Луганск не про Лугано: три вызова для будущего Украины

 Луганск не про Лугано: три вызова для будущего Украины

Как передал канал «France 24», лидеры десятков стран, международных организаций и частного сектора собрались-таки 4 июля 2022 года в Швейцарии, в живописном городе Лугано, чтобы за два дня разработать «план Маршалла» по восстановлению Украины. Задумано это было задолго до начала спецоперации России на Украине 24 февраля, а теперь так вообще стало чрезвычайно актуально.

Потому что только в ближайшие недели Украине предстоит выплатить по внешним долгам 1,4 млрд. долл., по данным МВФ, чтобы устранить дефицит платёжного баланса, также стране нужно ещё 15 млрд. долл., а денег нет, и они не предвидятся. Ибо экономика страны либо поставлена на военные рельсы и производит то, что сжигается на полях сражений, либо уничтожена за ненадобностью (степень деиндустриализации Украины просто поражает и зашкаливает любые разумные пределы).

При этом стало известно, что в Евросоюзе есть люди, готовые инвестировать в восстановление Украины 100 млрд евро. Если соберут такие деньжищи, конечно. Кредитный орган Евросоюза — Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) — предлагает использовать структуру финансирования, ранее применённую во время пандемии COVID-19. То есть создать фонд, аналогичный пандемийному, для гарантированного финансирования малых и средних компаний. Назвать его собираются «Трастовый фонд Евросоюз-Украина (EU GTF)», и он постарается получить первоначальные взносы в размере 20 млрд. евро от стран содружества и бюджета ЕС в виде грантов, займов и гарантий.

Фонд должен содействовать восстановлению мостов или реконструкции систем водоснабжения и канализации. Призван стимулировать частный бизнес, который, скорее всего, считает инвестирование на Украину слишком рискованным. Его средства могут быть направлены на помощь экспорту Украины или её энергетическую и цифровую инфраструктуру. А ЕИБ или банки развития смогут использовать средства фонда или его гарантии для инвестиций.

И если своё согласие на такой план и фонд даст Европейская комиссия, а затем его одобрят большинство стран ЕС и решат, будут ли вносить свой вклад в предлагаемый фонд, то всё может получиться. Хотя бы на бумаге.

Потому что в реальной жизни уже сейчас понятно, что перед современной Украиной с её нынешним неонацистским руководством во главе, выполняющим неоколониальный заказ Запада, а не реализующим национальные интересы страны и её народа, стоят три вызова, готовые зачеркнуть любую перспективу.

Во-первых, не совсем понятно, сохранится ли Украина вообще. А если сохранится, то в каких размерах и на каких территориях. Уже понятно, что в случае заморозки и грабежа российских активов за рубежом западными странами одним из компенсационных механизмов России по возмещению потерь могут стать украинские территории. Их Россия может взять себе не только как военный трофей, но и как реальную расплату за грабёж.

Другими словами, кроме политической и геополитической выгоды — отодвигания границ опасности подальше на запад и увеличения подлётного времени для западных ракет к Москве — Россия получит и экономическую выгоду: чернозёмы, порты, выход к морям, одно из которых — Азовское — вообще станет внутренним, российским.

Во-вторых, и сама Украина, и те её области и регионы, которые возможно, отойдут России, однозначно будут населены не просто деморализованным и демографически ослабленным (мужики будут выбиты на полях сражения) народом, но ещё и ожесточённым и озлобленным. Люди элементарно не будут понимать ни того, что произошло, ни того, кто в этом виноват, ни того, что и с кем делать в сложившейся ситуации.

И это тяжким бременем ляжет на бюджеты и Украины, и России. И есть большое подозрение, что в этом и состоит так называемый «план Б» Запада — разорить Украину и в случае её поражения (а это практически неизбежно уже) навесить её на Россию. Разрушенную, разорённую, обезлюдевшую, озлобленную и ожесточённую. Чтобы именно Россия заплатила, что называется, дважды: потратилась и на войну, и на послевоенное восстановление. В этом — одна из сущностей спецвоенной операции (СВО) России на Украине: силы СВО из последних сил стараются наносить минимальный ущерб украинской инфраструктуре и — тем более! — не выбивать мирное население.

Получается подчас так, как получается, но стремление к минимизации потерь со стороны России имеется — ей тут и с этими людьми жить. В отличие от Украины, которая к потерянным территориям и людям относится по принципу «так не доставайся же ты никому» и лупит по оставленным землям со всех стволов.

И, наконец, в-третьих, скорее всего на захваченных территориях России не придётся говорить о так называемой украинской экономике. Деиндустриализация в местах сражений после них во многих освобождённых украинских городах и городах Донбасса доходит практически до нулевой отметки. Это как в Мариуполе на заводе «Азовсталь», который до войны был флагманом украинской металлургии, а сейчас превращён в груду страшных и живописных развалин, отдающих гибельным и удушливым трупным запахом.

Руины и воняют, и стреляют, а мины и неразорвавшиеся снаряды сводят на нет даже прелести украинских чернозёмов. Они сейчас сулят не прибыль, а смерть.

Но конференция в Лугано планирует помогать сохранившейся Украине. В частности, там серьёзно говорят об упомянутых выше российских активах, арестованных в разных странах на сумму от 300 до 500 млрд долл., и о том, что министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс уже заявила: намерена объявить о конфискации активов российских олигархов и передаче их Украине. «Я поддерживаю эту концепцию (конфискацию активов российских олигархов — авт.). Над этим вопросом мы работаем совместно с министерством внутренних дел и министерством финансов, но я, безусловно, согласна с концепцией. Нам просто нужно разобраться в деталях», — сказала она накануне луганской конференции газете «The Guardian».

Сегодня эти арестованные российские активы в Великобритании заморожены на 56 дней и могут быть заморожены ещё на такой же срок по закону об экономических преступлениях. В Канаде уже принят закон о конфискации таких активов. Многие другие страны работают над так называемым типовым законом об этом. И по словам Трасс, у Великобритании есть два варианта для передачи конфискованных активов Украине: направить средства или самому украинскому государству, или её гражданам, которые пострадали во время военной операции России.

Но у многих есть большие сомнения, что даже если деньги будут собраны в фонд, и появится желание помочь им Украине, то возникнут проблемы совсем другого плана. До Луганска в Донбассе деньги из Лугано, несмотря на созвучность, не дойдут вообще, потому что это уже совсем в другой стране город. А Украина может стать другой. И отказаться не только от кандидатства в члены ЕС, но и от западных заманух — от НАТО до верности ЛГБТ-традициям и предпочтениям. Возможной пророссийский Украине эти прелести с душком ни к чему…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector