Ампутация памяти. В Киеве ещё остаются люди, неравнодушные к судьбе его улиц и монументов — Новости для меня

Ампутация памяти. В Киеве ещё остаются люди, неравнодушные к судьбе его улиц и монументов

 Ампутация памяти. В Киеве ещё остаются люди, неравнодушные к судьбе его улиц и монументов

Идея тотальной зачистки города от всего, что связано с советской историей, дерусификация и декоммунизация всех объектов и топонимов вызвали неоднозначную реакцию в обществе, которая вылилась в соцсети.

Одни в ура-патриотическом угаре требуют снести и переименовать всё до основания. Другие предлагают включить голос разума и не рубить с плеча. По мнению адекватной части киевлян, без концептуальных подходов и широкого общественного обсуждения такие решения принимать ни в коем случае нельзя.

Директор аналитико-исследовательского центра «Институт города», кандидат физико-математических наук Александр Сергиенко обратился к депутатам Киеврады с открытым письмом.

В нём учёный указывает на то, что в их решении № 4571/4612 от 15 апреля 2022 года определены цели переименования: 1) ослабление информационного и культурологического влияния московского нарратива на мировоззрение киевлян; 2) создание предпосылок для невозможности агитационно-пропагандистской деятельности враждебно настроенных к Украине лиц; 3) деколонизация топонимики в городе Киеве.

Однако, по мнению Сергиенко, прежде чем что-то сносить или переименовывать, нужно чётко обосновать необходимость. В опубликованном на сайте Киеврады «чёрном» списке из 467 улиц нет никакого обоснования, почему именно эти улицы попали под раздачу, и кто определял их перечень. «Какой московский нарратив имеют названия Ясногорская и Яснопольская? Может, несут в себе печать колонизации Украины в прошлом?», — недоумевает учёный.

Но ещё больше его удивляет решение переименовать станцию метро «Берестейская». Инициатива её дерусификации принадлежит начальнику киевского метрополитена Брагинскому, у которого это название, вероятно, вызывает ассоциации с белорусским городом Брест. На самом же деле, поясняет учёный, станция была названа в честь старинного города древлян Берестье, который упоминается в «Повести временных лет» в связи с борьбой сыновей Владимира Великого за Киевский престол. «Причём здесь вообще Беларусь, московский нарратив и колониальное прошлое?», — спрашивает у чиновников автор письма. И дальше приводит целый ряд имён из «расстрельного списка», составленного Киеврадой, судя по всему, составленного по принципу: русские и советские. Среди них:

Анна Ахматова — киевлянка, великая поэтесса, известная своей антисоветской позицией, которая подверглась преследованиям сталинского режима. Вместе с ней «под раздачу» попали известные поэты Маяковский и Цветаева, которые тоже имели сложные отношения с советской властью и сложную жизнь, оба наложили на себя руки, но остаются выдающимися деятелями мировой культуры.

Мыкола Бажан — украинский поэт-классик, переводчик, культуролог, энциклопедист, философ, общественный деятель, академик Академии наук УССР, главный редактор «Украинской советской энциклопедии». В своё время выдвигался Гарвардским университетом на соискание Нобелевской премии, но отказался от этой чести (вероятно, опасаясь повторить судьбу Б. Пастернака).

Михаил Булгаков — великий писатель, уроженец Киева, который написал антисоветские по своей сути повести «Собачье сердце» и роман «Мастер и Маргарита», где даёт свою интерпретацию последних земных дней Иисуса Христа. Но ему не могут простить «Белую гвардию».

Амвросий Бучма — выдающийся украинский актёр и режиссёр, был приговорён к смертной казни в царской армии во время Первой мировой войны за пощёчину офицеру, один из корифеев украинского театра, сыграл впервые Тараса Шевченко в украинском кино.

Раиса Окипная — прима Киевского оперного театра, подпольщица, разведчица во время Второй мировой войны, боролась с немецко-фашистскими захватчиками, разоблачена в 1942 году, подверглась истязаниям и была казнена гестапо. Своим решение Киеврада, по сути, может казнить её вторично — уничтожив память о ней.

Константин Паустовский — правнук выходца из Запорожской Сечи, имеет глубокие украинские корни от обоих родителей. В детстве и юности долго жил в Киеве, после Октябрьского переворота вернулся на Украину. Участвовал в боях в рядах Сердюкской дивизии гетмана Скоропадского. В своей автобиографической повести «О жизни» описал события 1917—1920 годов в Киеве.

Много вопросов вызывает у Александра Сергиенко включение целого ряда поэтов и прозаиков в список Киеврады — Леонида Первомайского, Натана Рыбака, Семёна Скляренко, Юрия Смолича, Николая Трублаини, Василия Чумака. По мнению учёного, с которым нельзя не согласиться, независимо от их идеологических взглядов, все они являются выдающимися деятелями украинской культуры. Вычеркнув их, мы отсекаем целый пласт национальной культуры, обедняем народ.

В конце своего письма учёный призывает депутатов очень осторожно подходить к историческим и моральным оценкам, которые они собираются вынести своим решением. Иначе, предупреждает он, «история повторится или посмеётся над вами, как уже бывало не раз».

Прислушаются ли киевские депутаты к доводам учёного, покажет ближайшее время. Рискну предположить, что даже письмо не прочитают. Весьма показателен в этом смысле недавний эпизод. Памятник Булгакову на Андреевском спуске решили обложить мешками с песком, чтобы сохранить от возможного обстрела города. Узнав об этом, народный депутат Инна Совсун от партии «Голос» (в прошлом замминистра образования Украины), отреагировала так: «Зачем его защищать? Булгаков всегда был украинофобом. Сегодня мы это критически переосмысливаем. Достаточно ли любому родиться и вырасти на территории Украины, чтобы его восхваляли и ставили ему памятники?» Дама считает, что дерусификация Киева слишком запоздала и потому должна проводиться безжалостно и радикально.

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector