Борис Рожин: Решающие бои — впереди

Борис Рожин: Решающие бои — впереди

О промежуточных результатах украинского наступления, необходимости «второй волны» мобилизации, подрыве аммиакопровода и возможности заморозки конфликта в эксклюзивном интервью рассказал военный эксперт Борис Рожин. 

— Украинское наступление началось явно не так ярко, как анонсировалось Киевом. В чем главная причина — в недооценке российской обороны или, напротив, в том, что Москва извлекла уроки из событий лета-осени 2022 г.?

— Тут есть оба момента. С одной стороны, даже в заявлениях западной прессы проскальзывает тезис, что ВС РФ обороняются куда лучше, нежели ожидали страны НАТО и ВСУ. Кадры большого кол-ва уничтоженной техники стали своеобразным холодным душем для тех, кто был склонен недооценивать российскую армию. 

В этом плане острая полемика между ЧВК «Вагнер» и МО РФ сыграла с противником злую шутку, углубляя недооценку частей МО РФ перед наступлением ВСУ. За это также пришлось заплатить кровью. 

С другой стороны, ВС РФ действительно извлекли уроки из кампании 2022-го года, как из удачных, так и из неудачных операций. Грамотная подготовка позволила уже в первую неделю нанести противнику огромные материальные и демографические потери при незначительных территориальных потерях в серой зоне. 

Серьезных оперативных успехов противник в ходе наступления 4-12 июня достигнуть не сумел. Но у ВСУ еще достаточно резервов, чтобы попытаться продавить массой хотя бы на одном из участков. Так что решающие бои, определяющие исход Запорожской стратегической оборонительной операции, еще впереди.

— Как можно оценить степень насыщенности боевых порядков ВС РФ личным составом? Насколько адекватны разговоры о необходимости второй волны мобилизации?

— За последние месяцы численность группировки ВС РФ на Украине возросла, как, собственно, и плотность боевых порядков, но, с моей точки зрения, все еще недостаточно. Группировка ВС РФ на Украине для решения стоящих задач должна быть кратно больше, чтобы обеспечивать необходимый перевес по численности для ведения крупных наступательных операций и уменьшить возможности противника по реализации превосходства в численности на отдельных направлениях.

Меры по привлечению контрактников, добровольцев, ЧВКшников, заключенных и т.д. лишь частично решают проблему диспропорции по численности активных группировок. Поэтому мобилизация в том или ином виде видится необходимой и неизбежной. Вполне понятно желание властей не прибегать к подобным непопулярным мерам, поэтому сейчас ставка делается на вышеперечисленные каналы пополнения активной группировки на Украине.

— Недавно ФСБ сообщила о подготовке ГУР теракта с использованием «грязной бомбы»? Насколько реальна данная угроза и на что рассчитывает Киев, планируя подобные акции?

— Угроза такая — более чем реальна. Подготовку таких сценариев выявили еще при захвате документации на ЗАЭС, о чем МО РФ официально заявляло. Возможности для создания «грязной бомбы» на Украине есть, как и возможности завезти ее с территории стран НАТО. В рамках курса на эскалацию войны и недавнее уничтожение Каховской ГЭС, вкупе с атакой на Курскую АЭС и обстрелами ЗАЭС, вероятность применения «грязной бомбы» на Украине или в приграничных районах РФ выглядит существенной.

— Что означает появление образцов военной техники производства КНР у дислоцированных в Грозном подразделений? Речь об одиночных коммерческих закупках или же Пекин постепенно меняет подход к поставкам вооружений в Россию, от чего он ранее воздерживался?

— Китай безусловно оказывает опосредованную поддержку России. Пекину совсем не обязательно что-то конкретизировать или официально заявлять по этому поводу. Точно так же ведут себя Иран, КНДР и ряд других стран. Тяжелой китайской бронетехеники на фронте пока не отмечено, как и крупных китайских дронов. 

Относительно же машин, показанных в Грозном, источник их появления в России до конца неясен, но вполне можно предположить, что китайцы могли быть в курсе закупок этих машин через третьи страны. Ну а насчет значения этой помощи можно отметить, что существенная часть всех дронов в распоряжении наших войск имеют китайское происхождение. Этот рынок полностью насыщен Китаем. И так — еще по целому ряду позиций.

— Почти одновременно с обрушением дамбы Каховской ГЭС украинская ДРГ подорвала аммиакопровод «Тольятти—Одесса». В чем смысл данного теракта и чем вообще обусловлена зацикленность МИДа на данном объекте?

— Аммиакопровод был привязан к зерновой сделке. Так как стороны понимают, что в июле сделку с вероятностью 90% отменят, то и сохранять аммиакопровод в целостности бессмысленно. России все равно его бы не дали запустить. Поэтому он в любом случае работать бы не стал, а его подрыв фиксирует необратимость процессов ведущих к срыву/пересмотру зерновой сделки.

— То есть продления «Зерновой сделки» после явной эскалации, на которую пошел Киев в начале июня, ожидать не стоит?

— Продление зерновой сделки выглядит крайне маловероятным. Эрдоган выиграл выборы, поэтому фактор поддержки Эрдогана снят. Аммиакопровод взорван и также вышел из игры. Ни одно из ключевых требований России не было выполнено.

Поэтому сделка будет либо полностью отменена, либо пересмотрена в рамках договорняков России и Турции на новых условиях.

— Много разговоров о возможности «заморозки» конфликта. Кому более выгоден этот сценарий в краткосрочной (до года) перспективе и кому — в долгосрочной?

Краткосрочная заморозка выгодна Западу, чтобы довооружить Украину, пополнить армию личным составом путем новых волн мобилизации и возобновить войну в удобный момент. России это, понятное дело, не выгодно, так как не решает ни одну из проблем. 

Цели РФ известны и озвучены — переговоры с учетом входа 4 новых регионов в состав РФ, внеблоковая, нейтральная, денацифицированная Украина. Если перемирие не предусматривает достижения этих целей, то оно, очевидно, не выгодно России. В текущих реалиях с нацистским режимом разговаривать не о чем. Исход войны будет решаться на полях сражений.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *