Еда не по карману. Цены на продукты в ДНР опережают возможности населения — Новости для меня

Еда не по карману. Цены на продукты в ДНР опережают возможности населения

 Еда не по карману. Цены на продукты в ДНР опережают возможности населения

Бывшая учительница стоит с пластиковым стаканчиком возле искрящегося огнями портала супермаркета, потому что нечего есть. Эту пожилую, аккуратно одетую женщину я стала часто замечать возле магазина «Обжора» в Макеевке. Отрешённое выражение лица, полупустой пластиковый стаканчик в худых руках и угнетённый вид — эта жительница ДНР испытывает крайнюю нужду и просит просто на хлеб.

Они не похожи на профессиональных нищих

Судя по стаканчику, подают не часто. Больше пытаются, стыдливо втянув голову в плечи, проскользнуть мимо, делая вид, что спешат. Это понятно: война, наплыв беженцев, многие предприятия закрылись, люди потеряли работу, цены на товары взвинчены… Мало ли у кого какие сложные жизненные обстоятельства, подталкивающие просить милостыню. Да стоит ли на таких вообще обращать внимание? Вдруг просящая принадлежит к той неуловимой полуподпольной касте вечных попрошаек, которые заполоняют в определенных местах переулки республики.

Отличить от профессионального нищего тех, кто из-за сложных жизненных обстоятельств просит на еду, все же можно. Как правило, последних выдает стыдливое выражение лица. Словно им сложно переступить некую невидимую черту, отделяющую от остальной вполне обеспеченной части общества. Они стыдятся своего положения, но вынуждены идти на этот шаг, потому что к нему толкает элементарная физиологическая потребность — голод.

После резкого скачка цен на продукты питания таких просящих пенсионеров все чаще можно встретить на улицах разных городов ДНР. Их тощие фигуры, одетые в старомодные ветхие одежды, маячат возле крупных супермаркетов, чаще всего они подходят просто на улицах и, вежливо извиняясь, просят на еду немного денег.

Что приводит пожилых людей к этому?

Инна К., та самая, стоящая возле магазина «Обжора», — получатель минимальной пенсии. В ДНР она составляет около 8 тысяч рублей. Пенсионерка имеет замужнюю дочь, которая сейчас ухаживает за раненым зятем, бывшим добровольцем Народной милиции ДНР. В семействе проблемы с получением компенсации по ранению, поэтому почти вся зарплата дочери уходит на лечение зятя, а пенсионерка вынуждена оплачивать жилплощадь и питаться на свои кровные. Ей никто не помогает, и пожилая женщина пытается таким способом немного собрать себе на пропитание.

«Я бы никогда не вышла просить, но цены такие на еду… Вы же сами видите. Как сейчас можно прожить на эти восемь тысяч?..» — запинаясь, поясняет она, пряча глаза.

У Андрея К., жителя Донецка 67-ми лет, который на остановке просит на хлеб, ситуация схожая. Мужчина остался один с внучкой после смерти дочери, умершей от ковида. Внучка учится на бюджете, ее дед старается экономить на всем, но все равно денег, которые уходят большей частью на оплату квартиры и лекарства, катастрофически не хватает.

«Я было хотел устроиться в котельную на подработку, да, видно, не судьба, не успел. Место занял беженец из Мариуполя. В городе сейчас их много, мужчин не мобилизуют, как наших, местных, но жить-то им как-то надо, вот их и берут на свободные места», — рассказал он, добавив, что в это самое время цены, как на грех, совершили в республике какой-то невиданный скачок.

Еще одна жительница ДНР, замеченная в рядах просящих на хлеб, решила не вдаваться в подробности, что привело ее на «паперть», но причину пояснила.

«Я раньше работала экономистом в жилуправлении и никогда бы не подумала, что дойду до такого убожества. Видно, нас хотят списать за ненадобностью, вот и все. Всех стариков и старух, у которых пенсия не превышает 8 тысяч, и нет близких, которые могли бы помочь. Нас таких ведь немало, а деньги нужны в государстве в такое сложное время. Вот и решили, чтоб тихо уходили от голода и не путались под ногами», — добавила она в сердцах.

Ценовое цунами

С ценами на пропитание в ДНР произошло нечто невероятное — это надо видеть. За последние несколько недель они совершили гигантский скачок при том, что зарплаты, пособия и пенсии простых жителей республики остались на уровне прошлого года.

Чем объяснить резкий взлет цен, больно хлестнувший по мало- и среднеобеспеченным слоям населения, то есть по основной категории граждан, не берутся объяснять даже доктора экономических наук в ДНР.

По словам одного донецкого экономиста, граждане ДНР столкнулись с так называемой «немонетарной инфляцией».

«Налицо присутствие факторов, когда отсутствует конкуренция, рынок фактически монополизировала группа лиц. В итоге цену на продукты можно ставить какую угодно, поскольку контроль за ценообразованием отсутствует. На этом фоне оптовые рынки закрыты. Рынки обычные также закрыты или полузакрыты. Маленькие магазинчики… Там толком никто не работает», — пояснил один из них на условиях анонимности.

В республике имеются полуоптовые торговые точки, но надо знать, куда ездить и с кем там договариваться. Сможет ли это сделать простой житель ДНР, зарплата и пенсия которого в один день моментально упали ниже прожиточного минимума? Вряд ли.

К тому же то количество продуктов, которое реализуют оптовики, большинству не подходит.

«Там, допустим, ведрами продают, — отметила одна дончанка на вопрос о ценах. — Не всем нужно шестилитровое ведро. Разве что сложиться там с кем-то».

По ее словам, цены на продукты за короткий срок в республике установились такие, как будто завтра или послезавтра начнется голод.

«У нас стригут последнее… Я была в Ростове и дальше езжу по России. И почему там цены значительно ниже? У нас, например, масло растительное местного производства бутылка стоит под 200 рублей. Буханка хлеба — около 30 рублей. Капуста — от 75 рублей. Примерно такая же цена у моркови. Свекла — 65 за килограмм. Я уже не говорю о консервах, твороге, молочной продукции — там моментально увеличили цену на 100 процентов», — рассказала она.

Это странное ценообразование

Не везде цены находятся на одинаковом уровне. В крупных супермаркетах, например, наблюдается странная ценовая лихорадка. Так, в «Обжоре» редис реализуют за 165 рублей, в супермаркете, относящемся к другой торговой сети, тот же редис стоит 85 рублей. Многие заметили, что лимоны «Первого республиканского» или «Обжоры», видимо, сильно разнятся по качеству, если цена в первых двух составляет 176 рублей, а в «Молоке» — 103 рубля.

Странные зигзаги ценообразования порождают ряд вопросов, на которые получить ответ невозможно даже у министерских чиновников. На сайте Министерства экономики ДНР висит информация о предельных ценах, действующих с середины сентября 2021 года. По логике эти же цены должны были действовать и сейчас. Однако реальность показывает совершенно иную картину.

Та же фасоль, которая в супермаркетах сейчас реализуется по 380 рублей, по министерскому каталогу стоит всего 175,50 рублей.

Капуста белокочанная согласно каталогу должна составлять 29 рублей, а ставший для большинства недоступным чеснок — 178 рублей.

Почему предельные цены на продукты из каталога так сильно разнятся с реальными, остается загадкой для большинства жителей ДНР. Что прикажете делать тем, кто не в состоянии по разным причинам так же лихо преодолеть ценовую планку? Или местные чиновники до сих пор не допускают, что за милостыней могут выйти непьющие и обеспеченные пенсией и жильем, но просто очень бедные люди?

Наталья Залевская

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector