Большие надежды маленьких котлов. Шагреневая кожа для украинской группировки

 Большие надежды маленьких котлов. Шагреневая кожа для украинской группировки

Прошли 90 дней спецоперации союзных сил по освобождению Донбасса. И теперь можно констатировать наступление перелома на луганском и донецком фронтах и в ходе боевых действий, и в расширении занятых территорий, и в сознании вояк украинской группировки. Оборону ВСУ можно сравнить со зданием под снос: фасад ещё выглядит прилично, а внутри уже и перекрытия обрушиваются, и стены проедены плесенью.

Развалюха упорно цепляется за фундамент, но каждый удар пробивает новые бреши. Приблизительно так работает тактика «малых котлов» для противника, ставка на которую была избрана после ряда неудач и потерь лобовых штурмов. Нащупав слабые места, туда били, пока рубежи ВСУ не начинали сыпаться. «Работа нашей артиллерии была настолько интенсивной, что некоторые позиции украинцев выглядели как вулканические кратеры и по размерам, и по обугленности», описал обстановку донецкий артиллерист с позывным Синус.

Но ситуация возле столицы ДНР — Донецка, как и у Ясиноватой, Горловки, остаётся сложной. На западном фронте у Донецка возле Марьинки, Угледара, Курахово ВСУ продолжают оказывать сопротивление. Из Новомихайловки и Красногоровки по-прежнему ведутся обстрелы Донецка, но в последние дни их стало меньше. Вероятных причин несколько — или «снарядный голод», или из-за переброски части артиллерии в другие места. На южных окраинах Донецка в стороне с. Сладкое, Степное главной проблемой остаётся санитарная, так как в полях ещё попадаются неубранные тела украинских вояк, они находятся на заминированной местности и вытаскивать их пока некому. С похожей проблемой столкнулся и Мариуполь. На открытых пространствах наведён порядок, но после ливней стали обнажаться поверхностные захоронения у домов и обочин. Взятие образцов ДНК, идентификация добавят работы судмедэкспертам…

Самой горячей точкой боевых действий остаётся северо-запад Донецка. Идёт продвижение к п. Пески и у Авдеевки. Сводные подразделения Первой Славянской бригады, сотой бригады и других отрядов со стороны константиновской трассы подошли к району Старой Авдеевки, но о штурме или авдеевском котле пока говорить преждевременно. Позиции ВСУ отрабатываются артиллерией и авиацией союзных сил ежедневно. В самой Авдеевке, окраины которой превращены в мощный укрепрайон, людям выживать всё труднее.

Из-за отсутствия газа жители пытаются запастись дровами, приходится самоорганизовываться в мини-коммуны, иногда целыми дворами устраивают полевые кухни, чтобы приготовить еду и нагреть воды. Связь работает с перебоями и не везде. В Старой Авдеевке она практически отсутствует, как и интернет. Местная жительница рассказала, что с большим трудом дозвонились родственникам в Старую Авдеевку, там «очень громко и без слышны залпы и сильные стрелковые бои у сёл Весёлое и Красногоровка, передовые дозоры ДНР видели в полях за заводом». В Авдеевке не найти работающих аптек, начался дефицит продуктов, нет то воды, то света. Въезд и выезд в город стал сложным — украинские вояки не пропускают на блокпостах, ссылаясь на боевые действия. Некоторым жителям удаётся выехать, подкупив или уговорив вояк. Эвакуационных автобусов становится всё меньше. Из этого жители делают вывод, что ожидается блокада города. Положение ВСУ у Авдеевки ухудшается: город обходят с разных сторон, чтобы перерезать снабжение, нарушить связь. Основные силы украинские вояк вцепились в город, но известно, что два взвода 115-й бригады теробороны в районе Авдеевки отошли со своих позиций.

Есть опасения, что территория крупнейшего в Европе градообразующего предприятия Авдеевский коксохимзавод, принадлежащего одиозному олигарху Ринату Ахметову, может использоваться украинскими вояками как зона боёв по аналогу «Азовстали» в Мариуполе. И признаки этого есть. Сейчас завод отключён от газоснабжения, все цеха переведены в режим холодной консервации. Возле завода украинцы уже понатыкали свои огневые точки. Мэр города перестал появляться на публике. Как считают авдеевцы, «он уже стал „на лыжи‟ вместе с руководством АКХЗ. Всё заводское начальство спешно выехало, бросив людей. Выехало всё заводоуправление, никому ничего не сообщили и не предупредили. Когда начала поступать информация об эвакуации, рабочим даже не предоставили транспорт, чтобы добраться домой». При этом пиарщики олигарха бодро отрапортовали, как вывезли 300 членов семей коксохимиков из Авдеевки и украинского Нью-Йорка (Новгородское, тоже в зоне боёв) в пансионат Днепропетровской области, но промолчали, как бросили остальных, видимо, малоценных кадров.

Самое интересное происходит на севере Донецкой области возле городов Красный Лиман, Соледар и Артёмовск (Бахмут). Там союзные силы развивают успех. Скрипя зубами, это вынуждены признать даже рупоры украинской пропаганды и официалы, чьи сообщения становятся всё мрачнее: «При поддержке артиллерии и авиации враг ведёт наступление к городу Лиман. На Бахмутском направлении противник наступает в районах населённых пунктов Липово и Белогоровка». Но украинцы продолжают сильно недоговаривать о плачевном положении в том районе. На самом деле, фаза освобождения города Красный Лиман от Украины завершается, в освобождённых кварталах Росгвардия проводит зачистку, а ряд посёлков Краснолиманского района уже перешли в подчинение енакиевской администрации ДНР. К жителям этих посёлков приезжал глава республики Д. Пушилин, обещал помощь и поддержку. Ценность Красного Лимана в том, что там находится крупный железнодорожный узел, который обеспечивает прямое сообщение с Россией, Славянском, Северодонецком.

Неуклонно фронт приближается и к Соледару. В городе (вместе с Белокаменкой, Свердловкой и Солью) из 10—12 тысяч жителей осталась приблизительно четверть. Прохожих на улицах очень мало. Мобильная связь и свет пока есть, вода поступает с перебоями. Продуктового дефицита в магазинах нет, но цены галопируют, а денежные запасы населения невелики. К тому же, крупнейший завод по добыче соли — «Артёмсоль» остановился. Запасы готовой продукции с него были вывезены в апреле, теперь предприятие в простое. После освобождения Соледара «Артёмсоль» получит внешнее управление ДНР, а Украина будет ввозить такой стратегический продукт, как соль, из-за границы. Захватывать соляные шахты, чтобы там обороняться, украинские боевики вряд ли решатся — отключение вентиляции быстро поставит точку в такой авантюре.

В Артёмовске сейчас находится украинская группировка, которая могла бы оказать помощь окруженцам северодонецкого и лисичанского гарнизонов, но угроза самому Артёмовску вынуждает срочно строить оборону на месте. Поэтому ВСУ оборудуют позиции и укрепляются возле города. По рассказам местных жителей, по п. Ступки разъезжают укропы и интересуются, где в районе пустые дома, чтобы там расселиться, и начали копать окопы. Время их истекает, так как союзные силы находятся в 15 км от Артёмовска. В городе перестал работать хлебокомбинат, люди делают запасы еды, хозтоваров. В городскую больницу привозят много раненых украинских вояк с лиманского направления, лекарств и препаратов крови на них не хватает. Украинская полиция эвакуировалась в Краматорск, остались немногие сотрудники. Перед бегством артёмовский мэр-казнокрад Рева, которого жители дружно презирают и ненавидят, вывез производственную линию хлебокомбината и весь заводской транспорт в Кременчуг. Любопытно, что украинские чиновники спасают свою шкуру и деньги по одной схеме, только в разных городах. Так и будут бегать теперь: из Артёмовска в Кременчуг, из Кременчуга скоро — ещё дальше.

Пока чиновники мечутся, пособники оккупантов чистят личные страницы соцсетей с призывами «резать русню», а тероборона не бросается под танки с «коктейлями Молотова», растёт количество дезертиров из украинской армии и перебежчиков на сторону ДНР. Почти каждый день с разных участков фронта складывают оружие десятки вояк. Процесс пока не обвальный, но тенденция хорошая. Некоторые пытаются избежать неизбежного. На днях в приазовском селе в черте Мариуполя, освобождённом уже несколько недель назад, правоохранители получили информацию о подозрительном поведении местной жительницы, скупавшей продукты в количестве, превышающем её личные потребности. Во время визита к ней донецкие бойцы сразу заметили её нервозность и озлобление. Обыск придомовой территории привёл к погребу, где прятались несколько украинских морпехов. Сопротивляться не стали, сдались. «Героические» морпехи так долго держали «оборону» своего схрона, что уже сами устали от него. На освобождённых территориях ещё не везде пришёл мир. ВСУ накрывают огнём посёлки, а диверсанты применяют тактику так называемых кочующих миномётов, когда мобильная группа подъезжает на микроавтобусе, использует миномёт 82 мм и быстро покидает место. Такие случаи были зафиксированы несколько раз.

В Луганской области союзные силы добивают противника, ставленники украинского режима уже этого не скрывают. «Россияне наступают на Луганщине по всем направлениям одновременно. Атакуют Северодонецкое направление, Горскую громаду со стороны Золотого и Екатериновки, возле Попасной со стороны Камышевахи, и нашу Белогоровку. Северодонецк едва жив. Трасса Лисичанск-Бахмут полностью простреливается», — паникует пока ещё губернатор остатков Луганской области Сергей Гайдай. «Нам бы пришлось оставить Светлодарск в любом случае. Иначе там была бы братская могила феерических размеров», признают украинцы.

Светлодарская дуга была мощным украинским укрепрайоном, с несколькими линиями обороны, жёсткое противостояние здесь шло все восемь лет. Теперь сопротивление врага сломано, Светлодарск стал первым городом, который союзные силы освободили без боёв. Земля Донбасса, над которой долго издевались украинские боевики, теперь ведёт себя как шагреневая кожа. Она сжимается и горит под ногами тех, кто мнил себя вершителями судеб.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector