Накануне переговоров

Накануне переговоров

Стоит ли ждать результатов от диалога с США

В преддверии прямых переговоров между Россией и США по поводу гарантий безопасности и стабильности в Восточной Европе нетрудно заметить занятную тенденцию, когда не приглашенные на переговоры страны и организации очень стремятся на них попасть. На переговоры хотели бы попасть ЕС, НАТО и Украина. Обоснование вполне понятно, так как США и РФ будут обсуждать ЕС, НАТО и Украину без их участия. И хотя США заявляют, что они проводят консультации со своими «европейскими партнерами» и «партнерами по НАТО», на деле ситуация сохраняется – их уведомляют и с ними консультируются, но их не приглашают туда, где обсуждаются стратегические вопросы. 

При этом МИД Украины продолжает делать заявления, что основной международной линией Украины является недопущение обсуждения Украины без Украины. Но, по факту, обсуждения продолжаются, при это договоренности или их отсутствие доводятся до Украины в уведомительном порядке, причем даже в этом случае возможны «задержки», когда на Украине судорожно ожидают, когда же из Вашингтона позвонят. Но с Украиной как раз все понятно, это объект международной политики, которым управляет подконтрольное США марионеточное правительство, которое, конечно, и близко не находится на том уровне, когда его бы приглашали обсуждать вопросы стратегической стабильности и раздела сфер влияния.

Иронично, что в примерно такой же ситуации оказались и европейские страны, которые мнят себя субъектными, но которых так же никто не приглашал – ни по отдельности, ни в виде блока, потому что не они определяют вопросы стратегических перспектив стратегической стабильности, и им так же, как и Украине, приходится принимать ту позицию, которую определяют США. Разумеется, и с ними Вашингтон проводит консультации, и так же, как и Украину, их уведомят об итогах переговоров. Но их «консолидированная позиция» на деле является позицией слабости, так как эта позиция полностью зависит от Вашингтона и от того, о чем США договорятся или не договорятся с Россией, исходя из чего им и предстоит строить свою политику. 

Текущий уровень европейской фронды совершенно недостаточен для того, чтобы настоять на самостоятельной роли ЕС, которую обеспечивало бы наличие самостоятельных вооруженных сил и полностью самостоятельной внешней политики. ЕС, как и, например, Япония, де-факто частично оккупирован американскими войсками и вынужден учитывать позицию США по очень многим вопросам, скрывая данное «неудобство» за различными эвфемизмами. 

При Трампе США наглядно показали, как они реально относятся к «своим союзникам», разрушив видимость того, что это «партнерство, а не зависимость». При Байдене США снова начали делать вид, что у США и европейских стран – партнерство. Но 4 года Трампа не так-то просто забыть. И тот факт, что европейские страны ждут уведомления о переговорах США и РФ в таком же ключе, как и Украина, более чем наглядно показывает, что скрывается за вернувшимся политесом.

В Европе понимают, что США, помимо конфликта с Россией в Восточной Европе, вынуждены балансировать свои интересы с нуждами конфликта с Китаем, что и порождает различные опасения по поводу того, что США в интересах своей индо-тихоокеанской стратегии пойдут на какие-то сделки Россией по Восточной Европе или Украине, то есть разыграют свои разменные монеты для получения иных выгод. Отсюда и нарастающая истерия в евроатлантической прессе накануне переговоров, где администрацию Байдена обвиняют в слабости, в готовности к уступкам или даже стратегическому отступлению. 

Администрация Байдена в этой связи вынуждена выпускать опровержения, уверяя, что она не пойдет на уступки, что она не собирается подыгрывать России или сдавать Путину Украину. Для того, чтобы это звучало убедительнее, в ход идут различные угрозы в адрес России, чтобы показать серьезность заявлений администрации Байдена. Но червячок сомнения все же гложет, так как такие печатные опасения по поводу гипотетической сделки США и РФ по каким-то вопросам продолжают выходить с завидной регулярностью. 

И если жалобные попискивания с Украины можно без труда игнорировать, то вот жалобы в мейнстримовой западной прессе, которые подпитываются американскими 

«

ястребами

»

 и трампистами, игнорировать сложнее, особенно в год промежуточных выборов. Поэтому эта медийная кампания давления (по факту) затрудняет для администрации Байдена достижение даже минимальных договоренностей с РФ, даже если предположить, что администрация Байдена к этому стремится, в чем есть существенные сомнения. 

В итоге по мере приближения к назначенной дате переговоров тон заявлений обеих сторон становится все более угрожающим, так как Россия изначально заявила, что не собирается идти на уступки в жизненно важных для себя вопросах, а США по мере приближения к дедлайну каждый день заявляют, что не собираются учитывать интересы России и даже не будут обсуждать те или иные, озвученные Москвой, пункты гипотетического соглашения. 

Попутно озвучиваются угрозы самых мощных, ультимативных и всесокрушающих санкций, которые «заставят Россию заплатить», при этом еще по прошлому опыту известно, что, с точки зрения влияния санкций на политику Кремля, они крайне слабо влияют на проводимый Москвой курс, скорее наоборот – институциализация конфликта привела к тому, что каждые новые санкции, по поводу и без, служат обоснованием необходимости следовать выбранным курсом, на что, кстати, указывают те фракции американского истеблишмента, которые говорят о бессмысленности такой ситуации для долгосрочных интересов США, связанных с противостоянием с Китаем, к которому США своим давлением и санкциями фактически подталкивают Россию.

Но евроатлантические 

«

ястребы

»

 и неоконы искренне верят, что время гегемонии США еще не прошло, и они смогут вынудить Россию и Китай отступить и смириться с господством США, ограничив свои попытки продвигать повестку многополярного мира и требовать уважать свои сферы влияния. Поэтому вполне естественно, что наблюдается большой скепсис относительно результатов переговоров между США и РФ. 

И тут уже интереснее не то, по какому пункту стороны войдут в клинч и активируют дальнейшую эскалацию. Тут, конечно, интересен вопрос, как и в чем она будет проявляться, так как угрозу прямого военного конфликта в Восточной Европе и на Украине не исключают обе стороны, которые уже открыто говорят о различных «военных решениях», не конкретизируя ТВД и размер приложенных к нему сил. 

Поэтому переговоры 12 января действительно являются своеобразной точкой бифуркации, за которой может последовать как военно-политическая эскалация в американо-российских отношениях (которая проявится на территории третьих стран), так и некоторая стабилизация, если некоторые договоренности будут заключены. Пока что первый сценарий выглядит более вероятным, чем второй, но в любом случае последствия у этих переговоров при определенных обстоятельствах могут иметь глобальный характер, став своеобразной отсечкой, по которой последующие историки будут рассматривать период распада поздневашингтонской системы мироустройства.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector