«Человечество прожило в мире не более 200 дней — за всю историю своего существования». Иван Ревяков, пехотинец и поэт, о войне как она есть

 «Человечество прожило в мире не более 200 дней — за всю историю своего существования». Иван Ревяков, пехотинец и поэт, о войне как она есть

Мобилизация в ДНР коснулась многих мужчин, имевших мирные профессии: учителей, врачей, музыкантов, работников коммунальной сферы и многих других отраслей. После начала СВО они стали воинами, пошли защищать Донбасс, как когда-то делали их предки, воевавшие в знаменитых шахтёрских дивизиях в годы Великой Отечественной войны.

Иван Ревяков стал одним из первых, кто получил повестку на фронт. Преподаватель, филолог и культуролог Донецкого национального университета — ныне пехотинец и стрелок, сражающийся за идеалы, которым учил своих студентов. Он рассказал нам, что чувствует солдат в первые дни боёв, меняет ли война человека, о немеркнущих идеалах Новороссии и о том, сколько дней человечество прожило в мире.

— Призыв в армию стал неожиданность для вас? Какие чувства возникли, когда пришла повестка из военкомата?

— Неожиданностью не стал, поскольку до этого был опубликован указ главы ДНР Дениса Пушилина о начале мобилизационных мероприятий. Внутренне я был готов к этому. И мне самому было интересно, ведь до этого никакого боевого опыта у меня не было. Я даже не служил в армии. Мой единственный опыт, который потом не раз помогал мне на фронте, был наработан в туристических походах.

— Перед тем, как непосредственно приступить к боевым обязанностям в качестве пехотинца, вы прошли какое-то обучение?

— Была неделя учебки под руководством старших товарищей, но этого нам хватило вполне. И это было интересно и полезно для меня, как преподавателя филологии и культурологии, как учёного и исследователя. Надо сказать, что очень многие деятели культуры имели отношение к военной службе, например, известный древнегреческий философ Сократ. Он служил в тяжеловооружённой пехоте. Можно вспомнить также поэта Михаила Лермонтова и Александра Грибоедова, поэта, прозаика, дипломата Льва Толстого, наших замечательных писателей-фронтовиков, если брать XX век. Можно вспомнить, например, о том, что великий философ Рене Декарт принимал участие в осаде Ля Рошели, участвовал в Тридцатилетней войне. Этот список можно продолжать долго. И мне, как человеку размышляющему, естественно, тоже ценен этот опыт.

— Но это были либо военные, либо дворяне, знакомые с военным делом…

— Не только… Сын пастора Фридрих Ницше, который не имел отношения ни к военной службе, ни к дворянству, был филологом, при этом принимал участие во франко-прусской войне.

— На войне опасность совсем рядом, разрывы снарядов могут происходить ежечасно и даже ежеминутно. Это как-то отражалось на вас в первые дни?

— Донецк – военный город, его жители практически живут во время войны. И если учесть, что я не покидал город с 2014 года, к обстрелам мне не привыкать. В 2014 году мы с единомышленниками даже создали Союз писателей ДНР и проводили первые поэтические вечера для того, чтобы хоть как-то отвлечь дончан от обстрелов.

— Зачастую люди гражданских профессий, попадая на фронт, переживают эмоцию страха. У вас было такое?

— С самого начала мне бояться особо было некогда. Я благодарен своему ротному, легендарному «Сармату», который учил нас выживать в бою, и продолжает этому учить. А страха, как такового нет, хотя бояться — это природно. Просто на фронте некогда об этом думать.

— Ваших учеников мобилизовали на фронт?

— Со мной в роте служили студенты других вузов, сейчас они, согласно приказу, демобилизованы. Хочу сказать, что ребята достойно выполняли свой воинский долг, и к ним не было никаких нареканий.

— Может ли полученный боевой опыт пригодиться на гражданской службе, в жизни?

— Без сомнения. В бою приобретаются определённые навыки, которые могут помочь выжить, если возникнет экстремальная ситуация. Мне было в этом отношении немного легче, чем остальным бойцам, потому что в мирное время мы каждый год ходили с ребятами в походы, и эти навыки походной жизни мне пригодились на фронте.

— Вы известный поэт, прозаик. Боевой опыт в какой-то мере углубил ваш опыт как писателя?

— Да. У меня уже готово несколько книжек: сборник стихов, автобиографические очерки, фэнтезийная повесть и философские заметки о том, что происходило, происходит, и будет происходить в будущем.

В засушливой степи ночами холодно
И в полнолуние не спится никому,
Всё разухабистей дорога дольняя,
А у судьбы не спросишь: «Почему?».

На сердце, на душе — одно спокойствие:
Тревожиться устали все,
Преследуют лишь пустота и одиночество
И наяву, и в редком сне.

И смысла нет сплетать истории,
Надеяться на что-то — суета,
Когда любая фраза — пустословие
И всё, что есть, — всего лишь маета.

Спектакль этот длится бесконечно,
Марионеткой быть — незавидная роль,
Насколько это всё?.. Навечно?..
Ответа нет. Молчит Игры
Создатель и король…

12.06.2022

— У вас уже есть прогноз относительного будущего Новороссии?

— Я полагаю, всё закончится нашей победой — иного не может быть с точки зрения законов философии, истории. Есть такой принцип, который сформулировал Энгельс, «крот истории роет медленно, но верно». В 2014-м я опубликовал одну из своих программных статей «Почему Новороссии быть», многие полагали, что этот проект «ушёл». Но это оказалось совсем не так. Посмотрите, как медленно, но верно выравнивается наша линия фронта, и какие территории нами уже заняты… Историческая Новороссия нами потихоньку освобождается.

— Война сильно меняет человека, на ваш взгляд?

— Честно говоря, я не знаю. Я, наверное, остался таким, как был, хотя может быть моим близким и знакомым, знавшим меня до войны, будет виднее.

— Вы являетесь специалистом в сфере культуры, война — это тоже часть культуры нашего общества?

— В принципе, да, причём большая часть. Поскольку за всю историю, за многие тысячелетия, человечество пожило в мире на планете не более 200 дней. Даже СССР, который просуществовал более 70 лет, помимо Великой Отечественной войны, пережил ряд войн: советско-финскую, советско-японскую. СССР также принимал участие в ряде военных конфликтов: в Африке, Афганистане. В России практически нет ни одной семьи, которую бы не коснулась война.

А если говорить о войне, как о части культуры, то мы видим, как постоянно идёт война Добра со Злом, идёт война идеологий, информационная война. Это нормальное состояние для человеческой цивилизации.

— То, что сейчас происходит с миром – это закономерное состояние?

— Я полагаю, это закономерный итог всего предыдущего развития человечества.

— Что вы можете пожелать ребятам, которых призывают в армию, исходя из своего уже военного опыта?

— Самое главное для бойца – не терять стойкости духа. Тогда всё будет хорошо.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector