разбить мосты через Днепр, потому что у них реально эти ракеты мощные. 

б) Противник объявил о наступлении в марте? Было бы здорово сейчас отработать, приведя в негодность эти мосты. 

в) «Перемирия» и «прекращения огня» — не от хорошего и не о хорошем. Это слабость. 

г) Войска ждут другого —  знать, куда мы идем, зачем, какие задачи выполняем, что мы не собираемся ни с кем договариваться, что будем воевать за наши территории «до талого». 

д) И тогда плевать, что весь мир думает, потому что у нас страна превращена в военный лагерь: «Вы должны или всех нас убить, или отступиться». Тогда можно говорить про слом характеров. Увы, этого нет.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector