Борис Рожин: Киев источает терроризм

Борис Рожин: Киев источает терроризм

Эксклюзивное интервью о ситуации на украинском театре военных действий

— Разрекламированное наступление на Херсон ВСУ не просматривается. Если не считать за него попытку расширить плацдарм налевом берегу Ингульца. Как выглядит динамика на этом участке фронта?

— Здесь продолжаются позиционные бои с периодическими попытками ВСУ атаковать небольшими силами на Криворожском и Никопольском направлениях. Последние попытки закончились не очень удачно для ВСУ, но они наверняка будут повторяться. Прямое наступление на Херсон со стороны Николаева выглядит маловероятным. 

Как максимум, могут попытаться уменьшить плацдарм ВС РФ на правом берегу Днепра. 

ВС РФ проводят накопление сил на Николаевском направлении, ввиду чего противник заговорил о возможном наступления ВС РФ на Николаев. 

Удары по мостам принципиального изменения в динамику боевых действий пока не внесли.

— Позиции ВСУ  в Авдеевке несколько суток утюжат артиллерия и ВКС. Активизация у Красногоровки, Марьинки, Песок. Как освобождение указанных н.п. скажется на обстрелах донецко-макеевской агломерации с учетом того, что у противника с западными поставками выросла география обстрелов?

— Освобождение данных населенных пунктов помешает противнику использовать часть артсистем для обстрела города, но следует учитывать, что наличие тяжелых РСЗО и ОТРК сохраняют для ВСУ возможность обстреливать Донецк даже из района Красноармейска. 

Тем не менее, продвижение на указанных участках безусловно снизит общую интенсивность обстрелов Донецка и других н.п. Донецкой агломерации.

— Каналы сообщают о концентрации сил ВСУ на Брянском и Харьковском направлениях (кроме Херсонского). Что может предпринять противник здесь, учитывая, что активность купируется артиллерий ВС РФ?

— На Харьковском направлении противник, с одной стороны, обеспечивает оборону Харькова, Чугуева и Золочева и удержание текущей линии фронта, для чего необходимы резервы. 

С другой стороны, могут последовать локальные наступательные действия с целью отбить несколько поселков, ранее занятых ВС РФ. В направлении Брянской области можно ожидать интенсификации обстрелов и действий ДРГ противника. 

Если говорить о рисках наступления ВСУ, то более вероятны (помимо Херсонского) – Запорожское направление (Васильевка, Токмак, Пологи) и Балаклея на Изюмском направлении.

— По моим данным, противник пытается продвинуться на Волновахском направлении. На что рассчитывает? 

— Своей активностью на этом направлении противник пытается улучшить свое тактическое положение, а также отвлечь наше командование от операций на Донецком и Артемовском направлениях, заставив перебросить сюда дополнительные силы для стабилизации фронта. 

В текущих реалиях серьезное продвижение противника к Волновахе не представляется возможным. Наступление у Угледара показало, что цена даже за один занятый поселок, вроде той же Павловки, оказывается слишком большой при минимальных тактических выгодах.

— Провокации последних дней с «кастрацией» «украинского пленного», обстрелом Хаймарсами колонии в Еленовке и гибелью пленных «азовцев» свидетельствуют о выходе информационной войны со стороны Запада на новый уровень. Чего нам ждать еще? Ударов по ЗАЭС?

— Я бы ожидал не только новых ударов по объектам инфраструктуры на освобожденных территориях и по складам боеприпасов/ГСМ, но и дальнейшей активизации террористической деятельности на территории РФ. 

Эта деятельность получит полную и безусловную поддержку Запада, который поддержит любые террористические атаки против РФ, при необходимости, содействуя им. 

Отсюда и необходимость рассмотрения вопроса о стигматизации наших противников как террористов на официальном уровне – это касается как исполнителей, так и организаторов на Украине и за ее пределами.

— Верно ли утверждение, что Украина воздерживается от ударов по Севастополю, Крымскому мосту, Белгороду и Курску из-за опасений сохранности правительственного квартала в Киеве?

— Как видим из сегодняшнего теракта в Севастополе и продолжающихся обстрелов приграничных областей, шайка Зеленского за правительственный квартал в Киеве не особо переживает. Озвученные угрозы ударов по центрам принятия решений шайку Зеленского не особо впечатляют и тем более не впечатляют ее спонсоров. Поэтому, на мой субъективный взгляд, необходимы более точечные и демонстративные удары по центрам нацистского режима на Украине, начиная от областных ОГА и заканчивая зданиями СБУ и ГУР МОУ в Киеве и других городах – по факту они ничем не отличаются от региональных офисов ИГИЛ в Сирии и Ираке в 2014-2018 гг. С моей точки зрения, сейчас это законные военные цели.

— Как может сказаться на боевых действиях на Украине эскалация ситуации на Тайване?

— В случае гипотетического начала боевых действий в Тайваньском проливе, очевидно, это скажется на объемах поставок оружия на Украину, так как США будут вынуждены, по сути, воевать на два фронта. Плюс экономическое цунами после начала войны на Тайване очень сильно ударит по Европе, что грозит ей еще более страшными последствиями, нежели отказ от российского газа. 

Поэтому, с точки зрения операции на Украине, обострение кризиса вокруг Тайваня объективно выгодно РФ, так как отвлекает часть сил противника на другой ТВД.

— Что даст киевскому режиму мобилизация женщин? Когда у Киева начнется мобилизационный голод?

— Это даст еще немного пушечного мяса. 

При продолжении боевых действий в текущей интенсивности живой силы для восполнения больших потерь ВСУ хватит еще на много месяцев вперед при общем снижении качества личного состава. 

Мобилизованные женщины позволят высвободить мужчин для фронта. 

Стратегия войны до последнего украинца предполагает, что выгребать на фронт будут все, что можно, без остатка. Жертвы для организаторов этого конвейера не принципиальны. Это расходный материал.

— Почему мы не работаем по центрам боевого управления и ключевым фигурам военного руководства противника?

— Пока что самые громкие удары такого рода – удар по штабу ОТГ «Север» и удар по командованию ВВС Украины в Виннице. 

С моей точки зрения, такие удары желательны и необходимы куда чаще. 

— Будет ли результат от договоренностей с Ираном в плане поставок России ударных БПЛА?

— Полагаю, это весьма вероятно. Поставки, скорее всего, будут легализованы через организацию совместного производства дронов на территории России.

— По мнению военных, тыловое обеспечение воюющих группировок, мягко говоря, оставляет делать лучшего. Изменится ли ситуация в этом плане почти через полгода с началом СВО, и что нужно менять в первую очередь?

— Ситуация несколько улучшилась по сравнению с первыми месяцами, но в вопросах снабжения еще сохраняется масса проблем, которые помогают отчасти закрывать гражданские гуманитарные организации. 

Тут еще предстоит много работы по повышению системной государственной аккумуляции средств, повышения оперативности закупок необходимого и скорости завоза необходимого в войска. Общество тут готово полностью помогать государству – основные проблемы видятся в неповоротливости различных элементов бюрократической машины и неготовности логистических структур к ведению боевых действий на столь обширном ТВД, который требует более сложной и разветвленной системы логистики, чем, скажем, в Сирии, не говоря уже об общих объемах необходимого. 

Это объективная проблема и она решается, пусть и не так быстро, как мне или вам хотелось бы.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector