Евгеника ненависти и СВО

 Евгеника ненависти и СВО

Самые разные ответы на вопрос «зачем нужна была спецвоенная операция (СВО) России на Украине?», в принципе, даёт украинская жизнь. Как говорил незабвенный мэр Киева Виталик Кличко, и нынешняя украинская власть, и те, кто её по разным причинам поддерживает, себя «сами окрасили в те цвета, в которые окрасили».

Современная Украина строилась и сейчас продолжает выживать на ненависти, страхе и нетерпимости, что по замыслу её архитекторов, должно было сплотить общество вокруг власти, которая типа борется с общим врагом, а значит, в условиях войны заслуживает понимания и прощения, если у неё что-то не получается внутри страны. Это очень удобный подход. Спекулятивный, но удобный: как же можно критиковать власть, если она сражается за всех нас, за свободу и демократию, за европейский выбор и светлое будущее для детей, и не до всего руки доходят?

И искомый результат не заставил себя долго ждать: то, что построено на ненависти, от неё же и разрушается. Причинно-следственная цепочка проста, неказиста и банальна, но верна и удивительно живуча: ненависть ведёт к перманентному поиску врагов, найденный враг вызывает к жизни стремление его уничтожить и тем самым улучшить свою жизнь, это ведёт к войне, сначала внутренней, а потом и с врагом внешним, и, в конце концов, прилетает ответка от того, кто был объявлен врагом.

И на ум приходят нехорошие аналогии. В гитлеровской Германии с 1933 по 1945 год в чести была евгеника — наука, как утверждают словари, о селекции человека, о путях улучшения его самого и его же наследственных свойств. С целью борьбы с явлениями вырождения в человеческом генофонде. Это ей служа, гитлеровские «учёные» подходили к изучению человека с простой, даже не логарифмической линейкой и измеряли черепа, носы, расстояния между глазами. Искали истинных арийцев, чтобы неистинных пустить под нож, как генетический мусор.

Украина, взявшая гитлеровский нацизм со всеми его атрибутами за основу, сделала украинский неонацизм своей негласной официальной идеологией, и в её политической риторике очень быстро зазвучали знакомые речи про «генетический мусор» в Донбассе, который нужно выжечь калёным железом, а лучше — окружить колючей проволокой и атомным оружием и «подправить» генофонд. И ведь никто украинских политиков за язык не дёргал, пистолет к виску не приставлял, чтобы речи получались расово правильными — они сами хотели служить нации титульной, чтобы поживиться за счёт «нетитульных».

И это безумие продолжается до сих пор. Мне прислали удивительную фотографию из какой-то рядовой украинской клиники, предлагающей украинцам подлечить здоровье. Но как! Сдать анализы и проверить свой генофонд — нет ли в нём чего «москальского». То есть русского! Недорого брали за перемещение в «человеки» — всего 6 500 гривен: около 200 «баксов» выложил, и ты уже не москаль. И скакать не надо, достаточно справку из клиники с собой носить.

 Евгеника ненависти и СВО

И, в конце концов, ещё раз и неотвратимо включился исторический механизм «русские своих не бросают» — началась СВО по принуждению Украины к адекватности. Потому что культивируемая русофобия стала не просто агрессивной и нетерпимой — она начала угрожать безопасности России, которая в это время как раз собралась окончательно «встать с колен». И это не ироничная фигура речи, как может кому-то показаться — Россия бросила вызов монополярному миру во главе с США, которые перед этим вознамерились уничтожить Россию и русских. И натравливали Украину, чтобы та дала повод для войны. И сегодня уже не так и важно, кто кого поймал: Запад — Россию, вынудив её войти на Украину, или Россия — Запад, объявив ему, что он больше не будет жировать у российских границ.

А вскоре в соцсетях широко разошлось вот это стихотворение — о подходе русских к этой прокси-войне в виде СВО. Для русских она стала войной за будущее:

Призовите меня на войну
Вместо парня, которому двадцать.
Я служил, я смогу, я пойму,
Как за Родину нужно сражаться.

Пусть погибну, а он пусть живёт,
Пусть девчонку обнимет на зорьке.
Его матери пусть не придёт
Чёрный гроб с эпитафией горькой.

Призовите меня. Не берут.
Староват, да и болен не в меру.
Очень жаль, только нервы, как жгут,
Натянулись за правду, за веру.

Призовите меня, я же внук,
Внук погибшего в битве солдата,
Что не выпустил знамя из рук
И полёг по-геройски когда-то.

Призовите меня старика,
Я мудрей и хитрей, я «бывалый».
Ещё сможет подняться рука
С автоматом за Русь, за Державу.

Призовите, сумею сберечь
Чью-то жизнь, что свята и лучиста.
Только прежде чем замертво лечь,
Я себя подорву и нацистов.

Тех, кто свастику холит и крест,
Кто забыл про Берлин в 45-ом.
Тех, кто святость попрал прежних мест,
Где война прокатилась когда-то.

Та война, что Великой зовут,
Та война, где мой дед лёг костями.
Призовите меня. Не берут.
Значит, буду сражаться стихами.

Автор этих стихов — Александр Оленичев из, как он сам указал в соцсетях, посёлка Чагода Вологодской области. И на эти слова уже даже есть песня, пафосная, но простая, даже душевная. Жаль только, что про войну. Сам он свой аккаунт украсил лозунгом «Стихи лечат душу!».

А в телеграм-каналах инициативу украинской клиники, увы, прокомментировали и по-своему, как чувствуют в СВО, — иронично, но с взаимной ненавистью: «Хроники дурдома. На Украине начали проводить тест на отсутствие „генов москаля‟. Всего 6500 гривен и у тебя на руках документ о том, что ты расово чистый украинец. Поскольку услуга вряд ли будет массово востребована, советуем идиотам с „расово правильными генами‟ набить себе трезуб на лоб. Целиться при мероприятиях по зачистке нациков будет удобней»…

Что бы и кто бы ни говорил, а результат имеется — ненависть собирает свой урожай. Не верите? Вот вам ещё примерчик: в городе Шепетовка Хмельницкой области, где родилась председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко, решили снести памятник Николаю Островскому. Да-да, создателю Павки Корчагина, автору знаменитого, одного из самых читаемых романов XX века, «Как закалялась сталь», переведённого на 70 языков мира, изданного совокупным тиражом в десятки миллионов экземпляров.

И соцсети ответили: «Снести памятник Островскому — это равносильно тому, чтобы просто взять и стереть с карты город Шепетовка. Был и вот больше его нет. Возможно, так и нужно будет сделать».

А ведь обстрелы ВСУ Донецка и других городов ЛДНР продолжаются. Ракеты и дроны с Украины летят в Курскую и Белгородскую область. А в ответ уничтожается инфраструктура Украины, отбрасывающая её в каменный век, где в жилищах людей нет воды, света, тепла, а вокруг лютая зима. И если дотла уничтоженный Мариуполь восстанавливают, то никто не знает, что ждёт Попасную, Волноваху, Кременную, десятки других городков и сёл Донбассе, где жили когда-то люди, которые не прошли бы тест в клинике на «ген москаля». Но они там жили…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector