Концлагерь и суши с лососем

 Концлагерь и суши с лососем

«Скоро война начнётся, — рассуждает мой украинский приятель. — Тут ясно, воевать будем, и к гадалке не ходи». И тут же лепит в «Инстаграм» фоточку, где он сидит с вискарём, а на тарелке — суши с лососем.

«Слушай, ты призывного возраста, – сообщаю я. – Не думал, что окажешься на фронте?» Приятель отвечает не сразу – видимо, лосось в горле застрял. «С чего бы? – удивляется он. – Я в армии ещё при Советском Союзе служил, все навыки растерял… у нас же солдаты есть, должны справиться».

Второй мой друг из Москвы очень хочет, чтобы война скорее началась. «Мы их разгромим, захватим моментально, хватит миндальничать». «Чувак, ты отпуск планируешь, в Дубай едешь. Чего, с пляжа на передовую?» Мужик выпадает в осадок. «Не… Зачем? Мне пахать надо, кредиты отдавать. Это у тебя шутка такая?» За 77 лет, прошедших с окончания Второй мировой, война стала казаться для жителей отдельных республик СНГ и Европы чем-то нереальным, игрушечным – страшилкой из телевизора. Знай те люди, что такое вообще масштабные боевые действия, пылу бы у них поубавилось. Увы, они об этом забыли.

Недавний пример Казахстана хорошо показал: вот у тебя жизнь с рестораном по пятницам, туром на Красное море и евроремонтом, а вот стрельба из пулемётов, погромщики жгут машины, в магазинах очереди за банальной крупой и банкоматы не выдают деньги. Ещё раньше я наблюдал в Югославии – как в бывшей (весьма зажиточной прежде) социалистической республике на улицах падают ракеты, недавние добрые соседи с упоением режут друг друга, а самолёты НАТО бомбят города.

Скажи кто ещё в 1987 году жителям СФРЮ, что куча баловней жизни через пять лет будет жить в подвалах, прячась от обстрелов, и растягивать банку консервов на неделю – те громко рассмеялись бы ему в лицо. Западная Европа кошмаров Югославии и гибель сотен тысяч людей не заметила: кого гребёт чужое горе? И сейчас боснийцы, сербы, хорваты, македонцы больше не хотят воевать. Они не говорят со скучающим видом: «Война необходима – и мы в ней победим», как некоторые обыватели в Вашингтоне Лондоне, Киеве и Москве. Поскольку уяснили: если начнётся масштабный пипец, он коснётся всех и каждого.

Но телевизор и интернет за последние годы превратили войну в гламурную картинку. Она идёт где-то за пределами разума, в диких Ираке и Афганистане, куда нормальные люди не ездят. Донецк и Луганск 8 лет подряд накрывают обстрелы, но коллега с ТВ разводит руками: «Зрителям репортажи оттуда надоели, приелись, больше не смотрят: съёмки из Донбасса в самом низу рейтингов. Вот покажи мы, что у Пугачёвой трусы украли, наша аудитория к экрану прилипнет».

Бои, бомбардировки, голод отныне не страшны ни у нас, ни в Европе – сие события из фэнтэзийных миров. «Ты меня войной хочешь напугать? – горячится приятель из Киева. – Да у нас с 2014 года война идёт!» «У вас модно изображать – ах, мы столько лет воюем, – отвечаю я. – Да, каждый год гибнут десятки людей, и смерть каждого человека – горе для его семьи. Но это смерть не сотен тысяч, как в бывшей Югославии: случалось, там мужчины в полном отчаянии кончали жизнь самоубийством, дабы избавить семью от лишнего едока. Ваши проблемы – локальный конфликт, а не война». Наши ура-патриоты собрались воевать с НАТО, не думая, каких жертв будет стоить разборка. «Зато мы им покажем». Ага, сами-то на фронт не поедут.

Уверенность последнего времени – война тебя не затронет, умирать будет кто-то другой. Обыватели Европы и США тоже так считают. Недаром бывший президент Польши Лех Валенса в случае боёв с Украиной призвал Запад ударить по России с польской территории. Леху нравится красоваться, какой он умный, храбрый и чудесный. То, что именно от Польши при подобном раскладе благополучно останутся рожки да ножки, ему в голову не приходит. Как в анекдоте о мальчике, спросившем отца в зоопарке: «Папа, а если лев съест одного из нас, на каком автобусе мне ехать домой?»

Американцы перебрасывают войска в Польшу и Румынию, звучат голоса об отправке солдат на Украину – и нет соображений о катастрофе всеобщей войны. США и Европа слишком долго воевали со слабым противником, имеющим старое советское оружие (Югославия и Ирак) либо и вовсе почти без оного (как Афганистан). На этой почве у граждан западного мира расцвела блаженная иллюзия: дескать, с Россией в случае столкновения с НАТО они сумеют победить. Точнее, справится их великолепная профессиональная армия, в то время как все распивают кофей у телевизора. Ситуацию с умирающими людьми зимой 1993/1994 года в бывшей Югославии не обсуждают. Это же было давно и неправда.

Война в глазах жителей мегаполисов бывшего СССР и Европы сделалась компьютерной стрелялкой, шоу, сериалом со спецэффектами. Поэтому её и не боятся. Умрёт некто совсем далеко, замёрзнут неизвестные личности, ракета прилетит в хижину папуасов на краю света. У нас в цивилизованных странах такого не бывает. Точнее, было когда-то, но довольно давно.

В 1938 году на планете ведь абсолютно не мыслили, что через 3 года будут миллионами уничтожать евреев и цыган, появятся концлагеря с газовыми камерами, а люфтваффе превратит в пыль красивейшие города. В чём отличие от нынешней ситуации? Ах да, суши с лососем в кафе ещё не подавали. Я давно заметил, что самые кровожадные люди на свете – пользователи соцсетей, не отслужившие в армии. Они вечно пишут, как желают ликвидировать, казнить и расстрелять неугодных – «вот я бы своими руками». Парень, ты своими руками даже цыплёнка не зарежешь, от страха отвалятся. Военные куда аккуратнее в высказываниях, поскольку умирать-то в первую очередь им. Мир айфонов, плазменных теликов и мерседесов в кредит имеет короткую память.

С политиками всё давно уже понятно – это просто охреневшие андроиды.

Но и обычным людям повсюду хорошо бы задуматься: война вовсе не кино.

Однако в трезвости мыслей я больше не уверен. Все слишком заигрались.

Георгий Зотов

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector