Куда приводят мечты?

 Куда приводят мечты?

Просматривая на неделе подборку западных новостей, наткнулся на статью турецких журналистов издания dikGAZETE о том, что бесконтрольные поставки беспилотников «Байрактар ТБ2» на Украину привели к тому, что и сами дроны, и их компоненты свободно продаются на «чёрном» рынке.

«Это представляет серьезную угрозу для технического потенциала и военной промышленности Турции, поскольку даже обломки беспилотников являются интеллектуальной собственностью страны. При этом контрабандисты продают их по мизерной цене и, возможно, даже врагам Анкары. Так что Турция берет на себя большой риск, продавая «Байрактары» Киеву», – заключает автор статьи, сетуя на то, что «мечты украинцев о демократии породили монстра в Европе», сиречь, нынешнюю Украину.

Это упоминание «украинской мечты» и обратило на себя моё внимание. Судя по словам турецкого журналиста, именно в них он видит причины как первого, так и второго Майдана, обернувшегося государственным переворотом, установлением в Киеве нынешней русофобской власти и развязыванием сначала локальной войны в Донбассе, а затем и конфликта, ставшего, по сути, мировым.

Кстати, ссылка на некие особые любовь и стремление украинцев к демократии, ради которых они и пошли на такие жертвы, довольно распространённое явление в западных масс-медиа, ставшее уже общим местом. Вот только это не так.

Нет, последовательность исторических событий и причинно-следственных связей указана верно. Верно, кроме самого первого пункта. Ни о какой демократии украинцы никогда не мечтали и не мечтают до сих пор. И оба раза они выходили на центральные площади своей столицы и прочих городов ради осуществления совершенно иных желаний – точнее всего двух, представляющих собой некую альтернативу друг другу:

— свалить с Украины с возможностью найти себе тёплое местечко где-нибудь там, желательно, конечно, на Западе;

— дождаться европейской и в широком смысле западной халявы здесь, сидя дома, при этом ничего не делая ради достижения заветного европейского благополучия, кроме той самой большой бузы.

Помните ту девочку с самодельным плакатиком, которая не хотела в ТС (Таможенный союз)? Помимо кружевного белья, пределом её мечтаний было попадание в Евросоюз, и что характерно, абсолютно не важно – индивидуально или всем скопом. Как в том анекдоте – хоть тушкой, хоть чучелом.

На вопрос «зачем вы хотите в ЕС?» майданные активисты и просто сочувствующие дружно отвечали – чтобы жить как европейцы. И любая попытка объяснить им, что не стоит путать туризм с эмиграцией и европейская жизнь — это, прежде всего, тяжёлый и каждодневный труд и неукоснительное соблюдение законов (да, когда-то всё было именно так), а вовсе не молочные реки с кисельными берегами, увы, ни к чему не приводили. Простой закон сохранения материи – ничто из ниоткуда не появляется, и даже в сказках приходится сначала попотеть – начисто ими отвергался, как неактуальный. Это вообще специфическое свойство украинского менталитета – если реальность не соответствует вашим о ней представлениям, то тем хуже для реальности.

И всё же украинцев можно понять. В 2014 году у них перед глазами был пример Польши, которую ЕС в своё время просто озолотил безвозвратными кредитами (речь шла о сумме в 240 млрд евро) и помог стремительно поднять общий уровень жизни поляков без каких-либо трудозатрат с их стороны.

Вот чего хотели украинцы на Майдане, чего ожидали и за что боролись. И никаких требований о демократизации не было и в помине. Вся их евромечта крутилась всегда исключительно вокруг материальных благ, холодильника, проще говоря. Но что-то пошло не так.

Помнится, в 2014 году многие российские политологи и эксперты, обосновывая решение Кремля «не вмешиваться» в украинский кризис, ограничившись только возвращением Крыма, говорили, что надо дать самим украинцам пожить при новых порядках и таким образом избавиться от химеры европейского выбора.

Стоит ли говорить, что все они ошибались? И Кремль в своей стратегии тогда ошибся, о чём, собственно, и сказал наш президент, общаясь с матерями воинов, участвующих в СВО.

«Но вот теперь, наверное, стало очевидным, что это воссоединение должно было бы произойти раньше. Может быть, и не было бы столько потерь среди мирных граждан, не было бы столько погибших детей. Исходили из того, что, может быть, удастся договориться и Луганск, Донецк – в рамках договоренностей, минских договоренностей, о которых вы наверняка знаете, – все-таки смогут как-то воссоединиться с Украиной. Мы искренне к этому шли», – признался Владимир Путин.

Украинцы не поняли, не избавились от ложных фантазий (жажда халявы, она такая), а вместо этого начали убивать тех, кто с ними не согласен. И вот теперь война пришла к ним в дом. Но и сейчас они в большинстве своём пытаются использовать сложившуюся чрезвычайную, трагическую ситуацию, чтобы на этой волне осуществить свою заветную мечту об евроинтеграции. На этот раз, действуя уже каждый сам за себя, исключительно на индивидуальном уровне.

По данным европейских миграционных служб, 3/5 украинских беженцев не планируют возвращаться домой ни сейчас, ни после войны, а надеются выстроить свою дальнейшую судьбу на новых «родинах». В Польшу перебралось около 2 млн украинцев, в Германию – больше 1 млн, 500 тысяч в Чехию и так далее… Как видим, многие сумели-таки реализовать свои майданные фантазии.

Что же касается самой Украины, то здесь всё как в известной сказке Пушкина – вместо титула владычицы морской, да Бог с ней, хотя бы простой царицы, в наличии лишь разбитое украинское корыто, да и того уже на всех не хватает.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector