Нахлебники нахлебались, и Европа гонит их домой

 Нахлебники нахлебались, и Европа гонит их домой

С приходом лета ко многим украинским беженцам в Европе пришло горькое осознание, что «весь мир», конечно, «с ними», но всё больше на словах. А в реальной жизни мир предпочитает жить без них. К началу лета сразу три страны Европы чётко сказали беженцам: домой!

Все остальные евроблагодетели намекнули: вы тут у нас больше не нужны, а если хотите жить, то зарабатывайте на себя сами, лафа закончилась. Например, с 1 июня в большинстве стран ЕС отменяется бесплатный транспорт для беженцев с Украины. Их автоматически уравнивают с беженцами из Афганистана и других стран, у которых сразу не было таких привилегий, какими пользовались нахлебники из страны, которая якобы «на переднем крае» защищала евродемократию.

Украинцы-беженцы реально стали проблемой в Европе. По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, с начала специальной военной операции (СВО) России на конец мая текущего года Украину покинули 6,7—6,8 млн. человек и прибыли в соседние страны. Там им предоставили бесплатное жильё, бесплатное питание и льготы на транспорте, даже начали выдавать пособия. Но бесплатная щедрость неподъёмным грузом легла на бюджеты этих страны, и гостеприимство начало давать сбои.

Ярче всего это продемонстрировали британцы. Великобритания изначально установила плотные фильтры для попадания беженцев на свою территорию. Их смогли преодолеть только 33 тысячи украинцев. Но и они столкнулись с тем, что в Великобритании помощь беженцам не предусмотрена в бюджете. В итоге украинцы в основном смогли получить визу только при наличии конкретной принимающей семьи, на плечи которой и легло содержание беженцев.

В итоге англосаксонское гостеприимство вылилось в предложение переселить украинских беженцев в… Руанду. Да-да, а Африку, чтобы белые негры слились в экстазе с чёрными, и всем наконец-то всё стало ясно

Но то — англосаксы: у них большой колониальный опыт равнодушия в отношении «негров» с любым цветом кожи. На высоте падения вниз в плане бесплатного милосердия оказались и братья-славяне из Чехии. Болгарии и Польши.

Власти Праги, например, решили прекратить приём беженцев с Украины и с 15 июня закрыть центр регистрации беженцев с Украины. Потому что магистрат этого города понял: возможностей обеспечить беженцам размещение в столице Чехии, предоставить жильё, медицинское обслуживание и другие виды социальной поддержки, необходимые беженцам, больше нет. Прага взмолилась о равномерном распределении потоков беженцев: ведь в ней самой и её пригородах находятся более 90 тыс. из 360 тыс. получивших в Чехии временное убежище гостей с Украины. Эта концентрация в четыре раза выше, чем в других регионах Чехии.

В Болгарии с 1 июня украинским беженцам предложили покинуть престижные отели на побережье Чёрного моря и переселиться в другие регионы страны — вглубь на базы отдыха и центры содержания. Там, ясное дело, не так комфортно, как в отелях, и моря радом нет. И начались неприятные эксцессы: куча беженцев решила самовольно покинуть Болгарию, а часть отказалась выселяться из отелей. Главная реакция «братушек» ещё впереди, хотя основную массу беженцев они смогли убрать с побережья.

Но особо отличились власти Польши, страны, чей президент Анджей Дуда буквально пару недель назад затискал президента Украины Владимира Зеленского за согласие последнего передать Варшаве остатки украинского суверенитета. Прямо в украинском парламенте всё это случилось, под громкие, бурные и несмолкающие аплодисменты обречённых на «братство».

Официальная позиция польских властей теперь уже откровенно понятна: Украина и Польша — это две половинки одного государства, которые дополняют друг друга, и только злые враги разлучили их на многие столетия. Теперь-де справедливость восстанавливается, и Польша совершенно справедливо претендует на «своё»: на так называемые «Сходни Кресы» — пять областей Галичины и Волыни, а то и вообще на всю Правобережную Украину.

И сейчас поляки только ждут отмашки «Большого белого брата» из-за Атлантики, который должен дать добро на интервенцию под видом миротворчества и спасения «братьев-украинцев» от «злых путинских орков». Поляки по этому поводу, по данным некоторых источников, уже даже экспедиционный корпус в 70 тысяч голов и штыков намастырили и застыли на низком старте, ожидая приговора: вступится ли за них НАТО или нет, если они полезут «с миром» на Украину.

Но и без этих «высоких» и типа геополитических игрищ Польша давно и самозабвенно провозгласила себя «адвокатом Украины в Европе» и как бы продвигала её интересы по континенту. Не без пользы для себя, разумеется: от миллиона до трёх украинских заробитчан ежегодно «паслись» на польской территории, являясь полудармовым человеческим ресурсом, который в виде низкооплачиваемых работников стал одним из триггеров «польского экономического чуда».

С начала СВО России в Польшу, по разным данным перебралось более 3 млн. беженцев, половина из общего числа всех бежавших. И их там решили приземлить, но на общих основаниях. Уже с 1 июля 2022 года, по словам замглавы Министерства внутренних дел и представителя правительства по делам беженцев Павла Шефернакера, большая часть украинских беженцев в Польше лишится ежедневного пособия. Его, слава Богу, продолжат получать лишь те, кто в нём нуждается, — инвалиды, беременные и многодетные женщины.

Всё, шара закончилась. Иллюзии по боку: «белые негры» в Польше должны работать, а не жировать. Этот самый Шефернакер так и сказал почти прямым текстом: это стимул для беженцев — или начать зарабатывать и обеспечивать свои потребности самостоятельно, или домой. Ещё чётче сказал польской газете «Rzeczpоspolita» польский же профессор Пётр Длугош: «Это решение в какой-то мере показывает, что поддержка подходит к концу, пора возвращаться на Украину».

А чтобы закрепить достигнутый эффект, с начала лета несколько польских городов решили отменить бесплатный проезд для граждан Украины, который был введён 24 февраля с первым потоком беженцев. Российский политолог Александр Асафов назвал этот процесс прагматичной «нормализацией условий», когда финансовая подоплёка оказалась выше порывов демонстрации тёплого отношения Европы к беженцам. «Чем, например беженцы из Сомали или Ближнего востока отличаются от украинцев, и за что им такие преференции. Всё просто — нужно было показать, что максимальная поддержка существует, а сейчас пришло время считать деньги. Это откат для всех беженцев без исключения. … Первый PR-инфоповод уже сработал, собрал определённое количество эмоциональных и прочих реакций, теперь можно провести их формализацию, ведь вскоре тема уйдёт из повестки, Папа Римский больше ни с какими вдовами преступников из „Азовстали‟ не встречается, тема уползает на периферию, а значит можно существенно сократить издержки с помощью решений, которые сегодня предприняла Польша. … Вполне возможно, начавшись как PR-проект, как PR-проект это и закончится. И тогда массово людям не помогли, и сейчас особой помощи не будет, потому что она была декларативной», — сказал он.

И процесс изгнания и возвращения уже пошёл. Недавно советник главы МВД Украины Виктор Андрусив сообщил, что на Украину вернулись уже 60% беженцев, ранее покинувших страну из-за военных действий. Потому что не нашли они себя на чужбине: не нужны они там оказались, несмотря на все прекрасные слова о «евросолидарности». Жизнь в спортзале или в лагерях для беженцев, маленькие пособия или вообще их отсутствие, а значит, безденежье, низкооплачиваемая и грязная работа из-за незнания местного языка, предложения чёрной трансплантации и банальной проституции, неприязненное отношение местных жителей, вызванное, в том числе и совершенно наглым и беспардонным поведением части самих беженцев, не понимающих, куда они попали, и что здесь им не рады, — вот с чем столкнулись многие бежавшие с Украины. Многие из них преимущественно тратили на себя свои деньги, ибо пособия в 200 евро при уровне цен в Евросоюзе было явно недостаточно. Но и деньги лишние имели не все украинцы.

При этом и сами беженцы нередко только усугубляли свои проблемы. Потому, что, уверовав в тупую и льстивую пропаганду украинских СМИ о «любви мира к Украине и украинцам», многие беженцы были уверены, что, во-первых, их везде ждут и им рады. Во-вторых, что мир действительно благодарен украинцам за то, что они «защищают Европу от Путина», а значит, имеют право на привилегированное положение. А это просто ложь, губительная по последствиям для тех, кто в неё поверил.

В-третьих, среди беженцев оказалось огромное количество тех украинцев, которые скрывались от войны, но только совсем по-другому, чем обездоленные жертвы этой войны. Богатые и обеспеченны представители «титульной нации» сдрыснули в Европу на дорогущих машинах и с мошной, набитой под завязку деньгами. Но и они начали качать свои права, прикидываясь «пострадавшими». По данным украинского «Forbes», ссылающегося на Нацбанк Украины, уехавшие в апреле за границу украинцы потратили там около 2 млрд. долл., расплачиваясь или снимая наличные с карточек украинских банков. Им европейская помощь нужна была лишь для отмазки, как зайцу стоп-сигнал. Они воевать за «нэньку» не хотели, а вот юзать принадлежность к ней — это пожалуйста.

И недавний случай в Австрии, когда украинские беженцы избили местных таксистов только за то, что те указали им на неправильность парковки на местах для инвалидов, — ярчайшее тому подтверждение. Теперь таксисты в Вене отказываются обслуживать украинцев. А сколько похожих случаев было во всех странах Европы, которые приняли бежавших с Украины и в которых украинцы начали устраивать, например, свои «патриотические» русофобские перформансы, задирая русских и местных жителей, вместо того, чтобы устраивать свою жизнь на новом месте или хотя бы не создавать лишних проблем хозяевам.

Короче, в массе своей украинское нахлебничество не достигло своей цели и не оправдало себя. Но по-любому оно стало свидетельством огромной трагедии гибнущего государства, потому что для многих было вынужденным спасением своей жизни и жизней своих детей. И трагедия это ещё больше оттого, что Украина не ждёт своих дочерей и сыновей обратно. Ей нечего им предложить. Тот же советник Андрусив сказал честно: «Люди-то возвращаются, но работы нет. Если война будет затягиваться, я не исключаю новую волну выезда с Украины. В конце сентября уже станет понятно, война с нами надолго или ненадолго. Посмотрим, как пройдут летние военные кампании».

Но как пройдут эти кампании, от Украины уже не зависит. Её гонят на убой и очень не хотят, чтобы лишние люди путались под ногами…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector