Нобелем всем идеям по шнобелю

 Нобелем всем идеям по шнобелю

Вот, собственно, ещё одно аморальное обрушение на дно, где черти уже скребутся снизу, случилось в Норвежском нобелевском комитете. Он присудил Нобелевскую премию мира 2022 года белорусскому правозащитнику Алесю Беляцкому, российскому центру «Мемориал» (признан в России иноагентом) и украинскому «Центру гражданских свобод» («ЦГС»).

И знаете за что? Слава Богу, тут хоть ответили честно: за «представление гражданского общества в своих странах». Если перевести эту мотивационную муть на нормальный русский язык, то не за сделанное присудили (наградили, поощрили, отметили за особые успехи — в этом суть любых премий), а за то, что они — лауреаты-нобелиаты — в своих странах есть. Причём есть именно нужные, чётко отвечающие политической конъюнктуре и заказанному ангажированному мейнстриму.

Нобелевскому комитету в этот год, похоже, было глубоко наплевать на то, есть ли в России, Украине и Белоруссии гражданские общества. И на то, как они работают, за что борются, что они реально сделали в этой борьбе и на что направляют жизнь общества, страны и властей. Важно было соответствовать. Чтобы победители «продвигали право критиковать власти и защищать фундаментальные права граждан».

Что сейчас главное? Правильно: продолжается украинско-российский конфликт в виде спецвоенной операции (СВО), в котором на стороне Украины выступает весь, как он сам о себе говорит, «цивилизованный и демократический» Запад, а естественным союзником России выступает лишь составляющая с нею союзное государство Белоруссия. Вот Нобелевский комитет политически и конъюнктурно и подсуетился, чтобы обозначить всех, кто как бы на стороне Запада, и пинает Россию.

Причём делает это в самих России и Белоруссии, что должно выглядеть круто и соответствовать задачам Запада, который не скрывает, что хочет развалить Россию тем, что вызвать в ней смену власти путём активизации гражданского общества. Именно оно, по задумке западных стратегов-заказчиков и тактиков-спонсоров, должно подготовить российский майдан и свергнуть власть, как они говорят, «путинский режим». Нобелевский комитет так и высказал свою главную идею в нынешнем присуждении премии — отметить «трёх выдающихся борцов за права человека, демократию и мирное сосуществование стран-соседей — Белоруссии, России и Украины. Своими настойчивыми усилиями во имя человеческих ценностей, антимилитаризма и принципов законности лауреаты этого года возродили и почли представления Альфреда Нобеля о мире и братстве народов — представления, наиболее востребованные в сегодняшнем мире».

Трёх борцов персонально найти не удалось — борцы нынче в дефиците, клейма не на ком ставить. Поэтому так и получилось: один человек и две как бы организации. В Белоруссии нобелевские комитетчики нашли Алеся Беляцкого, которого за пределами этой страны узнали именно из-за этого присуждения. До этого он боролся так активно, что его практически никто не знал. Только узкий круг таких, как он сам, да белорусские правоохранители.

 Нобелем всем идеям по шнобелю

Этот самый Беляцкий — адвокат, активист и председатель незарегистрированного властями Белоруссии правозащитного центра «Весна». Служил в Советской армии, с 1991 по 1995 годы являлся депутатом Минского городского совета. В 1996 году основал центр «Весна», в 2007—2016 годах являлся вице-президентом Международной федерации за права человека. Во время демонстраций после президентских выборов 2020 года в Белоруссии был включён в Координационный совет белорусской оппозиции.

Борец, как видим, со стажем, даже титулованный: в 2012 году Беляцкий получил премию от Госдепартамента США, в 2013-м — премию Вацлава Гавела от Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), в 2020-м — премию Андрея Сахарова от Европарламента.

Но, увы, не без криминала борец. В ноябре 2011 года Беляцкого в Белоруссии признали виновным в сокрытии доходов в особо крупном размере и приговорили к 4,5 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Как сообщили тогда правоохранители Литвы и Польши, у Беляцкого в этих странах были тайные банковские счета, пользуясь которыми он и «боролся».

В 2014 году, когда наметилось потепление между Минском и Вашингтоном, Беляцкого выпустили по амнистии, но ему это впрок не пошло: 14 июля 2021 года он опять был задержан. Причём за старое — в рамках уголовного дела по ч. 2 ст. 243 УК Белоруссии («Уклонение от уплаты налогов»), к которому добавилось новое обвинение — ч. 1 и 2 ст. 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»). Оно и понятно: на организацию так называемого «белмайдана» денег дали больше — активист больше и оприходовал». Себе в карман, ибо Следственный комитет Белоруссии заявил, что располагает информацией о причастности руководителей и работников ряда негосударственных организаций и объединений, а также СМИ к теневому движению финансовых средств, поступающих из-за границы для поддержки протестов. То есть Запад дал на дело, но куда же без воровства. И за это — Нобелевскую премию мира. Согласитесь, похвально и показательно, дальше некуда…

С российским «Мемориалом» всё ещё проще. С момента своего создания ещё при СССР в 1987 году Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества для увековечивания памяти незаконно репрессированных эта организация всегда пинала любые власти. В СССР, а потом и в России, потому что очень быстро пересела на западные гранты и, следовательно, на заказы. Особенно после того, как в 1992 году на конференции в Москве «Мемориал» был переучреждён как международное правозащитное общество, которое за время своего существования разрослось до около 60 организаций в России, Украине, Бельгии, Германии, Франции, Италии и Чехии.

Тогда же основными направлениями его деятельности стали выявление и распространение информации о преступлениях тоталитарных режимов ХХ века, нарушениях прав человека в зонах массовых конфликтов и т.д. В этом качестве в 2014 году первым в реестр НКО-иноагентов был включён московский Правозащитный центр «Мемориал», а в 2016 году — уже вся международная организация. В связи с установлением фактов получения «Мемориалом» денежных средств из иностранных источников и выявлением признаков участия правозащитного общества в политической деятельности. В итоге, в декабре прошлого года Верховный суд России вынес решение о прекращении деятельности данной организации в РФ. И даже здание в Москве забрали.

Об украинской же общественной организации «ЦГС» вообще сказать практически нечего. Кроме того, что создана она была ещё в 2007 году, и задачами её являются «защита прав и свобод человека», «продвижение демократии», «общественный контроль за соблюдением прав человека», «просветительская деятельность» и «воспитание молодого поколения правозащитников и общественных активистов».

То есть, по сути, ничем, а по факту — подготовкой «горючего материала»: активистов всевозможных протестных «майданов» и акций, направленных на продвижение западных ценностей (до госпереворота 2014 года) и на подготовку бойцов по переформатированию Украины в «АнтиРоссию» после 2014 года.

Лично я до присуждения Нобелевской премии о существовании такой организации на Украине не слышал вообще, хотя как журналист политическими и общественными процессами, партиями и движениями, гражданским обществом и его структурами в этой стране занимаюсь с 1988 года. «ЦГС» — одна из тысяч грантоедческих структур, созданных для зомбирования населения Украины. Особенно молодёжи.

И вот вам подтверждение: лидер «ЦГС» — 38-летняя Александра Матвийчук, юрист и правозащитница. На Украине — никому не ведомая. Но очень известная западным грантодателям. В 2017—2018 годах она прошла «школу дипломированных лидеров для грантоедов» — Программу новых украинских лидеров Центра по вопросам демократии, развития и верховенства права (CDDRL) Стэнфордского университета. Эту школу прошли все, на кого пал взгляд американских «селекционеров».

Но дело не только в том. Знаете, чем её награждали? В 2007 году премией имени Василия Стуса, Украинского центра Международного ПЕН-клуба «за выдающиеся достижения в этой области, чёткую гражданскую позицию, активное присутствие в украинском культурном пространстве». То есть за украинизацию в форме русофобии. Но пока невинной.

Дальше — больше: в 2009-м дали диплом лучших всеукраинских молодёжных общественных организаций Украины, в 2015-м — норвежскую «Премию Сюра Линдебракке за демократию и права человека». В 2016-м — стала лауреатом премии «Защитник демократии» от миссий ОБСЕ (Парламентская ассамблея ОБСЕ), а в 2017-м — получила премию «Отважная женщина Украины» от посольства США.

Но вершина борьбы «за демократию на Украине» — это премия 2022 года «За правильный образ жизни» от шведского фонда «Right Livelihood Award Foundation». И наконец — Нобелевка! Это грандиозно! Кроме, конечно же, ответа на вопрос «за что?».

Но, с другой стороны, кое-какая ясность всё же имеется. В описании деятельности этой самой Матвийчук сказано, что она «является автором ряда альтернативных отчётов для различных органов ООН, Совета Европы, Европейского Союза, ОБСЕ и Международного уголовного суда». Другими словами, всё время работы «ЦГС» его активисты писали альтернативные отчёты и создавали параллельную реальность в представлениях об Украине.

Это типичная грантоедческая проблема в любой стране, где эти грантоеды работают. Даже если представить, что в какой-то стране воцарится образцовая демократия эталонного типа, первыми, кто будут говорить, что это не так, станут грантоеды, борющиеся за — бинго! — демократию. Если есть демократия — у них нет работы и зарплаты. И они не то, что недемократичных «блох» будут искать — они диктатуру сами установят, лишь бы продолжать бороться за демократию и получать за это мзду! Кому война, кому мать родна, как говорится. Под откаты тем, кто гранты и подачки на Западе выделяет. Грантоедчество сегодня — это уже индустрия надувательства, поставленная на поток, это способ профессиональных борцов дерибанить средства, выделяемые на благородные цели то ли государством, то ли какими-то филантропическими (а есть и такие) фондами.

На Украине это точно так. Под Киевом в местных Рублёвках одинаково скоро росли шикарные элитные коттеджи как представителей власти, которые грабили страну и вгоняли её в «недемократию», так и борцов за эту демократию, которым Запад выделял на «борьбу». Так они и жили рядышком до госпереворота 2014 года, пока «новые» не попёрли «старых». Теперь рядом с грантоедами живут уже разжиревшие и прибарахлившиеся «новые». Ну, те, которым премии выдают «За правильный образ жизни»…

И Нобелевскую премию-2022, кажется, выдали за то же — за политически правильный образ жизни. И если бы вообще не было этих, кого «осчастливили», то нашли бы кого-то ещё. А нынешних подбирали по принципу «чем меньше они известны широкой публике, тем меньше потом будет протестов и обвинений в предвзятости и ангажированности».

А вы ещё спрашиваете, как дискредитируются и обесцениваются идеи, принципы, традиции и устои. А вот так. Не больше и не меньше. В борьбе с позором опозорили всё. В борьбе с пороками опорочили саму борьбу и её результат.

Правды больше уже в юмористической и альтернативной, называемой Шнобелевской (Игнобелевской, Антинобелевской) премии, которую с 1991 года вручают американский журнал «Анналы невероятных исследований» и его основатель Марк Абрахамс. «За достижения, которые заставляют сначала засмеяться, а потом — задуматься».

Например, в 2013 году Шнобелевскую премию в области медицинского образования присудили белорусской милиции, которая арестовала однорукого человека за… аплодисменты. Сумма премии в 2020 году составляла 10 триллионов долларов Зимбабве (около 10 долларов США), и это мощно и более справедливо, нежели сейчас с Нобелевской премией мира.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector