Карбоновый кошмар Греты Тунберг

 Карбоновый кошмар Греты Тунберг

Последние несколько лет главным западным дискурсом — помимо борьбы за права далёких потомков африканских рабов и попыток встроить различных небинарных гендерфлюидов в современное общество — были разговоры о необходимости скорейшей декарбонизации экономики.

Причём, если гендерно-социальная тематика продвигалась в основном снизу, всевозможными леворадикальными активистами, то мысль о том, что экономическая модель, основанная на использовании ископаемых природных ресурсов и углеводородной энергетики, должна быть немедленно разрушена, навязывалась строго сверху, на уровне глав государств и правительств, а также различных международных организаций.

При этом, помимо общих лозунгов о борьбе за светлое «зелёное» будущее и заботе о климате, никаких реально вменяемых аргументов в пользу глобальной энергетической перестройки западные апологеты декарбонизации не предоставляли.

Звучало это примерно вот так: «Переход к низкоуглеродной экономике в глобальном масштабе может принести существенные выгоды как развитым, так и развивающимся странам. Многие страны по всему миру разрабатывают и реализуют стратегии развития для достижения низкого уровня эмиссии парниковых газов. Эти стратегии направлены на достижение целей социального, экономического и экологического развития при одновременном сокращении долгосрочных выбросов парниковых газов и повышении устойчивости к последствиям изменения климата. Внедрённая в глобальном масштабе низкоуглеродная экономика является необходимой предпосылкой перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов углерода».

Это цитата из Википедии, если что. Статьи в которой, как это хорошо известно, редактируются в пользу современной повестки, продвигаемой именно в интересах Запада. Но даже редакторы Вики не сумели удержаться и написали всю правду-матку о новом экологическом тренде, видимо, не считая необходимым более чего-то стесняться. Вот смотрите:

«Некоторые страны в настоящее время уже имеют низкоуглеродную экономику: общества, которые не являются сильно промышленно развитыми или населёнными.

Чтобы избежать изменения климата на глобальном уровне, все страны, имеющие углеродоёмкие экономики и высокую плотность населения, должны стремиться стать странами с нулевым уровнем выбросов углерода.

Система торговли выбросами ЕС позволяет компаниям покупать международные углеродные кредиты, таким образом, компании могут направлять чистые технологии для поощрения других стран к внедрению низкоуглеродных разработок.

Предыдущие исследования показали, что в Китае инвестиции в „зелёные‟ проекты снижают краткосрочные и долгосрочные уровни выбросов углерода. Напротив, добыча природных ресурсов, развитие финансового сектора и инвестиции в энергетику увеличивают выбросы углекислого газа в краткосрочной и долгосрочной перспективе».

Я даже жирным шрифтом выделил, чтобы, не дай Бог, вы не пропустили самый цимес. Да они просто на голубом глазу заявляют, что хотят сделать страны, не входящие в пресловутый «золотой миллиард» — бедными, малонаселёнными и преимущественно аграрными.

Как по мне, вопрос «зачем всё это делается?» закрыт, и возвращаться к нему не стоит. Это сугубо политическая кампания, и потому попытки Запада в очередной раз подмять по себя весь мир продиктованы исключительно политической же целесообразностью.

А что может победить политическую целесообразность в умах её сторонников? Только иная политическая целесообразность, но более серьёзного масштаба. И вот теперь, как говорят фокусники, внимательно следите за руками. Замечали ли вы, что с началом украинского кризиса все эти разговоры о новой климатической политике, углеродном налоге и отказе от использования углеводородов как-то незаметно ушли с первых полос западных СМИ?

Более того, в большинстве западных стран пошли разговоры (и уже не только разговоры) о необходимости срочно найти альтернативу российскому газу, который, если кто не помнит, должен был стать переходным энергоресурсом на период до 2035—2050 годов, когда вся Европа сможет торжественно перейти на возобновляемые источники энергии.

А тут вдруг опять заговорили о каменном угле, который вообще-то чуть ли не на 100% (антрацит, самый энергоёмкий из видов, содержит 92—98%) состоит из проклятого карбона (углерода, по-нашему) и при сжигании выделяет максимальные дозы СО2. Ну а где-то, например, во Франции, вспомнили, что у них когда-то была, в общем-то, неплохая атомная энергетика, которая решала большинство их энергетических проблем.

Нет, пока что открыто заявлять об отказе от своих завиральных климатических идей на Западе не готовы. Более того, даже возврат к использованию полезных ископаемых пытаются как-то объяснить форс-мажором и невероятным стечением природных обстоятельств, типа кошмарной жары, которая сейчас стоит в Старом Свете. Вот только не всё так просто.

На днях газета The Washington Post со ссылкой на источники в Белом доме сообщила, что президент США Джо Байден может ввести режим чрезвычайной климатической ситуации в стране в течение этой недели.

«Байден рассматривает возможность объявления в стране чрезвычайной климатической ситуации уже на этой неделе, чтобы успеть реализовать свои планы в области климата, так как переговоры на Капитолийском холме зашли в тупик», — говорится в материале.

Как отмечает издание, Байдену предстоит найти «непростой баланс» между борьбой за климат и экономической реальностью, представленной в виде высоких цен на нефть и газ.

А известный украинский блогер и журналист Анатолий Шарий, проживающий в Испании, разместил в своём телеграм-канале две картинки, датированные 2017-м годом и 2022-м, на которых один и тот же синоптик на одном из испанских телеканалов рассказывает о погоде, при этом температурные показатели полностью совпадают — и тогда и сейчас под 40 градусов и выше.

Кто-нибудь помнит, чтобы 5 лет назад на этом основании в Европе шли разговоры о расконсервации угольных ТЭС и возвращении к использованию атомной энергетики? Вот тот-то и оно. Видимо, как правильно подмечает Шарий, дело вовсе не в климате.

Тогда в чём? Верно, в желании наказать Россию, полностью отказавшись от поставок российских энергоносителей, прежде всего, природного газа, который внезапно для европейцев стал гораздо «токсичней» угля и урана. Вот только и здесь пока всё идёт не по европейскому плану.

На днях четыре европейских страны — Нидерланды, Германия, Австрия и Италия — открыто заявили о необходимости вернуться к использованию угля на фоне «российской агрессии» и снижения поставок по трубопроводам.

Как сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на аналитиков Rystad Energy, по причине аномальной жары Европа не сможет восстановить запасы газа в преддверии зимы, а уровень газа в европейских хранилищах уже сейчас ниже нормы.

«Наши обновлённые сценарии показывают, что Европа, вероятно, столкнётся со штормом гораздо раньше, чем предполагалось, и что регион будет недостаточно подготовлен к хаосу, который он принесёт», — говорится в материале.

Премьер Польши Матеуш Моравецкий признал, что в ближайшие недели, месяцы будет много проблем с доступностью угля, импорт которого из РФ Варшава сама же и запретила.

«Проблема в том, что вообще нет угля в достаточном количестве», — посетовал польский политик.

«Самый жаркий день», «Британия расплавилась», «Поджаренная Британия» — с такими заголовками выходят каждый день британские СМИ, обсуждая, как они перенесли самый горячий день в истории и к чему готовиться дальше. И на этом фоне британским правительством пока ещё Бориса Джонсона было объявлено, что запрет на импорт нефти из России вступит в силу 31 декабря, а запрет на импорт угля — уже 10 августа.

Нелогично, согласитесь. Равно как нелогичными выглядят результаты недавнего опроса общественного мнения в Германии, проведённого по запросу телеканала RTL, согласно которому 69% немцев считает, что необходимо отменить принятое несколько лет назад решение об отказе от использования АЭС, и те же самые респонденты в большинстве своём поддерживают фигуру «зелёного» вице-канцлера Роберта Хабека, отдавая ему предпочтение (разница практически в два раза, 19% против 37%) перед нынешним главой правительства Олафом Шольцем.

И это тот самый Хабек, партия которого выступает категорически против использования атомной энергии, а сам он ещё в 2016 году заявлял, что первым его решением после прихода к власти станет запрет на строительство газопровода «Северный поток».

Короче говоря, получается, что Путин победил карбон. Не так, видимо, страшен был этот «чёрт», как нам его малевали. Означает ли это, что климатический вопрос окончательно снят с повестки дня? Сложно сказать. Не думаю, что Запад хотел бы отказаться от своих планов обложить весь мир карбоновой данью, вот только с учётом обстоятельств теперь ему вряд ли удастся это провернуть.

… А в это время где-то в далёкой Швеции заплакала Грета Тунберг, искренне полагающая, что нет ничего важнее борьбы за мир без вредных выбросов и загрязнения окружающей среды. Увы, большие дяди и тёти кинули юную эко-активистку, цинично продемонстрировав ей разницу между средствами и истинной целью, которая, как известно, оправдывает всё.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector