Православная жертва украинской политики

 Православная жертва украинской политики

Итак, хозяйственный суд Киева признал законным расторжение договора аренды Киево-Печерской лавры с Украинской православной церковью (УПЦ) Московского патриархата. Об этом на минувшей неделе сообщила пресс-служба Министерства культуры Украины.

События вокруг Лавры начались ещё в конце прошлого года. Тогда из стен Офиса президента Зеленского просочилась информация, что монахов будут выселять силой, мол, не место «московским попам» в киевской святыне. Впрочем, как позже выяснилось, никакого благоговения перед сокровищницей русского православия киевские власти не испытывали. Уже в начале этого лета многие бесценные реликвии Киево-Печерской лавры были отправлены за границу — «на хранение».

Но если дело было не в ревности к «чужой» церкви, то, может быть, гонения на УПЦ, как и весь тот ужас, что творится нынче на Украине, связаны с клинической русофобией киевского режима?

Отнюдь. Настоящих, кондовых русофобов на Украине на самом деле не так уж и много — безумная Фарион и ещё парочка альтеративно одарённых индивидов — остальные выкрикивают антироссийские лозунги и всячески позиционируют себя в качестве борцов с Русским миром исключительно по конъюнктурным соображениям.

Взять хотя бы мэра Киева Виталия Кличко, который намедни поддержал петицию о запрете деятельности Украинской православной церкви в столице Украины. Когда-то бывший боксёр крестил в Лавре собственных детей, а теперь ради успеха на будущих выборах и политической целесообразности готов возглавить борьбу с украинским православием, не имея на это ни конституционных полномочий, ни законных оснований.

Авторы вышеупомянутой петиции требуют прекратить действие договоров аренды всех земельных участков, на которых расположены храмы УПЦ, а также отключить приходы от коммунальных услуг: воды, света и отопления.

В этой же логике показной ненависти действовали и депутаты Неженского городского совета, порвавшие обращение в защиту УПЦ, подписанное военнослужащими ВСУ, а также родственниками погибших украинских солдат.

Возможно, поэтому многие украинские эксперты видят в нынешних гонениях на каноническое украинское православие, в первую очередь, политические мотивы. Как пишут местные СМИ, усиление репрессий и давления на УПЦ обратно пропорционально времени, оставшемся до того момента, когда западные спонсоры украинского конфликта заставят Киев сесть за стол переговоров. Мол, истерия и агрессия в обществе остывают, включается здравый смысл, стало быть, нужно успеть зачистить всех, кто мешает монополии ОП на власть. В том числе и власть религиозную.

Таким образом, Украинская православная церковь становится разменной монетой в политической борьбе на Украине. И всё же я не согласен с мнением, что Киев торопится уничтожить УПЦ до окончания войны. Напротив, мне кажется, что после войны УПЦ станет ещё нужнее киевскому режиму в качестве громоотвода.

Как только дело начнёт вплотную приближаться к перемирию и, тем более, после его установления, Украине, украинской власти на замену внешнему понадобится внутренний враг. А так как любая «антиукраинская» оппозиция давно разгромлена, лучшего кандидата на должность мальчика для битья просто не найти.

Именно с этим связаны и инициатива Кличко, и действия депутатов в Нежине, и вся нынешняя политика Банковой в религиозной сфере. УПЦ — это очень удобный объект для манипуляций, чтобы поддерживать в обществе нужный градус ненависти. Эдакий жупел для мобилизации озлобленного от поражения электората. К тому же ещё и безопасный: соревнуясь с оппонентами на тему, скажем, обличения коррупции, можно всегда нарваться на встречные обвинения, а церковь никак не ответит.

И всё же важно понимать, что УПЦ никогда, подчёркиваю, никогда не была нелояльна к киевской власти. И нынешняя попытка создать вокруг неё ауру некоего сепаратизма — не более чем дьявольское лукавство.

Как написал известный политолог Богдан Безпалько, то, что в эти дни происходит в Киево-Печерской лавре, было неизбежно.

«Этот процесс начался давно, ещё в 80—90-х годах, когда был создан украинский экзархат, и когда была придана большая самостоятельность духовному центру в Киеве. Уже тогда духовные связи с Москвой были существенно ослаблены. А любые элементы, которые имели националистические пристрастия и могли попасть в УПЦ, получали там вполне свободное развитие. Эти процессы резко усилил митрополит Владимир Сабадан, который вырастил внутри церкви таких монстров, как Александр Драбинко, и многих других, менее публичных и скандальных», — отметил эксперт.

А вот один из последних примеров. В попытке задобрить Банковую нынешний предстоятель УПЦ митрополит Киевский Онуфрий вместе с ректором Киевских духовных школ, архиепископом Сильвестром (Стойчевым) устроили в местной семинарии выставку «УПЦ против российской агрессии». Каково, а? Ну хорошо, выступить против войны с Россией никому сейчас на Украине не позволили бы, это понятно. Но ведь можно было хотя бы промолчать…

Впрочем, очередной прогиб засчитан не был. В деле уничтожения канонического православия режим Зеленского останавливаться не собирается. Доказательством тому может служить демонстративная расправа над митрополитом Тульчинским и Брацлавским Ионафаном, одним из немногих на Украине последовательных борцов с церковным расколом и фактической автокефалией УПЦ. 7 августа Винницким городским судом по сфабрикованным обвинениями в «оправдании СВО» владыка был приговорён к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Если по итогам российской спецоперации украинский режим каким-то образом сохранится — судьба УПЦ предрешена. Но, увы, по-другому и не могло быть. Сначала обуянные гордыней украинские иерархи предали РПЦ, пойдя за киевской властью по пути «незалежности». Ныне украинская власть предаёт УПЦ, используя её в качестве жертвы необъявленной религиозной войны. Всё закономерно.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *