Елена Семерикова: мир игнорирует защиту детства с 2014 года, теперь Киев цинично использует тему детей в антироссийской информационной войне

 Елена Семерикова: мир игнорирует защиту детства с 2014 года, теперь Киев цинично использует тему детей в антироссийской информационной войне

Со 2 по 13 октября в Варшаве состоялось заседание ОБСЕ, центральной темой которого стала ситуация с правами человека. Россию на нём представляла Елена Семерикова — руководитель международного общественного движения миротворчества «Женский диалог».

Доклад представительницы России был посвящён гуманитарной ситуации в зоне конфликта, обстрелам и всё возрастающему количеству жертв вследствие них, обвинению Международного уголовного суда в адрес Владимира Путина и Марии Львовой-Беловой. Напомним, МУС обвиняет президента России и уполномоченную по правам ребёнка в «похищении детей» с территории Украины, их «незаконном усыновлении» и едва ли не пытках.

Публикуем доклад Елены Семериковой, а также видеоверсию её выступления.

* * *

Четвёртая Женевская конвенция, принятая более 60 лет назад, 12 августа 1949 года, определяет действия, которые должны предпринять воюющие стороны для защиты гражданского населения от последствий военного противостояния, а также обращения с ними. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооружённых сил, которые сложили оружие, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации. Дан перечень действий, которые запрещены документом. Определён особый статус медицинских работников, также Международной организации Красного Креста.

Российская сторона чётко следует положениям данной конвенции и старается не затрагивать военными действиями города и населённые пункты. Особенно это было заметно на первой стадии Специальной операции, когда Российская армия старательно обходила города и населённые пункты. Даже ценою потери эффективности и риска для собственных военных. Не было проведено ни одной ковровой бомбардировки украинских городов. Все мы помним кадры таких бомбардировок городов Югославии, Ливии, Сирии и Афганистана. Тактика массированного артиллерийского огня применяется исключительно в местах боестолкновения. Военные объекты уничтожаются штучно высокоточным оружием, которым Россия обладает и обладает в избытке.

Украинская же сторона, напротив, бьёт исключительно по жилым кварталам уже с 2014 года, до 2022 года общее число погибших составляло примерно 8,6—8,7 тысяч человек мирных жителей. По данным мониторинговой миссии ООН по правам человека, в течение всего периода конфликта с 14 апреля 2014 по 30 апреля 2021, погибли 152 ребёнка (из них 102 мальчика и 50 девочек), ещё 146 детей получили ранения (из них 120 мальчиков и 26 девочек). Мы не помним какой-то большой информационной кампании на Западе в защиту и мирных жителей, и детей.

В украинских и западных СМИ в последнее время потоком идёт информация о «детской теме», связанной с Украиной. Суррогатное материнство — хоть и незаконная статья доходов, но не самая страшная. Куда ужаснее новости об изъятии детей у украинских беженцев с Востока, которые потом исчезают в неизвестном направлении, загадочно исчезали даже целые детские дома, чьи воспитанники после внезапно оказывались на Западе.

Ещё страшнее информация о «чёрных трансплантологах». Напомним недавний скандал в Закарпатье, когда украинский педагог был задержан на границе с чужим младенцем. Известно, что мужчина уже успел завершить три сделки. Однако наказания для нарушителя не последовало: он внёс залог и вышел из-под ареста.

Огромное количество информации в западной же прессе о передаче несовершеннолетних детей в подпольные публичные дома в Европе.

Так кто же финансирует информационную кампанию на Западе, и чьи интересы защищает Международный уголовный суд в Гааге, вынося ордер на арест Президента России Владимира Путина и Уполномоченного по правам ребёнка РФ Марии Львовой-Беловой? Мы же все знаем, как и кем формируются различного рода лоббистскими кругами информационные кампании, и как работает Международный уголовный суд, который является больше инструментом политического вмешательства в страны, чем органом правосудия. При этом, мы осознаём, что в условиях вооружённого конфликта самые незащищённые и самые пострадавшие — это наши дети.

С февраля 2022 года российские регионы приняли более 5 миллионов жителей Украины и республик Донбасса, из них более 730 тысяч — дети. Среди них — около двух тысяч воспитанников детских домов, которые прибыли вместе с руководителями и воспитателями учреждений по просьбе руководителей Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики.

Около 1300 детей вернулись назад — в свои детские дома. 400 детей из-за того, что их учреждения постоянно обстреливаются украинской стороной, были определены в детские дома России в разных регионах. И 358 детей были устроены в семьи, под предварительную опеку были переданы 22 ребёнка из Мариуполя. Форма усыновления в их отношении тоже не применялась.

Кроме того, аппарат детского омбудсмена ведёт активную работу по воссоединению семей, разлучённых военными действиями. С той стороны на сегодняшний день не поступало ни одного конкретного запроса, даже ни одной конкретной истории. Мы готовы отработать каждый случай. Пока же видим только неправдоподобные обвинения в СМИ и социальных сетях. Мы не сомневаемся, что это часть информационной кампании по дискредитации нашей страны и попытка скрыть свои безответственные действия в отношении детей.

На протяжении восьми лет Украина не предпринимала никаких действий по защите прав детей Донбасса. Россия же считает, что дети должны быть в безопасности, иметь доступ к образованию, здравоохранению, социальным гарантиям. Мы говорим об эвакуации детей из Донбасса, о мерах, принимаемых для их безопасности, жизнеустройства и благополучии. Мир игнорирует защиту детства с 2014 года, теперь Киев цинично использует тему детей в антироссийской информационной войне.

Правда в том, что никакого насильственного усыновления не существует (…) Россия не препятствует поддержанию контактов и общению детей с их родственниками и близкими. И стремится к их воссоединению. Но мне неизвестно, чтобы украинская сторона обращалась по государственным каналам к российской по данному вопросу. Только общественные организации пробовали поднимать данный вопрос, в том числе, и через меня.

При этом, всем известно, что каналы межгосударственного общения существуют, мы знаем об обменах пленными, которые не раз осуществлялись по данным каналам. Таким образом, ни украинская сторона не использовала все имеющиеся у неё возможности, ни МУС не изучил должным образом обстоятельства дела. Из чего мы делаем один вывод, решение вышеназванного суда политизировано и направлено не в интересах детей, а в интересах политических кругов Запада, которые не готовы к поиску компромиссов.

* * *

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *