Атаки ВСУ: запал не исчерпан

 Атаки ВСУ: запал не исчерпан

Сколько бы ни продвигались нарративы, что украинское наступление сорвано и захлебнулось, противник истощился в штурмах, сдаётся в плен пачками и несёт непомерные потери, настоящая обстановка на фронте далека от оптимистической. Победные реляции умалчивают, что в обороне бои не выигрываются, потери от массированного вражеского артогня и атак роёв беспилотников обескровливают и наши силы, проблема с контрбатарейной борьбой встала ребром, дефицит боеприпасов не преодолён, а враг методично давит на всех участках, меняет тактику боевых действий, наращивает собственное производство оружия, получает всё больше западного вооружения, а главное — имеет в распоряжении пока ещё неисчерпаемый запас солдат и офицеров, в том числе, опытных и прошедших обучение на Западе.

В сводках месяцами фигурируют одни и те же точки — Работино, Урожайное, Серебрянское лесничество, Клещеевка и другие, почти пропало упоминание Угледара и Марьинки, где, по уверениям разных спикеров, «осталось взять лишь несколько улиц», так и не сомкнулись обещанные военкорами «авдеевские клещи». Чтобы избежать упоминаний об отходе, используются эвфемизмы «серая зона» и «посёлок полностью разрушен и не имеет ценности». Ожесточённые бои ведутся за неизвестные деревни, а украинских боевиков пытаются выбить из тех мест, что ещё год назад были от них зачищены. Интенсивность атак противника такова, что, например, на южнодонецком и артёмовском участках фронта их может быть более трёх за сутки. Уже понятно, что накал боёв не ослабнет и этой осенью.

Дроны атакуют роями

Как рассказал боец с позывным «Баркас», воюющий на авдеевском направлении возле Донецка, у украинских вояк по-прежнему тотальное превосходство в беспилотной авиации.

«Висят над головами постоянно, охотятся даже за нашими бойцами-одиночками. Начали делать сбросы чем-то мощнее, чем гранатами. Недавно из-за этого потерял ногу наш боец из миномётного расчёта. У нас есть два времени суток, когда не видят украинские БПЛА, и можно более-менее передвигаться. На рассвете и при закате, когда всё серое, приборы БПЛА плохо видят. В сумерках есть час — минут сорок, когда уже не темно, но ещё и не светло, и вот тогда мы по полной это используем. Антидроновое ружьё, которое у нас есть, хорошо поработало месяца три и отказало. Больше не эффективна и „глушилка‟, которую нам привезли волонтёры, и она первое время хорошо справлялась с подавлением сигналов. Но враг очень быстро приспосабливается, быстро меняет частоты, успешно использует какие-то новые системы РЭБ. А мы сделали обрез из охотничьего ружья и бьём по дронам картечью, как по уткам. Это, конечно, смешно звучит, но по низколетящим целям неплохо работает — и сбивает, и отпугивает», — говорит он.

Боец с позывным «Малой» из Первого Донецкого армейского корпуса рассказал, что недавняя атака украинцев на посёлок Опытное под Донецком была странной: «Прошли по посадке, но их задавили артиллерией. Заодно потом ещё 4 позиции забрали у укров. Из собранных у убитых документов выяснилось, что в штурмовых рейдах участвовали опытные вояки, ветераны АТО, которые много лет воевали против нас. В связи с этим размышляем, в чём был смысл им идти как камикадзе? Какая именно задача ставилась?».

«Малой» также говорит, что перед атакой в небе роились беспилотники, не давали поднять головы и вели охоту на наших артиллеристов. В целом, по словам наших бойцов, в последние несколько дней противник возле Донецка значительно уменьшил свою боевую активность и количество обстрелов. Чем вызвано это внезапное затишье, пока неясно.

По сообщению других бойцов с передовой известно, что ВСУ стали наносить на некоторые свои дроны-камикадзе химические реагенты, вызывающие ожоги при прикосновении. Часть беспилотников не достигают целей и под воздействием наших РЭБ падают в поля. Чтобы нанести вред и исключить возможность перепрошивки и обратного использования БПЛА, враг стал использовать специальные реагенты.

Беспилотной авиации противник придаёт особое значение. На Украине уже обучили более 7 тысяч операторов дронов для ВСУ, в настоящее время на Украине функционируют свыше 20 школ для их обучения. Об этом заявил министр цифровой трансформации Михаил Фёдоров. «Мы уже законтрактовали свыше 3,8 тыс. комплексов БПЛА более чем на 4,1 млрд гривен (свыше $112,1 млн), а также обучили более 7 тыс. операторов дронов. Наша цель — научить 10 тыс. человек, поэтому мы двигаемся в этом направлении. Сейчас на Украине работает более 20 школ, где люди могут освоить навыки управления дронами. Ежемесячно их число увеличивается на одну-две. Также почти у каждого производителя дронов есть своя внутренняя школа», — рассказал украинский чиновник о развитии так называемого проекта «Армия Дронов». Министр также отчитался, что недавно были укомплектованы оборудованием три новые роты ударных беспилотников, и количество продолжает увеличиваться.

Заявлено, что на Украине собрали более 13,6 млн долларов на морские беспилотники, один из которых стоит около $273 тыс. В эту стоимость входит сам дрон, видеосистемы, модули связи, боевая часть, станция управления, система транспортировки и хранения, центр обработки данных.

Всего выделено свыше 855 млн долларов на приобретение беспилотников для ВСУ.

Эксперты отмечают, что очередной пакет военной помощи США киевскому режиму в объёме около 1,3 млрд долларов не случайно содержит много высокотехнологичных беспилотников, барражирующих боеприпасов и систем противодействия. Это БПЛА Phoenix Ghost и Switchblade, системы противодействия БПЛА от австралийской компании DroneShield, радары, сенсоры, аналитические системы. Происходит массовое насыщение украинской армии комплексными системами ситуационной осведомлённости и управления боем, нацеленность на достижение решающего преимущества. Переход ВСУ на стандарты НАТО идёт полным ходом и охватывает всё новые области военного дела. Темпы такого перехода превосходят подобные процессы в странах Восточной Европы и Балтии, и если они сохранятся в нынешних временных и материальных объёмах, то через год-полтора это будет уже совсем другая украинская армия.

Болевые точки нашего фронта

Боец армейского корпуса ЛНР Андрей Морозов, позывной «Мурз», бьёт тревогу: «Начались у нас трудности с артиллерией. И снарядов мало, и ответка быстро приходит. Начали использовать танки в качестве эрзац-самоходок. И уже год как стрельба танков с закрытых огневых позиций — повсеместная норма жизни. Снарядов сначала хватало старых, потом стали приходить новые, тоже вроде нормальные, а потом вот что прислали. Танковый осколочно-фугасный 125-мм снаряд 3оф26 есть, а взрывчатки в нём… нет (там не тротил, а гексал, поэтому есть промежуточная втулка под взрывателем — тротил заливается, а гексал — запрессовывается). Люди постреляли снарядами, снаряды не взрываются, взяли взрыватели отдельно проверили — взрыватели нормальные. Открутили втулку у снаряда, а под ней — пустота. Если реально хочется ответственности для тех, кто этот снаряд сделал (а этого любому фронтовику, который с таким столкнётся, очень захочется), то почему в кадре нет маркировки снарядов? Которая не только на ящики наносится, но и на снаряды. На каждый снаряд. Помимо калибра, массового знака и маркировки взрывчатки, которой снаряжён снаряд, на корпусе снаряда должны быть шифр завода производителя — номер партии — год. Но на этой партии мы не видим ничего. А хотелось бы. Для предметного разговора».

Пока враг использует своё преимущество в дальности артиллерии и плотности её работы, у наших сил нарастают проблемы с контрбатарейной борьбой. Они таковы, что замалчивать их не выходит. Первым об этом заявил замглавы Росгвардии по ДНР Александр Ходаковский: «В очередной раз хочется отметить наш низкий уровень контрбатарейной борьбы».

«По нам бьют, а мы молчим», — возмущён военкор Сладков. Он сообщает, что у наших войск отсутствует такая тактика, как контрбатарейная борьба, и не только на запорожском направлении, а в целом на фронте. Сладков говорит, что причина известна, но озвучивать её он не будет. О недостаточности контрбатарейной борьбы и плохой обеспеченности передовых частей заявил и Сергей Кургинян, политолог и лидер движения «Суть времени», чьи бойцы воюют в Донбассе с 2014 года. Он отмечает, что на передовых позициях в зоне СВО российские войска выстаивают благодаря героизму и настаивает на необходимости перехода страны на рельсы стратегической мобилизации.

Среди других назревших проблем, требующих немедленного решения, называются плохая связь, слишком долгий промежуток между запросом на помощь и принятием решения по её оказанию, недостаточное применение авиации, отсутствие ударов по мостам и рокадам, по которым продолжается снабжение и подвоз резервов украинской армии.

Военкор Святослав Голиков считает слабым разведывательное обеспечение и планирование контратакующих действий, что наряды выделяемых сил и средств не соответствуют поставленным задачам, прибывающие резервные подразделения не вводятся в обстановку и получают противоречивую информацию, должное артиллерийское обеспечение действий штурмовых групп отсутствует. «Пользуясь превосходством в огневой мощи и в беспилотных средствах воздушной разведки и корректировки, противник наносит действенное огневое поражение нашим контратакующим подразделениям, достаточно легко заманивает наши штурмовые группы в огневые мешки, наша пехота несёт тяжёлые и неоправданные потери. Непродуманные и необеспеченные контратаки чреваты стачиванием наличных ресурсов и имеющихся в запасе резервов, обвалом обороны на прилегающих высотах и взятием противником под огневой контроль рокады Горловка — Бахмут с вероятным последующим перехватом этой рокады».

Позиционные тупики и оперативные просторы

Самая тяжёлая ситуация — артёмовский участок фронта. У Клещеевки и Андреевки обстановка деградирует. Прилегающие высоты — под контролем противника (5-я штурмовая бригада, штурмовой батальон «Айдар» и ОШБр «Азов», запрещённые в РФ как террористические организации). Интенсивные бои здесь не прекращаются последние несколько недель, сражение идёт за каждый опорник и каждую высоту. Военкор Андрей Коц констатирует: «Заезжали в Артёмовск по темноте, потому что днём туда заезжать — самоубийство. Противник держит под огневым контролем практически все дороги к Артёмовску. Там стаями летают FPV-дроны противника, ВСУ активно работают артиллерией, кассетными боеприпасами».

Южнодонецкое направление. Под Новомайорском (Волновахский район ДНР) атаки ВСУ захлебнулись, это признал и сам противник. А наша разведка сообщает, что враг ведёт перегруппировку, стягивает подкрепления, пополняет боекомплекты. Отмечается постоянное применение кассетных боеприпасов, ракет «Хаймарс» даже по одиночным пушкам и небольшим расположениям бойцов.

Украинский генерал Дмитрий Герега жалуется, что армия России на юге обустроила «слишком много заграждений». Для преодоления минных полей необходимо значительное количество инженерно-сапёрных подразделений, у которых не хватает необходимой техники. Сформировано пять новых инженерно-сапёрных батальонов. Часть их состава — 350 человек — прошла подготовку за границей. Также ВСУ получили от Запада до 100 единиц спецтехники для создания проходов через российские заграждения (инженерные танки, установки и заряды разминирования, танковые мостоукладчики и т.д.). Но полностью западная техника для преодоления заграждений ещё не была задействована.

На Купянском направлении ВС России продолжают наступление. Вот уже около месяца фигурирует в официальных сводках село Синьковка. По данным МО РФ, Вооружённые силы России за последний месяц значительно расширили зону контроля на купянском направлении вблизи населённых пунктов Синьковка и Петропавловка. Военные аналитики считают, что бои за Купянск заставляют противника снимать подразделения с более важных для них запорожского и донецкого направлений. Вооружённые силы РФ пресекают попытки украинской армии восстановить снабжение своей группировки через реку Оскол в Харьковской области. Также сообщается, что российская армия хорошо продвинулась и закрепилась на опорных пунктах. На этом участке фронта украинцы перешли в оборону и сейчас стягивают резервы. При этом украинские эксперты пытаются подготовить свою публику к вероятным поражениям.

«Если и услышим, что там пойдёт большой корпус вперёд и что-нибудь захватит — надо к этому спокойно относиться. Некоторые битвы могут быть и проиграны», — заявил недавно военный эксперт Пётр Черник, отметив, что армия России планирует осуществить наступательную операцию на Лимано-Купянском направлении, готовится к ней и может выйти на оперативный простор.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *