Бумеранги Донбасса: направление удара

 Бумеранги Донбасса: направление удара

Короткий период затишья на донецком фронте прошёл и сменился фазой активных боевых действий, которые ведутся на авдеевском и марьинском направлениях. Накануне наступления на украинские позиции по ним прошла массированная артподготовка, российская штурмовая авиация несколькими заходами наносила удары, ночами к линии фронта выдвигались танки и САУ и точечно отрабатывали цели.

Бои возле Донецка носят упорный и ожесточённый характер, пока рано говорить о переломе или серьёзных успехах. Хотя за несколько дней удалось уничтожить или отбить несколько важных позиций у ВСУ в авдеевской промзоне и продвинуться в п. Пески на северо-западе Донецка, речь идёт лишь о первой линии обороны украинских вояк, которая полностью не проломлена. А за ней следует вторая и третья, непрерывные и серьёзно оборудованные.

«Когда мы зашли на линию одного из укрепов ВСУ, то оценили их как „позиции с евроремонтом‟. Они готовились к обороне и готовились серьёзно. Всё продумано с инженерной точки зрения — отмостки, ниши, бойницы и остальное. Часть их наземных позиций была разрушена нашей артиллерией, но подземная часть продолжала функционировать, кроме тех мест, куда были прямые попадания. Идём медленно и очень тяжело. Мы заходили со стороны Донецка, группа огневой поддержки отработала неплохо, потом пошли на штурм. Бои очень жёсткие, укропы озлоблены и мотивированы ненавистью, некоторые очаги локализовали огнеметами. Подразделениям наших соседей, наступающих с другого направления, первой штурмовой группе, досталось от украинских миномётчиков, сразу четверо раненых среди моих друзей. Но у украинских боевиков потери выше на порядок», — рассказал о боях донецкий боец с позывным Гроз.

В больницы идёт поток раненых с фронта, операции по спасению жизней проводятся непрерывно. Мать раненого и контуженного бойца Алёна Амелина рассказала, что в больницах стало лучше с лекарствами, и ей не пришлось покупать их по списку за свой счёт, обследования на компьютерной томографии и МРТ сделали быстро, а когда отпустили на сутки домой, то выдали мензурки с лекарствами для приёма утром и вечером. Кроме того, что поступают на лечение донецкие парни с передовой, по разным больницам рассредоточены и пленные боевики подразделения «Азов», которые получили тяжёлые ранения после удара ракетами «Хаймарс» по колонии в Еленовке (ДНР), где они содержались. У этих боевиков — осколочные ранения, у двух были ампутированы нога и рука.

«Лежат на койках молчаливые и растерянные. За любую медицинскую процедуру вежливо благодарят тихим голосом „Спасибо, девушка‟ или „Благодарю Вас, доктор‟, — поделилась подробностями медсестра одной из донецких больниц Карина. — Что примечательно, все говорят по-русски. Внезапно вспомнили, наверное. Спрашиваю одного, мимоходом, — понимаешь хоть, что это вас свои убивали? „Да, понимаю‟, отвечает и отворачивается лицом в стену. Ещё один пробормотал „Простите‟. Не веришь им, и прощения им не будет».

У нашей медсестры муж погиб недавно возле Донецка. А тут этих привезли. Она уволилась, написала заявление на расчёт и объяснила «Я не буду их лечить». Ушла в итоге в медчасть фронтовой бригады. Мы её понимаем.

Также в больницы продолжают поступать раненые мирные дончане, которые подорвались на противопехотных минах ПФМ («лепесток»). Все районы Донецка были дистанционно минированы прилетевшими украинскими ракетами «Ураган». Город буквально засыпан ими в последние двое суток. Сапёры уже нашли и обезвредили больше тысячи «лепестков» в Донецке, это больше тысячи спасённых жизней людей. Но уже подорвались на этих минах пятеро мирных и один сапёр МЧС. У всех — травматические ампутации стопы. В Кировском районе Донецка на шахте им. Скочинского наступил на мину «лепесток» рабочий 1985 г.р. Ещё один мужчина стал инвалидом, не заметив мину возле своего дома: неразличимая в траве, она может долго ждать жертву. И сколько ещё таких ловушек готовы взорваться — не знает никто.

Минная опасность в городе сохраняется, так как найти и обезвредить все мины просто невозможно. «Уважаемые жители ДНР! Будьте бдительны, категорически не отпускайте одних детей на улицу, внимательно смотрите под ноги, передвигайтесь по асфальтированным или хорошо просматриваемым дорогам. Продолжают поступать данные о результатах варварских обстрелов Донецка со стороны ВСУ и применения украинскими карателями запрещённых мин „Лепесток‟», — предупреждают по телевидению, радио и в смс-рассылках. Карта районов и улиц, где рассеяны мины, постоянно обновляется, речь идёт о нескольких тысячах этих опасных и подлых изделий.

Тем временем, украинские пропагандисты и национально-озабоченные продолжает лицемерить, рассказывая будто «сепары сами себя заминировали», и злорадствовать на тему подрывов мирных людей. Ещё один факт в копилку аргументов о необходимости сноса под корень украинского режима и его оголтелых адептов. Некоторая часть их прячется и в Донецке, где проводит жалкие и смешные «патриотические акции».

 Бумеранги Донбасса: направление удара

 Бумеранги Донбасса: направление удара

В Донецке проукраинские активисты «Жовтої стрічки» («Жёлтой ленты») провели акцию, развесив на некоторых столбах и деревьях жёлтые ленты и разместив наклейки с надписью на украинском языке «Донецк возвращается на Украину». Жалкая кучка подростков-отщепенцев, прячась по кустам, трусливо цепляет тряпки на ветки, называя это сопротивлением «российской агрессии». И до сих пор не понимают, что игры кончились. Однако факт, что проукраинское подполье пытается что-то мутить — сильно раздражает на фоне происходящих событий.

К утру 2 августа артиллерийская канонада в городе усилилась, украинские боевики с уцелевших огневых точек продолжили обстрелы прифронтовых районов и вели контрбатарейный огонь. Понятно, что наступление союзных сил республиканцев и России на донецком фронте преследуется несколько целей. И главная — это сковывание противника. Штурм позиций первой линии ВСУ проблем с обстрелами Донецка пока не решает. Украинская артиллерия бьёт из глубины укрепрайона и с дальних дистанций, поэтому освобождение Донецкой области будет долгим и тяжёлым.

Сейчас более успешным, чем на донецкой линии, выглядит продвижение союзных сил на севере — у Соледара и Артёмовска (Бахмута), где украинский противник маневрирует и перегруппировывается, оставляя часть сил для обороны этих городов, а основные перебрасывает в сторону Краматорска и Часов Яра. Заместитель командующего войсками оперативного командования «Север» ВСУ, бригадный генерал Дмытро Красильников так оценивает обстановку: «В случае потери Бахмута под угрозой окажутся Краматорск, Славянск и донецкое направление. Считаю, что Бахмут, Соледар и Северск нужно удерживать. Захват Бахмута создаёт угрозу для нашей Донецкой группировки, потому что потом их атака на Константиновку приведёт к окружению таких подразделений, как наша Торецкая группировка и так далее». Украинский генштаб прогнозирует, что уличные бои в Артёмовске могут начаться в течение ближайшей недели. Чтобы помешать этому, ВСУ укрепляют позиции южнее Артёмовска, перебрасывают технику и резервы, цепляются за каждый метр. Фронт подходит к городу всё ближе, окраины сотрясаются от разрывов, стрелковые бои идут вдоль трассы. Горят посадки и поля. Наступление на Артёмовск идёт с нескольких сторон: на Вершину, Семигорье, из Новолуганского и в районе Соледара. Кроме непосредственно боёв, союзные силы по пути следования уничтожают засады украинских боевиков и диверсантов.

В Артёмовске жители сидят без света, в районах перебои с электричеством. Над городом был замечен американский вертолёт Chinook. Украинские вояки ненавидят жителей города и жалуются, что они охотно сообщают позиции украинской армии русской разведке. Горожане пишут точные координаты опорных пунктов ВСУ и места размещения техники для наведения российской артиллерии. В городе продолжаются репрессии антагонистов украинского режима, чьи чиновники угрожают людям и заставляют их эвакуироваться.

Городской голова Артёмовска Алексей Рева обещает жителям апокалипсис: «Я хочу, чтобы никто из бахмутян не имел иллюзий, впереди всех ожидает тяжелейшая зима за 30 лет. Тепла в домах и квартирах этой зимой не будет. Неизвестно, будет ли свет и вода. Эвакуируйтесь немедленно». То, что этих благ цивилизации в Артёмовске не будет именно при Украине, Рева умалчивает. А освобождённому от украинской власти городу умереть не дадут. Набирает обороты и тема принудительной эвакуации детей. Этим занимаются ювенальная полиция и власти. Ювеналы обходят каждый дом, где есть дети, выясняя, сколько в семье детей, и почему они остаются в Донбассе. Полиция обещает, что все эвакуированные получат жильё и помощь, также эвакуируют тех детей, у кого хотя бы один родитель согласен на это, мнение второго родителя в расчёт не берётся. Категорический отказ обоих родителей на эвакуацию ребёнка фиксируется полицией, как и причины отказа. По последним данным, за неделю дали согласие на выезд чуть больше 130 семей, продолжают оставаться дома около 25 тысяч человек (это меньше трети довоенного населения). «Объявление Киева об обязательной эвакуации из Донбасса — холодный расчёт сорвать референдум о вхождении ДНР в Россию», — уверен глава ДНР Денис Пушилин.

Обстановка в Артёмовске и возле него продолжает накаляться. Жители негодуют и проклинают украинскую власть и вояк, записывая обращения такого содержания: «Вонючим укропам, которые сейчас находятся в Кодемо и грузят в машины, которые тоже отняли у наших односельчан, всё нажитое ими имущество, а потом повезут это к себе домой. Так вот: подавитесь вы этим всем, твари! Как и тем, что вы насильно выгоняете людей из собственных домов, расстреливаете животных. Бумерангом всё вернётся к вам и вашим семьям обязательно! Так и передайте своим свинорылым».

В соцсетях жители публикуют памятки по выживанию тем, кто решил остаться и пережидать уличные бои. Среди советов — переписать важные контакты из телефонов в блокноты, потому что не будет света и связи, сделать запасы еды, воды и лекарств минимум на неделю, не выходить на улицы после начала уличных боёв, пока не зайдут в укрытие представители союзных сил. На вопросы надо отвечать громко, неукоснительно выполнять приказы. Даже если уличные бои стихли, не выходить из укрытий без острой необходимости, не скрываться в кустах. При подаче сигнала и приказа военными, чётко их выполнять. Написать на укрытии, что в нём находятся люди. Не пытаться поймать связь более чем тремя телефонами в одном месте.

Не ходить по траве и осколкам. Не пытаться переместить или поднять трупы украинских военных. Не пытаться двигать транспорт, блокирующий дороги. Не разгребать баррикады. Если в укрытии под видом гражданских прячутся украинские боевики, сообщить об этом пришедшим освободительным войскам, не подвергая себя опасности. Если известны места, где прячутся ВСУ, также сообщить об этом.

После Артёмовска фронт начнёт двигаться к городам Славянск, Краматорск, Дружковка, Константиновка, Дзержинск. Из Славянска сообщается, что украинские полицаи хватали людей прямо на улице и увозили для проверки. Велись допросы и просмотр телефонов. Их подключали к ноутбукам и изучали через системы восстановления файлов, искали номера ДНР и российские номера. Людям рекомендуют или прятать телефоны, или чистить их так, чтобы было невозможно восстановить из резервного хранилища опасные файлы и телефонные номера.

В Краматорске — похожая картина. Местная администрация буквально выдавливает население из города: город отключают от газа, воды и электричества, но люди всё равно не уезжают. Как рассказал блогер Игорь Гомольский, «при этом ехать людям особо и некуда. Люди уезжают, но быстро возвращаются, поскольку нигде их не ждут, а кое-где очень сильно не любят. В центральных и западных областях Украины, к примеру, за жильё просят 10—15 тысяч гривен в месяц. Плюс — оплата коммуналки. При этом трудоустройство возможно исключительно через военкомат, а местные жители всегда рады указать военным, где проживает беженец. Тем временем „освободившееся‟ жильё в Краматорске занимают украинские военные. Люди возвращаются, а дом или квартира уже размародёрена. Местная полиция гасит конфликты, которые то и дело затевают вояки из западных регионов. Они цепляют людей, провоцируют, бьют. Военкоматы в городе трудятся без сна и отдыха. Повестки вручают у банкоматов, в магазинах и даже в церкви. Настроения в городе: люди боятся и хотят, чтобы всё поскорее закончилось».

В эти опасные и напряжённые дни людям многострадального Донбасса остаётся запастись выдержкой, силой и терпением, постараться выжить и верить в нашу победу. А бумеранги к врагам ещё вернутся и «жёлтые ленты» им не помогут.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector