Царь-Освободитель — узник киевского двора

 Царь-Освободитель — узник киевского двора

С приходом перестройки в СССР, как ни странно, открылись и многие киевские подворотни, до этого наглухо закрытые цепями и замками. И оказалось, что занимательные тайны истории можно обнаружить в подворотнях. Как это и случилось в конце 80-х прошлого века в Киевском Музее русского искусства.

Сейчас это уже не Музей русского искусства, а Национальная картинная галерея, потому что согласно нынешней неонацистской идеологии Украины ничего русского в ней нет и быть не может. Точнее — не должно. «Антифашист» уже писал об этом подробно — укры-патриоты вымарали слово «русский» в названии музея. Но одна из тайн этого музея-галереи до сих пор не вышла наружу, не нашла своего продолжения в киевской жизни. И, увы, при современной неонацистском режиме не найдёт.

Речь идёт о памятнике российскому императору Александру II, который до сих пор томится во… дворе музея. Да-да, «царю-освободителю», который в 1861 году отменил в империи крепостное право, провёл, как тогда было принято говорить, великие реформы, а 1 марта 1881 года был убит народовольцами как «ужасный тиран».

Музейные работники, а также, не исключено, художники и скульпторы, особенно начинающие, конечно, знали об этом памятнике. Потому что изготовил его из бронзы в Париже великий Марк Антокольский по заказу киевских меценатов баронов Гинцбургов (Горация Осиповича и Давида Горациевича), а в 1910 году он был подарен строящейся городской библиотеке Киева и установлен в её вестибюле (сейчас там с 1994 года — Национальная парламентская библиотека Украины — НПБУ).

Благодаря авторству Антокольского, памятник, скорее всего, и пощадили сразу после победы большевиков, которые уничтожали все памятники побеждённой эпохи, безжалостно переплавляя их на заводе «Арсенал». Такая судьба постигла главный или основной памятник Александру II работы знаменитого итальянца Этторе Ксименеса, который находился на Европейской площади, и два других небольших памятника императору — в саду Института благородных девиц и в Голосеево.

Грандиозный и помпезный памятник императору-освободителю в Киеве готовили как раз к 50-летию отмены крепостного права, к 1911 году. И в конкурсе на этот памятник Антокольский проиграл, а Ксименес выиграл. Но сохранился монумент русского скульптора. Может быть, ещё и потому, что, как рассказывали редкие справочники, «Антокольский изобразил Александра II обычным человеком средних лет ещё полного сил, но сгорбленного под грузом проблем, ещё влюблённого, но испытавшего много разочарований, исполненного надежд, но познавшего много предательств, и сам предававший, отчасти свои реформы. Человека задумавшегося и остановившегося посреди своей сложной, славной и неоднозначной жизни. На плечах его нет мантии, и видно, что шпагу сжимать уже тяжело. И это гораздо пронзительней любых аллегорий. Наверно есть высшая справедливость в том, что среди всего серого „августейшего агитпропа‟ уцелел именно этот памятник»!

  •  Царь-Освободитель — узник киевского двора
  •  Царь-Освободитель — узник киевского двора

В 1923 году памятник передали Музею русского искусства, установили там же на заднем дворе, где он спокойно и пережил все советские времена и живёт при независимости Украины.

Характерно и то, что первый мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак как чувствовал, что неонацисты, отменяющие русскую культуру, могут прийти к власти в Киеве, и во время визита на Украину в 1995 году просил тогдашнего президента Украины Леонида Кучму передать сохранившийся памятник в город на Неве, где император, собственно, и творил великую историю России.

Более того, Собчак обещал взамен поставить в центре Петербурга памятник Тарасу Шевченко. Но Кучма привычно согласился, но зажмотились прижимистые «мытци» (деятели культуры), и, по словам Собчака, Украина запросила из Эрмитажа некоторые архивные документы и ценности. Петербург на такой обмен не пошёл, ничего не передал, а потом и Собчак покинул свой пост.

Однако копия указанного памятника всё же попала в Санкт-Петербург — к 300-летию основания города. О своём памятнике во дворе музея Киев ответил, что он «является национальной культурной ценностью Украины, и передан быть не может». А вот точную копию передал — она теперь и установлена во дворе Военной академии связи имени Семёна Будённого.

 Царь-Освободитель — узник киевского двора

И на берегах Невы памятник точно сохранится, чего нельзя сказать о столице Украины, где отмена русской культуры, похоже, уже выходит на свой пик безумия и варварства. А может, и пронесёт. Хотя бы в знак благодарности: ведь многих предков и нынешних украинских революционеров-ниспровергателей царь-освободитель спас от того, что их меняли на табакерки, драли батогами на конюшне и обменивали на борзых щенят…

Но и это ведь ещё не всё. В 70—80-х годах прошлого века ценители настоящего исторического Киева, кроме статуи императора Александра II, созерцали рядом и огромный бюст человека, исполненный в некоем римском стиле (там так изображали императоров и патрициев). Это был Илья Безбородко, граф, младший брат светлейшего князя Александра Безбородко, канцлера империи, петербургский губернский предводитель дворянства, генерал, участник русско-турецких войн, сенатор, меценат и т.д. и т.п.

Этому памятнику повезло больше. Граф Илья Безбородко, как и его брат светлейший князь Александр, который как-то в на рубеже XVIII и XIX веков сказал молодым русским дипломатам «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела», был сыном генерального писаря Войска Запорожского Андрея Безбородько. Следовательно, тоже принадлежал, таким образом, к украинской казацкой старшине, в XVIII веке приобретшей под сенью российского престола права наследственного дворянства.

Может, это и спасло бюст. Во всяком случае, в годы независимости его отреставрировали и установили в Нежине Черниговской области возле старого корпуса Нежинского государственного университета имени Николая Гоголя, некогда старого корпуса гимназии Высших наук.

 Царь-Освободитель — узник киевского двора

Граф Илья воплотил в жизнь мечту своего брата — построил в Нежине величественное здание гимназии Высших наук, по типу Царскосельского лицея. Чтобы, значит, набирались малороссы уму-разуму, напитывались знаниями и облагораживались светом просвещения. Там, в гимназии Нежина, и получил образование великий Николай Гоголь. Тоже, кстати, потомок украинкой казацкой старшины, которого сегодня переводят на украинский язык и не могут простить, что творил он на русском…

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector