Не быть Украиной

 Не быть Украиной

Что ж, похоже, украинские дроны над Рублёвкой возымели-таки эффект на власть имущих, правда, не совсем тот, на который мы рассчитывали. Вместо признания и исправления собственных косяков, ошибок, недоработок и, что греха таить, фактов откровенного саботажа, они пошли по хорошо проторённой дорожке — «закрыть и не пущать». Печально известный «синдром вахтёра» проявился вчера во всей красе.

Оказывается, главной нашей проблемой в связи с налётом БПЛА на Москву и Подмосковье оказались не военные, которые это допустили, и даже не спецслужбы, вовремя не вскрывшие вражеских агентов в нашем тылу (предполагается, что часть дронов была запущена с территории России), а простые граждане или блогеры, разместившие видео с атаками у себя в соцсетях.

Итогом поднявшейся волны чиновничьего гнева стала новость о подготовке законопроекта об уголовном наказании за съёмки беспилотников. Об этом рассказал депутат Госдумы от «Единой России», отставной генерал Андрей Гурулёв.

«Мы сейчас закон инициируем и примем — о запрете снимать дроны», — заявил парламентарий.

По мнению депутата, добросовестный гражданин Российской Федерации, увидевший БПЛА, должен тут же позвонить 112 и, желательно по-военному чётко, сообщить координаты: район такой-то, точка такая-то.

Не меньшее раздражение у системных патриотов вызвали и кадры, на которых видны наши ПВО в действии, в частности установки Панцирь-С1. Известный политический обозреватель Армен Гаспарян в эфире Соловьёв Live даже назвал, людей, запечатлевших работу ЗРПК «дегенератами» и «добровольными врождёнными ублюдками».

При этом, как справедливо отметил военкор Роман Сапоньков, никто не догадался задать элементарный вопрос, почему «панцири» были размещены не в ближайшей лесопосадке, подальше от посторонних глаз, а у всех на виду, прямо на оживлённой автотрассе?

Зачем? Проще же сделать виноватым простого обывателя.

Того самого обывателя, которого некоторые особо ретивые пропагандисты вчера весь день истошно призывали не поддаваться панике. Как метко написала по этому поводу журналистка Анастасия Кашеварова, с начала СВО посвятившая себя делу освобождения наших пленных и поискам пропавших без вести (да, такие, увы, тоже есть), «в Москве и Подмосковье никто не паникует, кроме тех, кто с пеной у рта твердит — нет панике!».

«Людей злит нерасторопность, тупая пропаганда, бюрократия бесполезная. А с БПЛА справимся», — пишет Анастасия в своём тг-канале.

К вышесказанному стоит добавить, что ещё некоторое время назад в Думе пытались законодательно запретить использование беспилотников частными лицами или структурами, а также закупку комплектующих к ним. С учётом того, что на сегодняшний день снабжение наших войск в Новороссии FPV-дронам происходит практически исключительно через волонтёров, то возникает вопрос, на кого работают авторы подобных запретительных мер?

Ну а теперь, после информации о реакции наши властей на вчерашние события, давайте поиграем в игру «угадай страну по заголовкам».

«За съёмку последствий атаки БПЛА — наказание в виде 15 суток ареста».

«Спецслужбы запретили собственникам веб-камер транслировать дома, дороги, коммунальные и промышленные предприятия и так далее, так как вражеская разведка якобы использует их для корректировки массовых обстрелов».

Ну как, догадались? Нет, это не Россия, это — Украина. Там уже давно борются с неспособностью местных ПВО подавить работу наших ВКС угрозами, запретами и запугиванием местного населения. Логика проста — если видео с попаданием ракеты в военный объект нет, то, значит, никакого попадания и не было. Согласитесь, уж очень напоминает инициативы депутата Гурулёва.

Из всего этого возникает закономерный вопрос, а в чём тогда наши принципиальные разногласия с Украиной, если с подачи таких вот политиков мы пытаемся построить Украину у себя?

И что в этом марафоне подражания станет следующим — отмена социальных выплат, как это делает Киев. А что, наш бюджет тоже не бездонный и, если конфликт затянется, затянуть пояса придётся нам всем.

Логика нашей власти, по крайней мере, отдельных её представителей, просто поражает. Каким образом запрет на съёмку или использование БПЛА скажется на способности Украины проводить атаки, подобные вчерашней? Они там что, почитают новый российский закон и побоятся его нарушить?

Ну так давайте тогда ещё и запретим ВСУ обстреливать мирные города России? Или засылать к нам своих диверсантов? Или убивать наших журналистов и общественных деятелей? Раз всё так просто и решается банальным запретом, почему нет?

Давайте закроем глаза всем российским гражданам, буквально, а то у нас как в захаровском «Убить дракона», слишком много открытых окон — «ни в чём меры не знаем». И не беда, что в век информационных технологий, скрыть событие, свидетелями которого стали сотни людей, практически нереально.

А может кое-кому лучше заняться делом? Например, решить проблему с жителями многострадального Шебекино, которые жалуются на то, что никакой объявленной эвакуации и города детей в реальности не проводится — дети сидят в подвалах. На отправленных в Воронеж 300 несовершеннолетних (не семей, а только детей), о чём рассказал губернатор Гладков, заявки подавались ещё в марте этого года.

Вчера ВСУ обстреляли пункт временного размещения с отселёнными жителями Белгородской области, есть раненые и погибшие. Может быть, наконец, решить эту проблему? Не можете? Гонять блогеров оно, конечно, проще, понимаю.

Что же касается прочих законодательных инициатив и установления запретов, то тут мне на глаза попалось интересное предложение: в России решили составить список бранных слов, которые нельзя употреблять в СМИ. Таким образом планируется упорядочить работу Роскомнадзора.

Хорошая идея, своевременная, очень пригодилась бы некоторым нашим пропагандистам, не выбирающим выражений, чтобы оскорблять собственных граждан — напуганных и дезориентированных сложившимися не по их вине обстоятельствами.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *