«Меньше надеяться на государство, больше самоорганизовываться». Андрей Пургин рассказал, как пережить зиму в Донбассе

 «Меньше надеяться на государство, больше самоорганизовываться». Андрей Пургин рассказал, как пережить зиму в Донбассе

Почти полгода в Донецке и ряде других городов ДНР нет воды. Системного решения этой проблемы также до сих пор нет, а впереди зима и отопительный сезон. Как республика переживёт холода, и на кого надеяться людям, «Антифашист» обсудил с основателем ДНР Андреем Пургиным.

— Одной из главных проблем республики на сегодня является отсутствие воды. На ваш взгляд, меры, предпринимаемые властями для решения этой проблемы, достаточны?

— К сожалению, сейчас приходится констатировать, что многие вопросы, связанные с обеспечением населения Донецка и республики водой, оставлены на произвол судьбы. Большинство домов частного сектора Донецка, прифронтовые районы, часть многоэтажных застроек Ленинского, Кировского, Буденновского районов не получают воду месяцами. Только недавно дончанам начали приходить СМС, информирующие о графике подачи воды. До этого в течение многих месяцев вода подавалась в районы города совершено непредсказуемо, без какого-либо графика.

Что касается бутилированной воды, которую раздавали дончанам в летний период, в данном случае произошла полная самоорганизация населения, поскольку воду раздавали в школах силами учителей, они же сами выгружали бутилированную воду и складировали ее. К этой работе также привлекались посторонние лица. То есть участие непосредственно горадминистраций в организации этого дела была на довольно низком уровне.

Сейчас в городе хорошо организована только продажа населению питьевой воды, с этим нет проблем. Хотя, насколько я знаю, лицензией на продажу питьевой воды обладает только одна единственная фирма в республике.

С развозом технической воды ситуация более сложная, в основном из-за непрекращающихся обстрелов. Поэтому не очень понятно, когда у нас, в Донецке, воду раздают, а когда нет.

Такая дерганина, в совокупности с частым отсутствием логики и слабым управлением, привели к тому, что огромное количество жителей республики, в том числе дончан, вынуждены самостоятельно решать каким образом обеспечивать себя и свои семьи водой. То есть все зависит от смекалки, умения, кошелька человека и прочих факторов.

В целом, на сегодняшний день развоз технической воды, а также раздача бесплатной питьевой воды населению по-прежнему происходят с нарушением графика и носят спорадический характер.

Оставить же население только на покупной бутилированной воде, вынуждая его самостоятельно решать проблему с её отсутствием в кране – это приведет к тяжелым последствиям. Сейчас какие-то действия с подачей питьевой воды, попытки накопления запасов воды еще позволяют населению республики как-то существовать. Надо также учесть, что на сегодняшний день на территории Российской Федерации находится около четырех миллионов беженцев, которые уже не являются «лишним грузом» для горадминистраций республики. В Донецке, например, осталось небольшое количество жителей, которых можно было бы организовать и урегулировать вопрос с технической и питьевой водой, сделать выдачу строго по расписанию в удобном для жителей формате.

— Сможет ли улучшить критическую ситуацию с водой в Донецке бурение скважин, производимое на счёт средств самих дончан?

— Я полагаю, что это не совсем правильное решение. Потому что бурение скважин на территории котельных, установка не очень больших станций водоподготовки, с использованием в котельных баков для хранения горячей воды, а также постройка новых водонапорных башен – это должно решаться не местными жителями, а горадминистрациями.

К тому же, само качество воды из скважин – сложный вопрос, поскольку скважины надо регистрировать, выдавать паспорт на каждую скважину, что у нас не делается. Вообще надо признать, что вода в Донбассе, и в Донецке, в частности, не очень хорошего качества. Это техническая вода. И бурить такие скважины лучше в доступных для людей местах, чтобы жители могли прийти, открыть кран, и заполнить свои емкости технической водой. Возможности такого бурения в городе присутствуют.

Поэтому жители шахтных, дачных поселков, сельских поселений должны поднимать вопрос в случае отсутствия центрального водоснабжения, о бурении глубоких скважин, установке водонапорных башен или станций водоподготовки для получения замкнутой системы в своих населенных пунктах.

— Ваш прогноз – когда проблемы с водой будут полностью решены?

— По моему мнению, это надолго. На сегодняшний день отсутствует общее видение ситуации, нет понимания, что с этим делать, нет прямых и конкретных планов, что будет делаться. То есть, неизвестно будет ли делаться упор на фактическое расшнуровывание единой системы водоканалов Донбасса, на использование шахтных вод, будут ли буриться скважины, и какое оборудование для этого будет поступать.

Все понимают, что так, как раньше в Донбассе не будет. Но, к сожалению, мы видим, что за все годы, понимая, что из себя представляет украинский нацизм, а также понимая, что Донбасс может быть лишен воды всерьез и надолго, за все эти годы ничего не было сделано, чтобы жители Донбасса не оказались в такой катастрофической ситуации.

Только сейчас, когда Донбасс остался без воды, в спешном порядке стали решаться вопросы о проведении каких-то исследований, рассуждения о бурении или не бурении скважин, использовании технической воды, устраивая при этом небольшие экологические катастрофы, когда в экстренном порядке прокладываются водоводы и выкачиваются водохранилища, которые фактически бессточные и очень медленно наполняемые. Это похоже на систему «умри ты сегодня, а я завтра».

У нас нет конкретного плана, который был в Крыму, что нужно делать, какие дополнительные ресурсы задействовать, где можно расшить узкие места, где можно обустроить локальные водяные системы. Раньше были планы по поводу переподключения Шахтерска-Тореза-Снежного на местную воду, для того, чтобы эти города снабжались водой в автономном формате.

Но сегодня всего этого нет, мы находимся в начале пути, и проблемы решаются по мере их поступления. А так как их навалилось сразу огромное количество, мы видим только растерянность и политиканские заявления, что все будет хорошо. На мой взгляд, решение вопроса о воде в Донбассе займет ближайшие два-три года, если РФ будет всерьез финансировать и выделять интеллектуальный ресурс для решения этой сложной задачи.

— С учетом проблемы с водой, имеет ли смысл надеяться на полноценный отопительный сезон? Или нужно запасаться обогревателями?

— У нас была очень не любимая Партия Регионов, которая охватывала более 90% всей политической карты Донбасса. Я хорошо помню, как, подражая СССР, и заигрывая с советской ментальностью, каждое первое августа в городе Донецке Партия Регионов заявляла об окончании подготовки к отопительному сезону. То есть, к 1-му августа всё, что надо, было опрессовано, зарыто, поменяны трубы, а сама отопительная система Донецка готова к использованию. Сегодня, насколько я понимаю, ведутся только разговоры о том, что мы скоро доведем трубу со Светлодарского водохранилища, этой водой наполним батареи в городах Донбасса и запустим отопительный сезон. За окном, при этом, середина сентября. Слушая это, я понимаю, что на всякий случай населению лучше запастись обогревателями, тем более, осень началась прохладно, сентябрь не порадовал нас теплом, температуры стоят низкие, и по ночам уже холодно.

По поводу наполнения батарей — нужно признать еще такую проблему: вода, подаваемая из водохранилища, должна быть подготовлена. Грязная вода не подходит для отопительного контура и использования в котельных.

В ситуации, когда города ДНР находятся без воды, но она есть в батареях, можно ожидать массовое использование отопительной воды в бытовых целях. То есть, люди из батарей будут просто спускать воду, и нужно будет производить постоянную подкачку воды. А это довольны большие объемы и большие технологические проблемы.

Сегодня надо признать, что мы стоим на грани больших проблем. Поскольку уже понятно, что отопление сразу запустят не везде, многим придется потерпеть, а насколько это растянется не очень понятно. Население Донецка находится в состоянии тревожных ожиданий, никаких обнадеживающих заявлений и гарантий со стороны администраций нет, специалисты ЖЭКов в частных беседах делятся только пессимистическими прогнозами. Все понимают, что нормальный отопительный сезон у нас не запустится.

— В Донецке, как и в ряде других городов республики, многие дома частного сектора отапливали углем, который бесплатно выдавали на шахтах. Теперь это заменено денежной компенсацией. Это лучше или хуже для людей?

— Это не столько болезненная, сколько позорная тема для Донбасса, на которую можно потратить не одно интервью. Сейчас происходит выдача прошлогодних долгов, людям выдают по 15 тысяч рублей вместо трех тонн угля. При этом надо собрать энное количество справок, на которое уходит уйма времени. Сейчас на 15 тысяч можно купить в лучшем случае полторы тонны угля низкого качества. Цена нормального угля около 12 тысяч, то есть фактически вместо трех за такие деньги можно получить тонну с лишним.

Заявления о том, что в этом году выдадут по 25 тысяч рублей вместо трех тонн угля – также не радует, потому что для отопления нужен только уголь. У нас топят не деньгами, не дровами или мазутом, не сланцем, у нас топят углем. Поэтому, когда людям, у которых печное отопление и больше ничего нет, дают вместо угля деньги, это напоминает перекладывание с больной головы на здоровую. По моему мнению, это чистой воды политиканство. При этом совершенно непонятна позиция депутатов Народного Совета, которые фактически позволили всему этому состояться. Государство, таким образом, самоустраняется от проблем населения, более того, впервые за все годы, 70-80 лет, шахтерские поселки и семьи бывших шахтеров не обеспечили углем. То есть, неписаный горный закон, когда шахта обязана была обеспечивать ветеранов горного дела бесплатным углем, фактически не работает. А этот закон работал чуть ли не с дореволюционных времен.

— На ваш взгляд, сможет ли местная администрация своими силами справиться со сложнейшими задачами относительно подготовки города к отопительному сезону?

— Слово администрация является ключевым. Но на сегодняшний день она не связана никакими узами с населением, у нас нет местного самоуправления, нет депутатского корпуса. Тот, что имеется, депутатский корпус Народного Совета – это отдельная история. У нас имеются администрации, которые являются, по сути, «мачехой» населению ДНР. Справиться ли «мачеха» с этими проблемами? Возможно, частично справится. Но, я не думаю, что население будет ощущать на себе заботу государства. Решить проблемы можно только совместно, нужно, чтобы власть и население вместе находились в одной лодке, но, к сожалению, этого нет.

Администрация подчиняется главе, ему же отчитывается и им же назначается. Никаких прямых связей администрации с населением не существует. Поэтому насчет единства государства и народа в тяжелый период, когда нужно запустить отопление, подготовив город к зиме, чтобы, как-то эту зиму пережить, у меня пессимистические настроения. Потому что население живет своей жизнью, администрации живут для себя, и для обеспечения своей вертикали.

В этой ситуации очень сложно понять, что же нам поможет. Можно рассчитывать на помощь Российской Федерации, но эта помощь должна кем-то грамотно администрироваться, потому что большие финансы могут уйти неизвестно куда, в какие-то временные решения, которые мы сейчас видим по воде. То есть, сейчас укладывают десятки километров труб, которые, возможно, будут использовать в будущем, через десятилетия, как резерв. По сути, это огромные средства, которые тратятся на временные решения, которые, возможно, важны и нужны, но на сегодняшний день стоит задача спасти население в осенне-зимний период, доставить ему воду и тепло.

— В России вопросами, касающимися отопительного сезона, занимаются органы местного самоуправления, они же устанавливают дату его начала. Насколько реально внедрение российского опыта в ДНР?

— В Донбассе восемь лет нет местного самоуправления, и поэтому мы имеем то, что имеем. Есть администрации, с которыми местное население фактически не связано. То есть, нет отзвука, население само бьется в закрытую дверь, которая принадлежит не ему. Оно не может само повлиять на ситуацию с отоплением, с ЖЭКами, с чем-либо. У него нет прав и каких-то рычагов влияния. При этом существует пассивная позиция прокуратуры, которая ничем этим не занимается, что также привело к той ситуации, которая есть. То есть у нас есть население, которое справляется со своими проблемами путем самоорганизации, выживания, взаимопомощи, путем решения локальных вопросов. Администрирующей руки власти на местах практически не видно.

— Как жителям Донбасса пережить зиму – ваш совет?

— Я советую поменьше смотреть телевизор, побольше включать логику, советоваться, спрашивать. Понятно, что отопительный сезон начнется с опозданием. В этой ситуации лучше самостоятельно позаботиться о себе, чтобы наступившее похолодание не привело к проблемам в ваших семьях, например, заранее приобрести какие-то обогревательные приборы.

Сейчас Донбасс находится в сложнейшей ситуации открытой войны, мобилизации, отсутствия воды. В этот сложный период я советую меньше надеяться на государство, и больше самоорганизовываться на уровне домов, улиц, поселков, что очень важно, особенно при отсутствии мужского населения. В целом, вопросы схода граждан, ОСМД, взаимодействия на уровне улиц и микрорайонов выходят на первый план. И лучше это делать пораньше, в сентябре, когда погода еще терпит и не сильно холодит нас, «заявляя», что проблемы существуют.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector