Кто стоит за реками крови на Украине: Многих вы даже не знали — Новости для меня

Кто стоит за реками крови на Украине: Многих вы даже не знали

Кто стоит за реками крови на Украине: Многих вы даже не знали

Они отдавали преступные приказы, командовали военными подразделениями, национальными батальонами и целыми частями украинской армии. По их команде в течение долгих восьми лет Донбасс ровняли с землёй, гибли мирные жители. Некоторые из них также принимали политические решения, которые привели к тысячам жертв. В новом расследовании "Первого русского" мы публикуем имена и факты биографии наиболее известных деятелей Украины, подозреваемых в совершении военных преступлений. Кто они и в чём обвиняются?

Спецоперация на Украине, объявленная президентом России Владимиром Путиным, продолжается. И уже очевидно, что для многих деятелей Украины вопрос «вторжения России» стал вопросом собственного выживания и попыток ухода от ответственности.

Власти России неоднократно заявляли, что военные преступники на Украине будут привлечены к ответственности. Следственный комитет уже сообщил, что в производстве находятся по крайней мере 400 уголовных дел против украинских политиков, чиновников и военных, причастных к военным преступлениям.

Розыском виновных занимаются военная контрразведка, представленная по крайней мере двумястами бойцов спецподразделений ГУ Генштаба ВС России (ГРУ), а также «кадыровский» спецназ – военнослужащие из Чечни, уже успевшие навести страх на украинских националистов.

Царьград решил обобщить имеющуюся информацию о главных подозреваемых, привести факты их биографии, свидетельствующие о причастности к военным преступлениям. Мы также задали компетентным экспертам ряд вопросов о таких преступниках – от того, как их вычисляют и ловят, до проведения над ними публичных процессов. Список подозреваемых в военных преступлениях в виде досье мы представим ниже.

Военные преступники Украины. Главные вопросы

1. Как идёт сбор доказательств причастности к подобным преступлениям, насколько это возможно и сложно делать в боевых условиях?

Андрей Пинчук – первый министр государственной безопасности ДНР, соруководитель Союза добровольцев Донбасса:

– Чисто с правовой точки зрения, сбор доказательств в мирное и военное время ничем не отличается: опрос граждан, проведение экспертиз, осмотр места происшествия. Другой вопрос, что в данном случае, в условиях специальной военной операции, есть чёткий водораздел. Это критерий под названием «совершение неизбирательного военного насилия в отношении мирного населения и гражданской инфраструктуры». И зафиксировано очень много фактов такого насилия. Есть существенная разница между тем, как сегодня действуют наши войска, стараясь всеми силами не нанести вред гражданским, и тем, как вели себя (и продолжают делать это) ВСУ и нацбаты.

Они регулярно и последовательно наносили все эти годы удары по объектам гражданской инфраструктуры – это военные преступления с признаками терроризма. Плюс есть ещё гуманитарное право, регулирующее преступления, связанные с военными действиями: пытки, нарушения конвенции в отношении военнопленных, применение насилия против мирного населения. Это международные преступления, прямо касающиеся военных подразделений Украины – без разделения на ВСУ и националистическое, они все замарали руки кровью людей.

Кто стоит за реками крови на Украине: Многих вы даже не зналиАндрей Пинчук – первый министр государственной безопасности ДНР, соруководитель Союза добровольцев Донбасса. Кто стоит за реками крови на Украине: Многих вы даже не зналиФото: Телеканал Царьград

Мансур Юсупов – генерал-майор МВД в отставке, бывший оперативник МУРа, председатель правления Национального комитета общественного контроля:

 – С 2014 года СКР возбуждает уголовные дела по каждому факту – это убийства мирных граждан, геноцид и так далее. Опрашиваются свидетели, собираются документальные подтверждения, формируется доказательная база. Таких дел – очень много. В центральном аппарате создана спецгруппа следователей, которые работают в настоящее время с выездом на места событий. Это действительно большая, огромная работа. Задача – максимально «закрепиться», чтобы не возникло ни у кого сомнений в предъявленных обвинениях. Выявляются виновные.

Есть, например, совершенно неоспоримые доказательства по трагедии в Одессе – в частности, видеозаписи, на которых видны лица тех, кто расстреливал в упор людей, спасавшихся от огня в горящем Доме профсоюзов. И здесь тоже есть основания для возбуждения уголовных дел не просто «по факту», а в отношении конкретных лиц. Они уже установлены, и все будут привлечены к ответственности. Это исполнители, равно как и командиры частей ВСУ и нацбатов.

2. Как ведётся розыск военных преступников?

Максим Т. – сотрудник спецподразделения, участник контртеррористических и специальных операций:

– В реальности то, что обыватель видит сегодня в открытых источниках – это лишь внешняя оболочка, малая толика всего. Но есть моменты, которые обычно не предаются огласке. Существуют подразделения, заточенные конкретно на розыск, когда имеются данные, что в такой-то точке может находиться некий «объект Х» (их бывает несколько). Они получают полное досье на него или них.

И вот, пока идёт операция основными силами, спецы этого профиля («охотники») занимаются своим делом. То, что сейчас почти не озвучивается информация о том, что кто-то выявлен, не значит, что никто уже не попался: в такой работе всё подчинено оперативной необходимости.

Андрей Пинчук:

– В начале войны случались казусы. Был такой случай, когда в плен взяли на тот момент «громко звучавшего» националиста Парасюка (командир нацбата «Днепр-1″*) – классического преступника. Но он представился чужим именем, это «прокатило», его отдали украинцам в рамках обмена военнопленными. После чего он вернулся, был избран в Раду. И агрессивно выступал против России. Вот тогда были сделаны выводы. И теперь все, кто оказывается в плену, проходят «фильтр», их проверяют.

Плюс в войсках сейчас есть мои бывшие подчинённые – сотрудники военной контрразведки, военной прокуратуры. Они работают в полевых условиях, и их задача, в том числе, – как раз установление личностей подозреваемых, чтобы они не просочились из «капкана», не вышли сухими из воды.

3. Что происходит, когда таких преступников находят? Действует ли в отношении них конвенция о военнопленных?

Андрей Пинчук:

– Есть фундаментальный статус военнопленного, в рамках которого действуют конвенции, но он не имеет никакого отношения к совершению уголовных преступлений, в том числе военных. Согласно этому статусу, пленных запрещено пытать, их надо кормить-поить, содержать в соответствующих условиях и так далее. А вот на расследование это никак не влияет.

Если выясняется, что пленный совершил преступления, его привлекают к уголовной ответственности: он изолируется в военную комендатуру или сразу в СИЗО. И продолжает оставаться военнопленным, поэтому всё, что положено в соответствии со статусом, сохраняется. Но такой человек становится ещё и подозреваемым. Противоречия здесь нет.

Максим Т.:

– Дело спецов – найти и передать фигурантов в руки органов следствия. Желательно живыми. Иногда ставится непременное условие: «только живыми». Поскольку, с одной стороны, есть возможность «выпотрошить объект» – получить необходимую информацию, которой он обладает, с другой, чтобы было кому предъявлять обвинения.

Но есть важный нюанс: под статус военнопленного не подпадают наёмники, а они, как мне известно, прибывают на Украину сейчас из разных стран. Жалости к ним нет и не будет: они хорошо обучены, вооружены. Так что – огонь на поражение. И в случае попадания в плен – сразу уголовка, они будут переданы в следственные органы, без разговоров. Никаких обменов, высылки и прочего. Суд, приговор, зона.

4. Задержанных посадят после открытого процесса, как это было с Надеждой Савченко, или их ждёт военный трибунал на месте?

Андрей Пинчук:

– И я, и все в Донбассе очень рассчитывают, что будет военный трибунал. Президент не зря же объявил денацификацию, и это не просто какое-то абстрактное слово. Здесь требуется правовая оценка нацизма по аналогии с Нюрнбергским процессом. Поэтому уголовные дела – это ответственность, образно говоря, «механического» характера. Тех, кто повинен в военных преступлениях в Донбассе, нужно судить именно как преступников, замаранных нацизмом. Думаю, Госдуме и Народным советам ДНР и ЛНР придётся принять отдельные нормативные акты по созданию такого трибунала. Пока же расследование ведётся в рамках уголовного законодательства. Но факт в том, что их надо судить публично.

Мансур Юсупов:

Когда настанет момент истины, тогда мы проведём, вероятно, непосредственно на Украине открытое судебное заседание, на котором будут представлены доказательства причастности к совершению военных преступлений фигурантов уголовных дел. И все они будут рассматриваться международным судом – именно международным, с привлечением, в том числе, зарубежных представителей. Да, открыто. И да, аналогии с Нюрнбергом после Великой Отечественной здесь вполне уместны.

Список обвиняемых

1. Порошенко Пётр Алексеевич

Президент Украины в 2014–2019 годах, олигарх, один из организаторов государственного переворота зимой 2014 года в Киеве, с которого начались репрессии против всего русского.

2. Турчинов Александр Валентинович

Врио президента Украины с 23 февраля по 7 июня 2014 года, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины с конца 2014-го по май 2019 года.

3. Яценюк Арсений Петрович

Премьер-министр Украины в 2014–2016 годах.

4. Коваль Михаил Владимирович

Генерал-полковник, и. о. министра обороны Украины 25 марта – 3 июля 2014 года, затем заместитель секретаря СНБО, потом – первый заместитель секретаря СНБО (до 27 июля 2021 года).

5. Наливайченко Валентин Александрович

Руководитель Службы безопасности Украины с 24 февраля 2014 года по 18 июня 2015 года.

6. Грицак Василий Сергеевич

Преемник Наливайченко на посту главы СБУ (июль 2015 года – май 2019 года), до этого был его замом и руководителем антитеррористического центра СБУ, а ещё ранее служил начальником личной охраны Порошенко.

7. Парубий Андрей Владимирович

Бывший спикер Верховной рады (2014–2019 годы) и секретарь СНБО (март – август 2014 года), комендант Евромайдана.

8. Аваков Арсен Борисович

Глава МВД Украины в 2014–2021 годах, бывший нардеп.

9. Гелетей Валерий Викторович

Экс-министр обороны Украины (3 июля – 14 октября 2014), затем – начальник управления государственной охраны Украины.

10. Муженко Виктор Николаевич

Начальник Генштаба – главком ВСУ в 2014–2019 годах.

11. Микац Олег Михайлович

Генерал-майор, командир Оперативного командования «Восток» Сухопутных войск ВСУ (с июня 2021 года). Во время противостояния в Донбассе руководил 93-й отдельной механизированной бригадой ВСУ, известной под названием «Холодный яр».

12. Павлюк Александр Алексеевич

Командующий Объединёнными силами ВСУ, в 2014–2015 годах – командир 24-й отдельной механизированной бригады.

13. Геращенко Антон Юрьевич

Советник главы МВД Украины.

14. Тягнибок Олег Ярославович

Экс-депутат Рады, лидер партии «Свобода»*.

15. Коломойский Игорь Валерьевич

Олигарх, бывший глава Днепропетровской областной государственной администрации, спонсор и покровитель президента Украины Зеленского и спонсор национальных батальонов.

16. Зеленский Владимир Александрович

Действующий президент Украины.

17. Билецкий Андрей Евгеньевич

Основатель и первый командир нацполка «Азов»*, полковник Нацгвардии Украины.

18. Ярош Дмитрий Анатольевич

Националист, лидер «Правого сектора»*, руководитель радикальной организации «Тризуб»*, советник главкома ВСУ.

19. Мельничук Сергей Петрович

Депутат Верховной рады 8-го созыва, командир 24-го нацбатальона «Айдар»* в 2014–2015 годах.

20. Марченко Максим Михайлович

Полковник ВСУ, командир «Айдара»* в 2015–2017 годах, потом – командир 92-й отдельной механизированной бригады, далее – возглавил 28-ю отдельную механизированную бригаду. С 1 марта 2022 года – глава Одесской областной администрации.

21. Исмаилов Валерий Шапазович

Полковник ВСУ, командир 27-го Сумского реактивного артиллерийского полка, переформированного в 2015 году в 27-ю бригаду.

22. Жакун Александр Николаевич

Начальник 169-го учебного центра Сухопутных войск ВСУ, бригадный генерал, ранее – командир 14-й отдельной механизированной бригады.

23. Шаптала Сергей Александрович

Начальник Генштаба ВСУ (с 28 июля 2021 года), генерал-лейтенант, в 2014–2017 годах – командир 128-й отдельной горно-пехотной бригады, в 2017–2020 годах – начштаба и замкомандующего войсками оперативного командования «Юг», затем командующий войсками оперативного командования «Запад».

24. Шандар Александр Михайлович

Первый заместитель командующего Десантно-штурмовыми отрядами ВСУ, в 2012–2016 годах – командир 79-й отдельной аэромобильной бригады.

25. Лисовой Олег Петрович

Командир 44-й отдельной артиллерийской бригады ВСУ.

_________________________________________________________________ 

*УНА – УНСО – «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» – националистическая организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

*»Правый сектор» – организация, признанная в России экстремистской.

*Украинская партия «Свобода» – запрещена в России.

*»Азов», «Айдар» – экстремистские, террористические структуры.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector