Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

Некогда богатое и развитое село Александровка, что под Донецком, за 8 лет войны превратилось в призрак: линия соприкосновения проходит прямо по его окраине, вследствие чего село подвергается ежедневным обстрелам. Прилетает сельчанам в основном из соседней Марьинки, временно оккупированной нацистами, от которой до Александровки — рукой подать: 4 километра местные жители, как правило, преодолевают пешком.

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

В Александровке уничтожены много частных домов, несколько раз обстреливалась школа, этой весной приказали долго жить сельский клуб и магазин, расположенные в центре. Водоснабжения нет, электричество — с перебоями, автолавки и гуманитарщики (за редким исключением) не особо желают приезжать туда, где снаряды разрываются чуть ли не под ногами.

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

«Танковый снаряд прилетел ко мне в стену, разорвался в комнате. Вылетели окна, разорвало отопление, вот с 15 марта живём, как бомжи. В крышу тоже две мины влетело», — рассказывает местная жительница Ирина, все годы войны проживающая в Александровке по улице Шевченко.

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

Говорит, что в подвал она уже практически не спускается: за 8 лет подвальной жизни болят суставы, да и попросту надоело.

Её соседка Виктория показывает разрушения в своём доме, отмечая, что что-либо ремонтировать бесполезно, мол, раньше пыталась, но вскоре отказалась от этой затеи, ведь то и дело в сторону её жилища летят осколки.

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

46-летний Николай Кононенко со своей 42-летней супругой Натальей демонстрируют подборку фотофиксаций последствий прямого попадания снаряда в их дом, расположенный по улице Ленина, 3. Он, кстати, второй по счёту от Марьинки, откуда, собственно, в жилище и прилетело.

Мужчина говорит, что снаряд угодил 20 марта: находясь в то время в Марьинке, он видел оттуда, как горел дом его матери, но не смог проехать через украинский блокпост — вояки не пропустили. На тот момент 71-летней Валентины Константиновны, к счастью, в доме по улице Ленина не оказалось. К слову, в 2016 году пожилая женщина была ранена.

 Будни прифронтовой Александровки: «Я видел, как горел дом моей матери, но меня через украинский блокпост не пропустили». Фото, видео

«Всё в руинах, нет ничего, восстановлению не подлежит. Сейчас живём здесь же, в селе, по улице Челюскинцев, где дом пока ещё относительно сохранился. А от маминого осталось пол-туалета и сарай», — жалуется житель подобстрельной Александровки.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector