По Балаклее и не только

По Балаклее и не только

О тактике противника и героизме русских бойцов

Балаклея сражается. Бои — в городской черте. Город —  в оперативном окружении. Ситуация тяжелая, меняется каждый день и час. 

В чем отличие б/действий в Херсонской обл. от Харьковской? Рельеф. Под Херсоном напор противника ослаб. При прорыве линии обороны там они выкатывают в степь, открытое пространство, пытаются идти по посадкам, заведомо вытягивая боевые порядки в одну линию. При грамотной обороне [а там, на минутку, у нас стоят десантники], эти прорывы локализуют: видно далеко, обнаружить проще. Даже оборону строить легче. Поэтому хохлы в Херсоне скромно молчат о своем наступлении.

В Харькове — по-другому. Помним 42-й год — Харьковскую катастрофу обороны, в результате чего немцы вышли к Сталинграду — наступление началось у них от Харькова.

При прорыве одной линии обороны оперативно-тактические группы идут по балкам, скользят по лесу. Лес — это заросшие балки, холмы. Ты только выстроил оборону — они обошли тебя по оврагу, по балочке, и уже у тебя в тылу. Судя по тому, как двигаются ВСУ, у них нет задачи упереться в серьёзный опорник и завязнуть в уличных боях. Они пытаются делать то, что нам надо было делать в феврале: захватывают как можно больше территорий, чтобы потом перемалывать оставшиеся укрепы у себя за спиной. Они развивают наступление. 

Проблем в живой силе, судя по всему, противник не испытывает. Если у нас штурмовики («Группа Вагнера» и др.) прорывают линию обороны, то ввести в прорыв некого. А у них есть кого. Наступление ведут по азбуке. Сначала — огневой артиллерийский налет, после  прорыв обороны штурмовыми группами и попытка развить наступление на плечах плечах отступающего противника. Будут пытаться наступать, пока у них хватит «воздуха», наступательного порыва. Они должны упереться или в боевые порядки, или в искусственные препятствия (река и т.д.), что позволит накопиться нам. 

Противник старается сбить заслоны, которые наши пытаются выставить, и наступает, в том числе обходя их. У них впереди идёт спецназ, за спецназом — танки и мотопехота на броне. Спецназ видит (противника), обходит, идет дальше, а мотопехота «выносит» (заслон, опорник). 

Теперь о визгах, почему СОБР Росгвардии оказался в бою. Не надо истерик. Всё просто. 

Противник прорвал первую линию обороны и столкнулся с СОБРами, которые обеспечивали охрану тылов. 

Росгвардию атаковали, она пришла в себя и приняла бой, стрелковый бой. Да, в СОБРе не все умеют работать с ПТУРом и минометом и корректировать огонь арты, но они сражаются там, где кое-кто драпанул. А СОБР уперся, и это герои. Командиры взводов ОМОНа ведут общевойсковой бой, превращаясь в ротных командиров. Так было кое-где в Чечне, если кто забыл. А я помню. 

Могу сказать одно — русские солдаты, как и век назад, как и во время локальных конфликтов, проявляют массовый героизм. И это не фигура речи. 

И второе — в нашем Минобороны большие проблемы. Учения с поражением фанерных мишеней эти проблемы не закроют и не должны закрывать.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector