Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

На протяжении веков в любых войнах на всех континентах действовали наёмники. Принято считать, что «дикие гуси», «солдаты удачи» и «псы войны», как излишне романтизировано называют таких авантюристов, своим главным мотивом считают денежное вознаграждение за участие в боях. Но в войне Украины против Донбасса среди побудительных причин большинства иностранных наёмников, примкнувших к ВСУ и нацбатам, коммерческий интерес — отнюдь не основной. Тут многое намешано — идеология, психические девиации, ненависть к русским. И ненависть преобладает.

Особенно омерзительным и странным этот мотив выглядит у белорусских наёмников, имеющих русские имена и фамилии. Быть убеждёнными белорусскими националистами и русофобами, готовыми на смерть ради борьбы с Россией, и иметь русские гены — такие отклонения трудно объяснить даже профессиональным мозгоправам.

В последние дни именно белорусских наёмников из ВСУ больше всего ликвидировано в Донбассе. Например, недавно в ходе боёв за Лисичанск уничтожены Василий Парфенков (позывной Друг), Вадим Шатров (Папик), Василий Грудовик (Атом) и командир батальона «Волат» Иван Марчук (Брест). Батальон «Волат» (по факту, взвод из тридцати человек) создал белорус Павел Волат, который с 2016-го воевал в Донбассе на стороне ВСУ.

Год назад получил осколочные ранения в голову и область сердца, впал в кому. Но вернулся, выздоровел и опять отправился на передовую на фронт, где пуля окончательно поставила точку в его пути.

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

Кроме этих персонажей, на Украине уже бесславно полегли Константин Дюбайло (Феникс), Алексей Скобля (Тур), Дмитрий Апанасович (Террор), Илья Хренов (Литвин), Дмитрий Рубашевский (Ганс), Иван Литвин и Алексей Скобл. В плен под Лисичанском попали Ян Дюрбейко (Тромбли) и Сергей Дёгтев (Клещ) 26-летний пленный наёмник уже повзрослевший. Попав в плен, Дюрбейко рассказал всё. Как участвовал в массовых беспорядках в 2020 году в Белоруссии, как сбежал на Украину и попал в поле зрения украинских спецслужб, которые активно вербовали белорусских эмигрантов, как воевал в так называемом «полку Кастуся Калиновского», где собрались белорусские маргиналы. И финал — как украинское командование бросило «калиновцев» под Лисичанск для прикрытия своих отходящих войск. Более двадцати боевиков было уничтожено, часть пропали без вести.

По словам Дюрбейко, в полку Калиновского служили и наёмники из США и Великобритании, а спецслужбы Украины планировали диверсии и теракты в России и Белоруссии с участием подготовленных белорусских граждан. Сейчас белорусские силовики устанавливают всех граждан республики, которые воюют в полку Калиновского на Украине. Можно не сомневаться, что так или иначе они затребуют выдачи белорусских «диких гусей» и реально сурово накажут за убийство мирных жителей Донбасса.

Кроме белорусов, под удар попадают и другие наёмнические формирования, как это произошло на днях у Северска (Донецкая область), к которому отошли украинские вояки после разгрома под Лисичанском, была разбита колонна наёмников. Колонна из нескольких десятков машин и пикапов была накрыта артиллерийским огнём союзных сил. О формировании колонны с наёмниками сообщили местные жители. Также пять дней назад в ходе боёв уже в Донецкой области отправились к праотцам ещё четыре наёмника из Германии, Австралии и Нидерландов. Всего за последние две недели на Украине уничтожены 170 иностранных наёмников. Об этом рассказал министр обороны России Сергей Шойгу.

Большинство наёмников воевали на Украине в составе Иностранного легиона, где по принципу «всякой твари — по паре» собраны представители более 50 стран мира. Доминируют поляки, американцы, канадцы, британцы, немцы, французы, есть и представители Южной Америки, ближневосточных стран, Балкан, Австралии, африканских государств. Перед отправкой на фронт боевики проходят двухнедельные курсы по боевому слаживанию. Легионом управляют американские советники, они же ставят боевые задачи, определяют, куда направить иностранные подразделения, чтобы усилить украинскую армию. Подразделения Иностранного легиона участвовали и в боях за Северодонецк и Лисичанск в ЛНР. Это подтверждают документы, которые были обнаружены в этих городах. В документах содержится информация, что иностранные советники помогали и планировать оборону рубежей в этих двух городах, и отдавали различные приказы по не боевым действиям и подразделениям ВСУ, и наёмникам.

Сами «псы войны» уже поняли, что их пускают на фарш и начали жаловаться на это. Их мнение отразило издание The New York Times. По словам наёмников, они привыкли к мощной поддержке с воздуха и постоянному прикрытию, а в рядах ВСУ они вынуждены «воевать по-старинке»: бегать по окопам, сидеть под мощным артогнём. «Всё гораздо интенсивнее, чем-то, что я видел в Афганистане. Сражение за сражением», — удивлён некий американец Брайан, которого цитирует издание. Также иностранные наёмники критикуют провальную организацию действий, нехватку регулярных сухпайков и использование новобранцев втёмную, без целей и указаний.

Ещё один наёмник, француз Карель из провинции Бретань рассказал французскому телеканалу La Chaîne, что в таких тяжёлых условиях ему никогда прежде воевать не приходилось: «Надо быть осторожным: повсюду дроны, можно получить ракетой в лоб. Лучше не выходить никуда вообще. Артиллерийский огонь очень плотный, нельзя голову поднять. Сейчас нас, французов, осталось двое, остальные литовцы, эстонцы, японцы — всякие есть. Что меня очень удивило, когда я вступил в Иностранный легион, потому что я думал, что будут в основном европейцы, как в 2014—2016 годах. Среди нас много анархистов, националистов. Сейчас я жалею, что приехал». Этот наёмник довольно точно подметил ту самую тенденцию, о которой упоминалось в начале статьи: многие наёмники мотивированы воевать идеологически, вопрос денег для них вторичен. И на стороне Украины собрались радикалы и фашисты.

Пока Карель полон жалости к себе, его земляки и подельники интервью больше никому не дадут. 20-летний француз Адриан Дэмьен был ранен в бою под Харьковом в начале июня, впал в кому и вскоре скончался от полученных травм. Во время артиллерийского обстрела на линии фронта в Донбассе погиб ещё один французский боевик — Вильфрид Блерио. На родине во Франции он был связан с ультраправыми группировками и исповедовал фашистскую идеологию. Ещё один наёмник — Фрэнк Корте — исхитрился вернуться живым с Украины во Францию. На всех фото, которые он кучей выставлял в соцсетях, Корте позирует с шевроном нацисткой организации Misanthropic Division (запрещена в РФ как экстремистская).

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

Её идеология — это синтез идей насилия, расового превосходства и сатанизма, в эмблеме используются нацистские символы. Всего из Франции на Украине воюют около ста — ста пятидесяти французов. В рядах Иностранного легиона на Украине достаточно много и немцев-фашистов. В конце июня телеканал TF1 показал очередного такого бойца. Карел Шерель-Зальцбург придерживается крайне правых взглядов, его кумир — Гитлер, а фетиши — эмблемы Тотенкопф СС и прочие фашистские символы. Именно поэтому так важно не валандаться с подобными наёмниками и не разводить вокруг них игры с лже-гуманизмом.

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

Есть и категория наёмников, приехавших за адреналиновым куражом. Среди них, например, «солдатка неудачи» из Бразилии. Недавно на Украине погибла бывшая второсортная модель и актриса Талита ду Валье.

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

Вместе с ней погиб и другой бразильский наёмник — Дуглас Буриго. Талите ду Валье было 39 лет, она прошла курсы снайперов и уже воевала в Ираке и Курдистане. На Украине успела повоевать три недели, успела и сделать много селфи, где эта жертва пластических операций позировала с оружием всех типов. Возле Харькова группа наёмников вместе с бразильской авантюристкой сгорела в пожаре в бункере, завершив свою «карьеру».

В целом, поток наёмников на Украину начал снижаться и разворачиваться в обратную сторону. Об этом рассказали в Минобороны России на июльском брифинге: «Несмотря на усилия киевского режима и увеличение выплат, процесс убытия наёмников в мир „иной‟ или в страны своего проживания остановить не удаётся. Среди европейских стран безусловным лидером по числу как прибывших, так и погибших наёмников оказалась Польша. С начала спецоперации на Украину из этой страны приехал 1831 человек, из которых 378 убиты, а 272 вернулись домой. Из США: 530 прибыли, 214 погибли, 227 выехали. Из Канады: 601 прибывший, 162 погибли, 169 уехали. Всего в наших списках числятся наёмники и специалисты по эксплуатации вооружения из 64 стран. С началом проведения спецоперации на Украину прибыли 6956 человек, уничтожены 1956, уехали 1779».

Отдельно стоит упомянуть о пленных наёмниках и их перспективах. Сейчас минимум пятеро наёмников, обвиняемых в военных преступлениях, ждут суда в следственном изоляторе Донецкой республики. В начале июля в ДНР предъявили обвинения ещё двум британцам — Дилану Хили и Эндрю Хиллу, воевавшим на стороне ВСУ. Эндрю Хилл, отец четверых детей из Плимута, до вербовки наёмником в украинскую армию служил в Ланкастерском полку британской армии, был взят в плен в Николаевской области. Оба британца отказались сотрудничать со следствием и давать показания по уголовному делу. Им инкриминируются те же статьи (наёмничество и терроризм), как и троим ранее осуждённым наёмникам: тоже британцам Эйдену Эслину, Шону Пиннеру и марокканцу Брагиму Саадуну. Эта троица судом была приговорена к смертной казни через расстрел, а их адвокаты подали апелляции, которые рассматриваются Верховным судом ДНР. До сих пор Великобритания не сделала ничего, чтобы защитить своих подданных, а их родственники бьются в истерике. Бабушка Эйдена Эслина Памела Холл пожаловалась Би-би-си: «Это худший кошмар для нас всех, когда члену семьи угрожает смертная казнь. Эйден был очень расстроен, когда ДНР сообщила ему, что никто из Великобритании не вступал в контакт, и что он будет казнён».

А вот США обеспокоилась судьбой своих граждан-наёмников. Не так давно были пленены американские наёмники Энди Хьюн и Александр Дрюке, бывшие кадровые военные армии США.

 Марш на фарш. Судьбы наёмников в Донбассе

Уроженец Алабамы Александр служил в Ираке, а Энди — в морской пехоте, на американской военной базе в Японии. Энди Хьюн подробно рассказал о своих мотивах и обстоятельствах пленения: «Когда всё началось 24 февраля, на американским телевидении было много новостей. Теперь, смотря на всю картину, я понимаю, что это лживая пропаганда, потому что нам не говорили всей правды. Нам говорили, что русские убивают людей, что украинцам нужна помощь. До приезда на Украину мы с Александром Дрюке ходили в одну церковь. Там получили контакты вербовщиков в Польше, оттуда поехали во Львов, где попали в Иностранный легион, заключили контракт с ВСУ. За боевые действия обещали 3 тысячи долларов в месяц. В составе смешанного отряда иностранных наёмников и бойцов ВСУ отправились на харьковское направление, где получили приказ захватить село Избицкое. Нас заверили, что российских военных там нет, и мы с лёгкостью выполним задачу. Но отряд наткнулся на российскую армию и встретил ожесточённое сопротивление. Украинская армия начала бегство, мы тоже пытались уехать. Но украинцы приказали нам охранять дорогу и места в грузовиках не дали. По факту, нас бросили. Мы прятались в лесу, а потом вышли к российским позициям и сдались в плен». Возвращаться в украинскую армию после того, как с ними поступили, наёмникам расхотелось. Теперь они в ожидании суда сидят в тюрьме в ДНР.

США обращались к России с просьбой насчёт судьбы задержанных на Украине американских наёмников, воевавших на стороне ВСУ. Вашингтон просил признать их комбатантами, заявил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. «Был сигнал с американской стороны, сфокусированный на том, что эти лица должны быть причислены к категории комбатантов согласно Женевской конвенции», — сказал Рябков. При этом замглавы МИД особо отметил, что действия зарубежных наёмников на Украине — одна из серьёзнейших проблем в отношениях России с США и с другими западными странами, а по положениям Женевской конвенции, комбатант — это человек, которому разрешено применять силу в ситуации вооружённого конфликта, и он может рассчитывать на защиту прав военнопленных. Но наёмники в эту категорию не попадают, находясь вне закона. В Международном гуманитарном праве прописано, что наёмник не имеет права на статус военнопленного, условия содержания в плену на «солдата удачи» не распространяются. То есть наёмников, в отличие от комбатантов, не защищают правила ведения боевых действий. В условиях реального боя их часто не берут в плен и расстреливают без суда и следствия. Нередко наёмников приговаривают к реальным срокам заключения

В ДНР отменили мораторий на исполнение смертных приговоров вскоре после того, как суд приговорил иностранцев, воевавших на стороне Украины, к смертной казни. После отмены моратория приговор могут привести в исполнение. Но это теоретически. Во-первых, не вынесены решения по апелляциям, и ещё не были поданы прошения осуждённых о помиловании. Во-вторых, часто обещания «самого сурового и неотвратимого наказания» неожиданно и втихаря выруливаются на договорной трек, как это было со скандальными обменами пленных боевиков «Азова», которые ещё свежи в памяти. И как выяснилось, не все обменянные были «тяжёлыми ампутантами и непричастными к тяжёлым преступлениям». Отсюда высока вероятность, что и наёмникам удастся избежать пули, потому что или включатся неизвестные международные договорённости, или иные факторы, в том числе, и обменного характера. Так что пока судьба наёмников замерла на чаше весов в равновесии. Очевидно, что показательный расстрел предотвратил бы появление таких моральных дегенератов на фронте впоследствии, и это был бы урок остальным иностранцам, желающим безнаказанно убивать русских. Но окончательные решения будут приниматься не в республиках.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector