Гулкое эхо просчётов 2014-го

 Гулкое эхо просчётов 2014-го

Похоже, план Украины (читай — Великобритании), как вывести Россию из себя и заставить первой пойти в наступление, начинает действовать. Постоянные удары ВСУ по Белгородчине уже вышли на первые полосы наших СМИ и стали основной темой политических ток-шоу на федеральных каналах.

Дошло до того, что обычно спокойная и взвешенная, колеблющаяся разве что вместе с «линией партии» Ольга Скабеева в прямом эфире программы «60 минут» призвала «уничтожить к чёртовой матери всё живое в Харьковской области, чтобы неповадно было». А ведь ещё год назад в отдельных районах Харьковщины были российские ВГА, а местные жители начали привыкать жить в России.

Впрочем, нервозность наблюдается не только у журналистов. Вчера в публичную плоскость вышла перебранка основателя ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина с депутатом Госдумы Адамом Делимхановым и председателем парламента Чечни Магомедом Даудовым, начатая по инициативе последних.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков как бы невзначай упомянул, что Путин лично звонил Апты Алаудинову, командиру подразделения «Ахмат», недавно переброшенному в Марьинку. По телеграм-каналам поползли слухи, пока, правда, больше похожие на вброс, о готовящихся отставках в высшем руководстве Министерства обороны. В общем, наверху забурлило, чего собственно наши враги и добивались.

А Украина продолжает идти по пути эскалации. Накануне мощный взрыв прозвучал в самом Белгороде, в районе улицы Щорса, у АЗС. Как позже выяснилось, силами наших ПВО над Белгородом был сбит украинский дрон, который и упал на проезжую часть. В результате пострадало двое горожан, повреждён один автомобиль.

Сумев перенести боевые действия (а иначе это уже и не назовёшь) на международно признанную территорию России, Киев, ведомый спецами из MI-6, по сути, загнал нас в ситуацию цугцванга. Попытка контратаковать позиции ВСУ, равно как и наше бездействие, могут быть одинаково губительны.

По опыту прошедших сражений можно прогнозировать, что наступление с нашей стороны приведёт к серьёзным потерям среди личного состава, не говоря уже о технике, в том числе, летающей. Что-что, а обороняться, вгрызаясь в бетон, ВСУ умеют. Разумеется, всё это вызовет заметный негатив и раздрай внутри России.

Отказ от наступления и продолжение обстрелов Белгородчины со стороны ВСУ, также грозят социальным взрывом и брожениями в патриотической среде.

И всё же, иного варианта кроме полного освобождения Харьковщины у нас, похоже, нет. И даже если в самом начале операции по позициям противника будет нанесён массированный удар всеми возможными средствами (исключая тактическое ядерное оружие, которые мы точно применять не станем, хотя это, возможно, могло бы решить проблему), необходимо сразу закладываться на значительные потери как среди ВС РФ, так и среди мирного населения, а также на то, что Харьков подвергнется частичному разрушению.

Пойдёт ли Москва на такой риск? Очень может быть, что нам просто не оставили иного выбора. Точнее, мы сами лишили себя пространства для манёвра.

Вчера президент Белоруссии Александр Лукашенко признался, что единственной, по его мнению, ошибкой, которая была допущена Москвой и примкнувшим к ней Минском, стал отказ от решения украинской проблемы ещё в 2014—15 годах, «когда не было ни армии на Украине, ни готовности».

«Всё хотели мирно как-то урегулировать, а они за это время создавали боеспособные вооружённые силы», — подчеркнул белорусский лидер.

Совершенно с ним согласен. Только мне больше понравилось определение, которое дал этому писатель Платон Беседин: «Не решились в 2014-м. Не дожали в 2022-м. То ли не могли, то ли посчитали, что нас сочтут слишком „злыми русскими‟. Нас сочли слабыми. Это самое страшное».

Нравится это кому-то или нет, но нынешний конфликт стал возможен только потому, что в апреле 2014 года Москва отказалась от планов по восстановлению конституционного порядка на Украине. Было принято решение ограничиться только Крымом.

Мы проглотили первые обстрелы Донецка, бомбардировку Луганской ОГА, проглотили Одессу. Сдали Ахметову Мариуполь — тот самый Мариуполь, который в прошлом году пришлось буквально выгрызать у ВСУ потом и кровью наших солдат и ценою жизни сотен мирных жителей.

Затем был Иловайск, плоды победы под которым мы бездарно «слили», подписав Минск-1. Потом Дебальцево, где были все шансы добиться полного разгрома ВСУ, но мы выпустили их из огненного мешка по личной просьбе Порошенко и снова «слили» свои военные успехи, подписав Минск-2. Тот самый Минск-2, с которым мы носились 7 лет, «сосредотачиваясь», в то время как наши враги целенаправленно готовились к войне.

Но, даже приняв решение о начале СВО, мы рассчитывали на «лёгкую прогулку», которая в итоге обернулась затяжным конфликтом, проникшим уже и на территорию России.

Мы должны чётко понимать, что все кровавые преступления киевского режима, террор, устроенный ведомством Буданова, бахвальство Подоляка и Арестовича стали возможны исключительно с нашего собственного попустительства. Почему так случилось — я не знаю. Но страшно представить, что бы творилось сейчас у нас на Кавказе, если бы в 2008 году мы поступили с Южной Осетией и Абхазией так же, как в 2014-м с Донбассом.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *